Год хорошего ребенка

Категория Эдуард Успенский

Глава первая ПИСЬМО ИЗ ГОЛЛАНДИИ

Год хорошего ребенка Читать повсть Эдуарда УспенскогоЭто началось ранней теплой желтой осенью в самом начале учебного года. На большой перемене в класс, в котором учился Рома Рогов, вошла классная руководительница Людмила Михайловна. Она сказала:

— Ребята! У нас случилась большая радость. Наш директор школы вернулся из Голландии. Он хочет с вами поговорить.

В класс вошел директор школы Петр Сергеевич Окуньков.

— Ребята! — сказал он. — Я три дня был в Голландии и многое понял. Там очень интересуются нашей страной. Я привез вам письма от голландских мальчиков и девочек. Вы будете с ними переписываться. Письма получат те ученики, которые лучше учатся.

Он взял со стола классный журнал.

— Так, посмотрим, кто тут из вас радует администрацию школы. — Он внимательно просматривал отметки за первую четверть. — Муравьев — круглый отличник. Получай.

Он вручил Алику Муравьеву большой, самый красивый конверт. Весь класс порадовался за Алика. Надо сказать, что Алик был удивительный человек. Одновременно любимец администрации и ребят. Потому что он совмещал в себе противоположные вещи. Хорошо учился, хорошо себя вел, был чистый и аккуратный, и в то же время такой же чистый и аккуратный шлялся по всем стройкам, запросто мог подраться с ребятами из соседней школы и влезть по трубе в учительскую, чтобы исправить отметку в классном журнале.

— Антонов! — сказал директор.

И Антонову был вручен конверт. Антонов не был такой разносторонней личностью, как Муравьев, он никуда не лазил, ни с кем не дрался. Был обыкновенным старостой и отличником.

Всем ребятам, которые учились хорошо, были вручены красивые яркие конверты с письмами передовой молодежи из Голландии.

В руках у Петра Сергеевича остался последний конверт. Слегка помятый и потрепанный. Про вещи такого вида говорят, что это вещи во вторые руки. Зато как компенсация за потрепанность на нем сияла огромная оранжевая марка. Кстати, многие из молодых людей, получивших письма, с удовольствием предпочли бы марку письму.

Не глядя в журнал, Петр Сергеевич произнес:

— Рогов!

Рома просто выпал в осадок. Он никак не ожидал письма. Учился он плохо по всем предметам, кроме рисования, прогуливал уроки, курил. За все годы обучения у него была всего лишь одна пятерка. Да и ту он вписал в журнал сам, когда с Аликом Муравьевым влез по трубе в учительскую. Пятерка эта прожила один день. Ровно столько, сколько не видела ее Людмила Михайловна.

Петр Сергеевич обрадовал его:

— Учишься ты, Рогов, плохо. Поведение у тебя хуже всех. Но, может быть, это письмо заставит тебя выучить английский. И запомни, когда будешь писать ответ, что за каждым твоим словом стоит огромная страна. И все рабочие и колхозники будут краснеть за каждую твою ошибку.Год хорошего ребенка

Петр Сергеевич был очень строгим директором Ребята его боялись, но уважали. Потому что он был неожиданным человеком. Человеком с сюрпризом. Например, в его кабинете висела знаменитая картина «Иван Грозный убивает своего сына». Только к названию картины было прибавлено два слова «за двойки». Оказывается, великая трагедия страны — потеря наследника — произошла не из-за политических разногласий между отцом и сыном, а из-за хронической неуспеваемости младшего Рюриковича.

В общем, так или иначе, Рома Рогов сегодня шел домой с зарубежным конвертом в портфеле. Впервые в жизни он воспользовался подземным переходом, чтобы быстрые машины не отвлекали его от дум. Он не знал, что ему делать: грустить или радоваться. Письмо ведь было на английском языке, а по английскому у него была твердая двойка. И Иван Грозный, который за двойку так сурово расправился со своим сыном, вряд ли стал бы церемониться с каким-то среднеклассником Ромой. Он тем же посохом отправил бы Рому в дальнее путешествие на тот свет.

Большая коммунальная квартира, в которой жил Рома Рогов с мамой и сестрой, днем обычно была пуста. Как и большинство квартир в доме. Потому что вся детская мелкота гуляла во дворе под присмотром бабушек и дедушек.

Бабушки анализировали политическое положение в доме, а дедушки — во всем мире.

