Дядя Федор идет в школу

Категория Эдуард Успенский

Глава первая. Дядя Федор собирается учиться

Дядя Федор идет в школу повесть Успенского

 

Время в Простоквашино медленно, но неуклонно шло в сторону увеличения: год прибавлялся к другому, а не наоборот. И скоро дяде Федору исполнилось шесть.

— Дядя Федор, — сказала мама, — а ведь тебе пора в школу идти. Так что мы заберем тебя в город.

— Почему в город? — вмешался кот Матроскин. — У нас в соседнем селе Троицком прекрасная школа открывается, типа гимназия-лицей

— Знаем мы эти сельские школы! — сказала мама. — Вечная нехватка учителей. Плохое преподавание языков.

— Знаем мы эти городские! — сказал Матроскин.

— А что?

— Вечно курят в туалете. Плохое влияние улицы.

Этот разговор происходил ярким летом в июне, когда мама Римма и папа Дима в свой отпуск приехали к дяде Федору и коту Матроскину на дачу отдыхать.

В разговоре принимал участие и почтальон Печкин. Он сказал:

— Первый класс, это подготовительный. Он два раза в неделю. И в деревне и в городе он одинаковый.

— Откуда вы знаете, Игорь Иванович? — удивилась мама.

— А я и сам собираюсь в школу ходить.

— Как так в школу? — спросила мама. — Разве вы не учились раньше?

— Учился, — грустно сказал Печкин. Только плохо учился, прогуливал. Курил на переменах. Кое-как закончил с тройками. Я теперь хочу все снова начать.

Я буду стараться. Я с первого класса отличником стану. И так дальше пойду. Я хочу золотую медаль получить.

— Ой, — сказал папа. — Какая прекрасная идея. Может быть, я тоже в школу с начала пойду.

— Тебе, папа, надо не со школы начинать. Тебе с детского сада начинать надо, — сказала мама Римма. — Мне твоя бабушка рассказывала, что ты уже в детском саду был запущенный, плохо себя вел.

А Игорю Ивановичу большое спасибо за шутку.

— Это не шутка, — серьезно ответил Печкин. — Я это твердо решил. Еще я буду детям труд преподавать: как почтальоном работать, как правильно почтальонскую сумку носить.

— А как быть с языками? — спросила мама. — Детей языкам учить надо как можно раньше. В вашем Простоквашино пока я ни англичан, ни немцев не встречала.

— Мы язык будем по компьютеру изучать, — объяснил дядя Федор.

— Это кто же тебя, дядя Федор, такому научил? — ахнула мама.

— Это профессор Семин научил, — ответил Матроскин. Мы часто к нему в гости ходим.

— Вот пусть он вам компьютер и покупает, — решила мама.

— Он собирается себе покупать, — открыл тайну Шарик, — а нам свой старый отдает. Поношенный, но совсем новый.

— Задаром? — удивилась мама.

— Нет, — ответил Матроскин. — Я ему все лето свежее молоко носил.

— Он нас и к Интернету подключит, — сообщил дядя Федор.

— Как! — ахнул папа.

— А так, — ответил Шарик. — У нас же есть телефон.

— Дела! — удивился папа. — Я смотрю, наше Простоквашино такое передовое в смысле науки, что вы впереди всей планеты идете.

После этого папа с мамой срочно решили погулять, на летнюю природу посмотреть. А сами устроили производственное совещание.

— Дмитрий, что будем делать? — спросила мама. — Так мы скоро ребенка потеряем.

— Почему? — удивился папа.

— Потому что с этими Интернетами он скоро умнее нас сделается.

— И слава Богу!

— Какая же тут слава? Он нам будет про Интернет говорить, про выходы во все библиотеки мира, во все музеи, на все научные конференции, а мы в ответ про хорошую погоду на завтра.

Он с нами по-английски, а мы ни «бе» ни «ме».

— Значит, нам тоже придется компьютер покупать, — решил папа.

С этими невеселыми мыслями папа и мама вернулись с прогулки. И очень скоро уехали в город.

 

Глава вторая. Первые шаги по Интернету

Девочка Катя, с которой очень дружил дядя Федор, собрала на даче своего дяди — профессора Семина учебный семинар по Интернету. Она хотела поделиться своими научными знаниями.

В семинар входили дядя Федор, пес и кот. Старостой кружка был назначен почтальон Печкин.

Они собрались на огромной светлой дядиной веранде, окруженной зеленым плющом.

На столе стоял большой сверкающий самовар и большой светящийся экран компьютера. Перед ним лежала клавиатура.

Каждому участнику дали вкусный бублик и стакан чая. В стороне в кресле-качалке с ярким журналом в руках сидел сам профессор Семин. Он был наблюдателем.

Катя сказала:

— За окном светит солнце и клюет рыба. Но мы не будем обращать на это внимание, мы будем учиться. Почтальон Печкин, проверьте по списку, все ли участники семинара на месте.

Печкин взял список и прочитал:

— Дядя Федор.

— Здесь, — ответил дядя Федор.

— Животные, — сказал Печкин.

— Что еще за животные? — удивилась Катя.

— Звери, — поправился почтальон.

— Какие звери?

— Пес и кот.

— Мы здесь, — отозвались Шарик и Матроскин.

— Это другое дело, — строго сказала Катя. — Только запомните, что у них еще есть имена. А то они вас, Игорь Иванович, будут называть человекообразным.

Почтальон Печкин очень испугался, что его будут называть человекообразным, и больше Шарика и Матроскина животными не называл.

Катя начала занятия. Она сказала:

— Все вы знаете, что такое телефон. Это такая сеть из телефонных проводов, которая объединяет людей. По телефону вы можете позвонить куда угодно и можете узнать все, что хотите. Вы можете поговорить с товарищем, можете спросить расписание поездов и самолетов. По телефону вы можете вызвать врача. Но этого современному человеку мало.

— Заелись, — сказал Печкин.

— Нет, не заелись, — ответила Катя. — Просто повысился технический уровень. Современный человек хочет, не выходя из дома, побывать на выставке картин. Хочет посмотреть нужное ему кино. Хочет прочитать нужную ему книгу. Получить газету или письмо. И все это можно делать через Интернет.

— Если все будут письма через ваш интернат получать, — спросил Печкин, — что же тогда будут делать почтальоны?

— Они будут разносить посылки, — ответила Катя. — Передавать посылки по Интернету еще не научились. — Печкин облегченно вздохнул, а Катя продолжила: — Если телефонная сеть — это связанные проводами телефонные аппараты… То Интернет… Интернет, а не интернат, дядя Печкин… то Интернет — это связанные проводами компьютеры всех стран.

Катя включила компьютер и вызвала на экран картинку Интернета.

— Теперь мы выбираем то, что нас интересует: транспорт, то есть все о поездах и самолетах. Культуру, то есть все о выставках, концертах. Книги, то есть мы можем войти в любую библиотеку мира и вызвать на экран страницы любой книги.

— Как мы выбираем? — спросил дядя Федор.

— Очень просто, — ответила Катя. — Видите, у меня в руках «мышка».

В руках у Кати была пластмассовая «мышка», хотя это была, скорее, пластмассовая «черепашка». Она была соединена проводом с компьютером. И когда Катя катала эту «мышку» по столу, на синем экране бегала черная стрелка.

— Я наезжаю стрелкой на нужное слово, например, «МУЗЕИ», и нажимаю специальную кнопочку, — объяснила Катя. — На экране появится список музеев, которые мы можем посетить.

— Что, прямо не выходя из дома? — спросил Печкин.

— Прямо не выходя из дома, — ответила Катя. — Их картины сами придут к нам на экран.

— Такой способ ходить в музеи мне очень нравится, — сказал Матроскин. — И одежду в гардероб сдавать не надо. И никто не скажет: «Что это вы собак и кошек в музей напустили!».

— А еще можем наладить переписку с любым человеком. — сказала Катя.

— Давайте наладим переписку с какой-нибудь симпатичной тетенькой, — предложил Печкин.

— Можно попробовать, — решила девочка. — В Интернете есть специальное место, где печатаются объявления: где что продается, кто с кем хочет познакомиться.

Катя нашла на экране компьютера слово «ОБЪЯВЛЕНИЯ» в рамочке, наехала на него стрелкой, нажала кнопочку, и появилось первое объявление, которое сам компьютер перевел на русский язык:

ПРОДАЕТСЯ ВЫСОКОПОРОДНАЯ

СКАКОВАЯ ЛОШАДЬ НАРЦИСС

НА ПОЛНОМ ХОДУ. НЕДОРОГО.

В ОЧЕНЬ ХОРОШИЕ РУКИ, ЧЕЛОВЕКУ

НЕ СТАРШЕ ВОСЬМИДЕСЯТИ ЛЕТ,

УМЕЮЩЕМУ ВЛАДЕТЬ ФОТОАППАРАТОМ.

Печкин сразу же сказал:

— Это мне.

— Почему это вам, Игорь Иванович? — спросила Катя.

— Чтобы посылки развозить, — ответил Печкин. — Только у меня фотоаппарата нет. Мне придется еще и фотоаппарат покупать.

— А при чем тут вообще фотоаппарат? — спросил фотоохотничий Шарик.