Рома быстро съел мягкую булку на кухне и выпил кружку компота. Потом пошел в комнату, сел за свой стол и стал распечатывать конверт. Первым делом из конверта выпала визитная карточка на совершенно не известном науке языке. Рома повертел ее в пальцах и отложил. Достал из конверта огромный текст на английском языке. Пожалуй, это была годовая норма диктантов для школьников девятого класса.

Роман решил применить для перевода метод общего обзора. Он первым делом подчеркнул все знакомые слова. И даже выписал их. Слова были такие:

«Друг… Письмо… Директор… Делегация… Учитель сказал… Делегация… Больше и больше… Мама… Мальчик… Розалинда… 11,5 лет… Старый… Цветок… Войти… Бумага… Любимый… Школа… Забывать… Розалинда… 11,5… Счастливый русский… Директор… Моя комната… Кровать… Книги… Кассетник… Маленький брат… Дверь на ключ… Мама… Мама… Папа… Магазин… Велосипеды… Мотоцикл… Работа… Кошка… Английский язык… Путешествие… Деревья… Пейзаж… Обезьянка… Собака… Голландия… Газета… Страна… 6 миллионов собак и кошек… 14 миллионов… Люди… Друг на друге… Одна собака… Болеть… Еда… Сосед… Цепочка… Гулять… Он… Симпатичный… Длинные уши… Мокрый нос… Парк… Другой… Собака… Кошка… Лошадь… Богатый… Два автомобиля… Два компьютера… Путешествие… Деньги… Играть… Деньги… Картины… Рассказывать… Далеко… Директор… Завтра… Пальто…»

Эта тяжелая работа отняла у него три часа. Но это было уже кое-что. Кое-что прояснилось. Ясно было, что письмо писала Розалинда, и ей 11,5 лет.

Только непонятно было, почему она сообщила об этом дважды. То ли у нее было плохо с памятью, и она забывала, о чем писала раньше. То ли считала, что ее адресат бестолковый и не поймет все с первого раза.

Потом Рома попытался связать некоторые слова в предложении и выудить хоть какой-то смысл. Смысл стал выуживаться, но какой-то бессмысленный, бестолковый.

Например, он пытался вместе связать близкостоящие слова «СТАРЫЙ», «ЦВЕТОК», «ВОЙТИ», «РУССКИЙ ДИРЕКТОР» и «КОМНАТА». Получилось, что русский директор Петр Окуньков вошел в комнату, как старый цветок.

Еще одно интересное место с собаками и кошками перевелось у него в голове так:

«Голландская газета сообщила, что в страну завезли 6 миллионов кошек и собак и 14 миллионов людей встали в очередь. Была большая давка, так что все сидели друг на друге. С одной собакой что-то произошло, наверное прищемили. И теперь за ней надо ухаживать и кормить три раза в день».

Какая-то загадочная история вышла с соседом. Он был толстый, симпатичный, с длинными ушами и мокрым носом. Его почему-то долго водили на цепочке по парку. В парке, наверное, было холодно. Он простуживался, и нос у него был мокрый.

Очень удивила Рому богатая лошадь, у которой было две машины и два компьютера и которая собиралась отправиться в путешествие за деньгами для картин.

Еще никогда в жизни Рома не занимался так долго английским языком — три часа подряд. Но, как ни странно, у него еще были силы, и он решил штурмовать письмо снова.

«Дорогой друг, я думаю ты есть очень глупый начинать письмо таким образом».

— Глупый, неглупый! — подумал он. — Слишком много она про меня знает! Сама еще неизвестно какая!

Тут ему в голову пришла хорошая мысль:

— Ведь Елизавета Николаевна знает английский!

Елизавета Николаевна была их соседка по квартире, очень пожилая женщина с короткими седыми волосами и темными проницательными глазами, очень и очень строгая. Но у них с Ромой сложились хорошие отношения. Рома часто ходил для нее в магазин и прачечную, а она делала за него задачи.Год хорошего ребенка Успенский

Мама не разрешала Роме обращаться к соседке:

— Решай сам.

А он незаметно подсовывал ей задачку под дверь:

«Из пункта А в пункт Б шел пешеход… навстречу шел… Требуется узнать, с какой скоростью…»

И она так же незаметно подсовывала ему под дверь:

«Со скоростью 5,5 км/час».