— Наверное, эту лошадь продает женщина, которая ее очень любит, — вмешался профессор Семин. — Она хочет, чтобы ей присылали фотографии про нее. Например: «Лошадь Нарцисс гуляет в поле» или «Лошадь Нарцисс ест батон из рук своего хозяина».

— А что значит «недорого»? — спросил Матроскин. — Сколько это в рублях?

— Сейчас узнаем, — сказал профессор Семин и заколдовал с компьютером.

Лучше бы он не узнавал, потому что из Интернета им пришел ответ такой, что нули не уместились на экране.

— А что еще есть интересного в объявлениях? — спросил подоспевший почтальон.

— Читаем, — сказала Катя:

«Кружок любителей марок QQ-A приглашает всех желающих вступить в его ряды. У нас есть представители всех материков: два испанца, два англичанина, одна француженка, один мексиканец и один нигериец из Антарктиды».

— Марки — это для меня. — снова первым сактивничал Печкин. — Это чисто почтальонское дело. Пусть они меня в этот кружок принимают. Надо скорее подавать заявление.

— Я бы не спешил, — сказал профессор Семин.

— Почему? — удивился Печкин.

— Потому что КУ-КУ-А — это может быть не почтовые марки, а марки автомашин или холодильников. Или телевизоров, например, или дельтапланов.

Печкин даже глаза вытаращил.

— Вот какой марки у вас холодильник? — спросил профессор.

— Никакой, — ответил Печкин. — У меня нет холодильника.

— А какой марки у вас телевизор? — спросил профессор.

— Никакого нет, — сказал почтальон.

— Ну, а автомобиль у вас какой марки?

— Нет у меня автомобиля! — закричал Печкин. — Велосипед марки «Ха-кив» у меня!

— Как же это так? — удивился профессор Семин. — Это же надо уметь, чтобы всю жизнь проработать и ничего не приобрести.

— Да у нас полстраны таких умельцев! — обиделся почтальон Печкин. — Вы бы меньше по своим Африкам разъезжали, больше бы про нас бы знали!

— Ладно, ладно, — успокоил Печкина дядя Федор. — Эрик Трофимович в Африку ездил не загорать: он язык крокодилов изучал, а это очень важно для страны

Эрик Трофимович спросил:

— Что это за марка такая велосипедная «Ха-кив»? Я такой никогда не слыхал.

— Это велосипед «Харькив» у него, — объяснил Матроскин. — просто две средние буквы стерлись.

— Но вернемся к объявлениям, — сказала Катя.

— Да, да. Давайте вернемся, — согласился Печкин. — Мы начали искать тетеньку для переписки.

— Вот здесь есть одна очень интересная весточка, — сказал профессор Семин. — Приготовьтесь.

Все, всем семинаром, приготовились слушать интересную весточку. Эта весточка была на английском языке. Профессор перевел на русский:

«Легко ранимая, тонкая, интеллектуально настроенная натура ищет братьев по чувствам. Я пришла на землю как Одинокая Утренняя Звезда.

Где вы, мои сомыслители?

И задыхаюсь без товарищей по разуму.

Люди рождены для счастья, как рыбы для воды.

Разыщите меня для контактов, братья по мысли! Отзовитесь!

Присылайте ваши предложения. Мой адрес: Нэнси — u@@ — 1320 °C».

— Это опять про меня! — закричал почтальон Печкин. — Мне тоже нужны братья по чувствам. Я тоже ищу сомыслителей. Я тоже рожден для счастья, как рыба для воды. Давайте разыщем эту Одинокую Утреннюю Звезду. Давайте срочно отзываться.

Профессор чувствовал себя виноватым перед Печкиным, что посчитал его бездельником, поэтому он сказал:

— Хорошо. Будем отзываться. Разыщем вашу Звезду. Взойдет она над небосводом Простоквашино как символ сегодняшнего мирового времени.

Они долго сочиняли, а потом отправили по адресу «Нэнси — u@@ — 1320 °C» такое письмо, переведенное профессором на английский язык:

«Мы очень заинтересованы в контактах с Утренней Звездой. (Особенно Утренний Полумесяц — почтальон из деревни Простоквашино, Печкин Игорь Иванович.) Давайте мыслить вместе. Только мы пока не знаем о чем. Вы смело начинайте, а потом мы к вам подключимся.

Наш адрес по Интернету такой: «Печкин — @@@@@проф. Семин. Россия».

На этом первое занятие по Интернету закончилось. Все интернетчики разошлись по отдыхательным местам.



Комментарии:

Читать сказку Дядя Федор идет в школу Эдуард Успенский онлайн текст