В этот момент из школы пришла сестра Ольга, и начался тарарам. Она хлопала кастрюльными крышками, пела, включала радио. Потом увидела на столе письмо с иностранной маркой и, потрясенная, замерла на месте:

— Ой, что это?

— Ничего! — сказал Рома. — Переписка с зарубежными одноклассниками.

Он взял письмо и скрылся в комнате Елизаветы Николаевны.

 

Глава вторая МОСКВА ГОТОВИТ ОТВЕТ

Год хорошего ребенка повестьЕсли раньше, до письма из Голландии, Рома Рогов добирался домой около часа (две спортплощадки по пути и одно училище противопожарной обороны), то теперь он тратил на дорогу до дома пять минут.

И сразу же шел к Елизавете Николаевне. Она ему говорила:

— Итак, в прошлый раз мы залезли с юной Розалиндой на дерево, чтобы увидеть пейзаж. Сейчас мы отправимся дальше. Кажется, с собакой в парк. Скорее неси словарь и тетрадку и тащи мое большое увеличительное стекло.

Безусловно, Елизавета Николаевна могла бы прочесть это английское письмо в одну минуту. Но кто бы тогда научил Рому Рогова основам английского языка!

В комнате Елизаветы Николаевны было много мебели, статуэток и семейных фотографий. Пространство вокруг стола было таким маленьким, что трудно было пройти. Но эта удивительная комната вмещала всех гостей Елизаветы Николаевны, и когда они садились за стол, становилась еще теплее и уютнее.

Рома и Елизавета Николаевна вместе работали со словарем, разбирались в будущем и прошедшем временах, узнавали, как отличить одну лошадь от двух или четырех.

Не прошло и пяти дней, как эта грандиозная работа была закончена. Рома был счастлив и потрясен. Никто и никогда в жизни не писал ему такого вежливого и интересного письма. Он читал письмо снова и снова.

 «Дорогой незнакомый друг. Я думаю, что очень глупо так начинать письмо. Но я, к сожалению, не знаю твоего имени.

Директор нашей школы сказал, что я должна начать письмо так: „Дорогой мальчик или девочка!“ Но я думаю, что так было бы еще глупее. Ведь мы с тобой не знакомы, и я не знаю, „дорогой“ ты или не очень.

На прошлой неделе делегация зарубежных гостей была в нашей школе. Учитель моего класса сказал, что все эти люди — директора советских школ. Что они приехали посетить голландские школы.

Мне бы тоже хотелось посетить какую-нибудь иностранную страну, как это делают директора. Но уж, конечно, не для того, чтобы посещать школы.

В один из дней делегация этих директоров побывала и в нашей классной комнате. Мы не могли понять, что они говорили. Их язык звучал для нас очень смешно. Но в то же время это было не смешно, потому что они все время наблюдали за нами. Я сижу на первой парте, и я стала нервничать. Потому что они все время наблюдали за мной. Скорее всего потому, что у меня было пятно на кофте. Мне казалось, что оно становилось больше и больше, чем больше на меня смотрели.

У меня часто бывают пятна на одежде или одежда бывает порвана. Моя мама говорит, что я — дикарка, не могу ни минуты сидеть на месте. Что я, как мальчик. Поэтому она меня называет Робби.

А настоящее мое имя — Розалинда. Так называется цветок. Мне 11,5 лет. Я самый старший цветок в классе.

Когда эти русские директора вошли в нашу классную комнату, среди них был один, который говорил по-английски. Он сказал, что его зовут Питер Окунков и что он хочет, чтобы дети из нашего класса начали переписку с детьми вашей школы. Он хотел, чтобы мы написали о наших любимых занятиях, о нашей школе.

Я имею много разных любимых занятий. Но вдруг они все вылетели из моей головы. Это странно. Я думаю, это со мной случилось из-за взрослых, которые ходили по нашей комнате и смотрели, что мынаписали.

Я написала: „Здравствуй. Я Розалинда 11,5-летнего возраста“. И больше не знала, что писать. Наш учитель собрал письма и вложил их в конверты. Я подумала, что никогда в жизни не писала такого глупого письма. Я решила его не сдавать. К счастью, этот русский директор собирался опять придти к нам в школу.

Я подумала, что напишу письмо дома, уже по-другому, лучше, сидя в своей комнате.

У меня есть очень хорошая комната. Там есть кровать, парта, шкаф и полки, полные книг и игрушек. Я также имею свой кассетный рекордер. Я сочиняю собственные пьесы и записываю их на магнитофон. В моей комнате я могу делать все, что хочу. Только иногда мой младший брат приходит и дразнится. У него есть своя комната, однако он всегда приходит ко мне и клянчит у меня игрушки поиграть. Но никогда их не приносит обратно. Он все таскает у меня: и трех тигрят, которых можно цеплять на лампу; и Кинг-Конга, и мешок стеклянных шариков. Вот почему я часто запираю дверь на ключ, чтобы он не мог войти. Но тогда моя мама сердится, потому что не может войти в мою комнату, чтобы убрать ее. Это не потому, что она так любит убирать, а потому, что не любит, когда беспорядок и пыль. Моя мама не так уж много времени имеет убирать дом, потому что она помогает папе в магазине и в мастерской. Я еще об этом не рассказывала.

У моих родителей есть магазин, в котором продаются велосипеды и мотоциклы и ремонтируются тоже. Там стоит резкий запах резины. Мне он нравится. Моя мама занимается продажей велосипедов, а папа их чинит. Так они разделили свою работу. Каждый день они видят вокруг себя одни велосипеды. И, мне кажется, это им нравится.

Я бы предпочла заниматься чем-нибудь другим. Когда я вырасту, я собираюсь совершить кругосветное путешествие. Может быть, на велосипеде. Потому что тогда все хорошо видно. Даже кошку или лягушку заметно. Вот почему я стараюсь хорошо учиться по английскому. Если хочешь путешествовать, надо знать иностранные языки.

Я — лучшая ученица по английскому в классе. А по физкультуре я хуже всех. Я терпеть не могу физкультурный зал. Там всегда пахнет вспотевшими ногами. Шины куда лучше пахнут. А еще я боюсь упасть со шведской стенки. По деревьям лазить интереснее, потому что можно, по крайней мере, увидеть пейзаж… или два.

Мы живем у черты города. Это место называется полдер. То есть это такая земля, которая находится ниже уровня моря.

Иностранцы считают странным, что половина нашей земли взята из-под воды. Но мы к этому привыкли. Я, например, ничего даже не замечаю.

Так что я люблю лазить по деревьям, а лазить по шведской стенке? Что я у обезьянка, что ли?

Я посылаю тебе фирменную карточку. На ней наша фамилия. Это же и название нашего магазина.

Ой у вспомнила! Я очень люблю животных. Больше всего собак. Но мои родители не хотят, чтобы у меня была собака. Мой папа прочитал в газете, что в Голландии 6 миллионов собак и кошек. И только 14 миллионов людей. И у нас больше нет места буквально ни для одной собаки. В нашей стране слишком много народа, и все сидят буквально друг у друга на голове. Еще моя мама боится, что, если мы купим собаку, ей придется за ней ухаживать. Расчесывать ее, кормить три раза в день, ходить с ней на прогулку. Это несправедливо. Потому что все это могу делать я сама.

У нашего соседа есть собака. Я беру цепочку и хожу с ней гулять в парк. Это очень веселый пес. Он такой симпатичный, у него длинные мягкие уши и мокрый нос. А раз нос мокрый, значит, он здоров.Год хорошего ребенка

Наш сосед толстый и ленивый, он не хочет ходить с собакой в парк. Мой сосед надеется, что его собака тоже станет толстой со временем и тогда они оба станут сидеть дома. Смотреть колбасу по телевизору. А я назло ему беру собаку в парк или в полдер, и собаке это нравится.

Когда я стану взрослой и буду иметь свой дом, я возьму эту собаку себе. Я возьму еще одну собаку, чтобы ей не было скучно. И еще у меня будут жить кошки и лошадь, если я, конечно, буду богатой.

Мои родители небогатые люди, они такие же, как все. Одна девочка из моего класса из богатой семьи. У ее родителей есть две машины, два компьютера, а животных нет ни одного. Правда, странно?

Если я буду богатой, я буду много путешествовать. Мама спрашивает: „А кто тебе даст на это денег?“ Я не знаю, что ей ответить. Но месяц назад мой папа подарил мне гитару, настоящую. Она не новая, но выглядит очень красивой. Я буду долго тренироваться играть и тогда смогу путешествовать и играть на гитаре. Я буду так зарабатывать деньги. Или я буду рисовать картины и продавать. В общем, я что-то придумаю, чтобы достать денег.

Вот такое письмо я написала. Надо бы рассказать, как я выгляжу, но я не буду. Я и так слишком много рассказала. Я никому еще так много не рассказывала. Хорошо, что мы далеко друг от друга живем.

Завтра я это письмо суну в карман пальто вашего советского директора. Я купила для него большую марку. Хотя не знаю, нужно ли это делать. До свиданья. Это визитная карточка моего папы».

Рома сидел и размышлял:

— Надо же, в Голландии на одного человека приходится почти по половине кошки или собаки, а девочки лазают по деревьям, чтобы увидеть пейзаж или два. Там запросто можно завести лошадь и путешествовать, играя на гитаре.

Девочка Розалинда ему очень понравилась. Ему понравилось, как она придумала засунуть письмо в карман русского директора Питера Сергеевича Окункова и таким образом избежала надзора своих голландских учителей.

— Ишь ты! Их учителя, как наши, все хотят знать. Не выйдет!

Теперь предстоял второй, более сложный этап его новой английско-голландской жизни — надо было писать ответ. И, как принято в многовековой дипломатической традиции, на английском языке.

Сначала Рома стал писать письмо по-русски. В этот процесс активно включилась Ольга:

— Ты начни с того, что у тебя есть сестра. Ей это будет интересно.

— Именно с этого я и начну, — сказал Рома. — Дорогая Розалинда, у меня есть сестра. Она очень бестолковая.

— Сам ты бестолковый! — сказала Ольга и ускакала к подружке вязать модный шарф. Рома стал сочинять:

«Уважаемая Розалинда! Я живу хорошо. Меня зовут Рома Рогов. Мне 12 лет, я пионер. Я тоже люблю сидеть на дереве. Уменя тоже есть, как у тебя, сестра. То есть наоборот. У меня, как у тебя брат, естьтакая же сестра.

Я немного задержался с ответом, потому что я семь дней читал твое письмо. И еще семь-восемь дней буду писать ответ.

Я живу в квартире из трех комнат с соседкой Елизаветой Николаевной. Моя мама архитектор. Она проектирует детские сады. Это такие сады для детей. Мой папа женился второй раз и с нами не живет. У нас дома стоит большая чертежная доска. Мама иногда на ней чертит по вечерам.

Год хорошего ребенкаУ нас в классе 40 человек. В основном это мальчики. Хотя среди них есть и девочки. Их двадцать один человек. Вернее, двадцать одна человек… то есть их двадцать одна девочка.

Недавно мы всем классом ездили в город Загорск. Это такой город в Московской области. Мы были в музее. Я узнал, что был такой русский святой Сергий Радонежский. Он помог нашему главному князю Дмитрию Донскому выиграть главное сражение у татарского ига. Я очень удивился: оказывается, от святых бывает польза. Я даже купил его портрет в виде иконы из бумаги.

Завтра мы всем классом идем в театр. Будем смотреть „Конька-горбунка“. Это такая русская народная лошадь. Она волшебная и похожа на маленького верблюда. Она помогает Ивану-дураку достать волшебное перо жар-птицы. Потом целую птицу. Потом помогает достать жену-царевну.

Зимой я люблю играть в хоккей во дворе. А летом я люблю рисовать. Я умею разрисовывать шкатулки и ложки.

Еще я умею мыть пол, стирать, ходить в магазины и буду крупным ученым.

Летом мы живем на даче под Москвой. Или я еду в пионерский лагерь в Малаховку. Это такая станция. Там есть большое озеро с рыбой, и мы ловим рыбу и купаемся. Я могу сидеть под водой очень долго. Особенно если мы купаемся без разрешения, а мимо идет старшая пионервожатая.

Однажды мы убежали с ребятами купаться ночью без разрешения. И вдруг пришли вожатые. Мы спрятались в камышах. И вдруг пришел директор. И вожатые тоже спрятались в камышах. Они тоже пришли без разрешения. Хорошо, что они нас не заметили. Только директор не прятался. Он померил температуру в озере градусником и ушел. На другой день мы все чихали и кашляли. Вожатые тоже.

Дорогая Розалинда, приезжай в Москву. Мы с сестрой и мамой и соседкой Елизаветой Николаевной будем тебе очень рады».

Не прошло и двух недель, как письмо с помощью Елизаветы Николаевны было переведено на английский язык и отправлено в Голландию.


Комментарии:

Читать сказку Год хорошего ребенка Эдуард Успенский онлайн текст