Дядя Федор идет в школу

Категория Эдуард Успенский

Глава седьмая. Романтические горизонты Простоквашино

Почтальон Печкин ошибся. Утренняя Звезда открылась только к обеду.

Сначала все было так. Печкин и дядя Федор с утра пошли в школу в соседнюю деревню в подготовительный класс.

Вернее, не пошли, а поехали, потому что Печкин на своем велосипеде «Ха-кив» ехал, а дядя Федор сзади у него на багажнике сидел.

Хорошо ехать по зеленой, еще не вытоптанной школьниками тропинке. Теплое лето тебя обнимает, ласкает, а солнце целует в затылок.

А уж всяких птиц там полное небо, на всех этажах. Внизу трясогузки, выше жаворонки, еще выше ласточки и уж в самых верхних этажах — стрижи.

— Интересно, а школьникам стипендию платят? — спрашивает Печкин у дяди Федора.

— Платят, — отвечает дядя Федор.

— Чем?

— Бубликами, — говорит дядя Федор. — Один бублик в один день.

— А если я круглый отличник? — спрашивает Печкин. — Мне что, самый большой бублик дают?

Или два бублика?

— Я такого не знаю, — говорит дядя Федор. — Я думаю, если ты круглый отличник, тебе самый круглый бублик дают.

Ребят в школе уже меньше собралось, кое-кого отсеяли до будущего года. Не умели они еще рассказ по картинке делать и народные загадки отгадывать.

Учительница Татьяна Викторовна объявила:

— Ребята! Сегодня будем проверять ваше умение логически мыслить и выделять главное. Понятно?

— Понятно, — сказали ребята, хотя понятного в этих словах было мало чего.

— Сейчас я назову три предмета, и вы скажете, какие два из них можно отнести к родственным, а какой предмет лишний.

Она сказала три слева: «тапочки», «сапоги» и «лужа».

Ребята закричали:

— Лужа лишняя! Лужа.

— Потому что сапоги и тапочки — обувь. Это одинаковое.

Почтальон Печкин молчал.

— А вы, Игорь Иванович, по-другому считаете?

— Конечно.

— Что же, по-вашему, здесь лишнее?

— Тапочки.

— Почему? — удивилась учительница.

— Потому что в сапогах по лужам я всегда пройду и все письма разнесу. А в тапочках ни за что.

— Можно и так считать. — сказала учительница.

— Как я уже заметила, у вас, ученик Печкин, нестандартный подход к жизни. Сейчас я вас персонально проверю. Я назову вам три других предмета, а вы скажете, какой предмет лишний в этом случае.

Она назвала «тарелку», «вилку» и «стол».

— Здесь нет лишних предметов, — сказал нестандартный Печкин. — Здесь, наоборот, не хватает кое-чего.

— Чего же здесь не хватает? — удивилась учительница. — Каких предметов?

— По крайней мере, котлеты и хлеба, — заметил Печкин. — Про соль я уже молчу.

Ребята тоже стали добавлять:

— Хорошо бы туда компот поставить, на этот стол.

— И салфетки положить.

— И про стул мы забыли. Нельзя же есть стоя.

Татьяна Викторовна многих учеников в школу принимала, но с такими нестандартными первоклассниками первый раз встретилась. Она совсем растерялась.

Но тут в открытое окно класса всунулись перепуганные кот Матроскин и пес Шарик.

— Дядя Федор, — трагическим шепотом прошептали они, — Утренняя Звезда проснулась!

Дядя Федор и Печкин бегом из класса выскочили. Только догадались в окошко с улицы всунуться и сказать:

— Простите, Татьяна Викторовна, у нас караул!

Печкин вскочил на велосипед и закричал:

— Дядя Федор, за мной!

Но дядя Федор не очень торопился встречаться с Утренней Звездой. Он подумал, что почтальон Печкин сам с ней справится, ведь это его гостья.

Когда Печкин подъехал к своей бане, около Утренней Звезды собрался уже весь колхоз. Там была и девочка Катя. Она все переводила.

Утренняя Звезда Нэнси сразу бросилась на шею Печкину со словами:

— О! Я думала, что меня все бросили! Я уже полчаса назад как проснулась, а у меня на столе нет завтрака. Нет свежих овощей и бананов. Нет горячего шоколада. Это ужасно.

«Это действительно ужасно! — подумал Печкин. — Где же все это брать?»

Но все же взялся исправлять положение. Побежал домой. Вместо бананов очистил огурцы пожелтее, посыпал сахаром и положил на тарелку.

Нашел прошлогоднюшнюю («С Новым годом!») шоколадку, расплавил ее в половинке на свечке.

Положил все на поднос и бросился к Утренней Нэнси:

— Кушай на здоровье. Мерси, пожалуйста!

Утренняя Звезда попробовала все это и всеми своими лучами перекосилась.

Она подозвала девочку Катю и сказала:

— В самолете я набрала несколько коробок с завтраками. Несколько дней я продержусь. Но дальше я хотела бы перейти на традиционную русскую кухню: пироги с грибами, плов, уха из рыбы, жареная курица, медвежатина, блины, в крайнем случае, шашлык. Я не привередлива.

Когда почтальону Печкину все это перевели, он сел на лавочку и заплакал.

 

Глава восьмая. Романтические горизонты Простоквашино расширяются

Когда утонченная Нэнси из Интернета одолела две коробки с самолетными завтраками, она пришла в хорошее настроение и сказала Кате, дяде Федору, Матроскину, Шарику и почтальону Печкину:

— Уважаемые господа! Дорогие друзья по разуму! Давайте мы все сегодня соберемся и обменяемся мыслями на разные темы.

— На какие темы? — спросил господин Шарик.

— На самые жгучие! — ответила Нэнси.

— На самые жгучие! — обрадовался Шарик. — Давайте про охоту. У меня целых две жгучих мысли есть.

— Какие же это у тебя жгучие мысли? — поинтересовался Матроскин.

— Одна — стрелять, другая — не стрелять, — ответил Шарик. — С одной стороны, зверей жалко, а с другой — они такие вкусные.

— Охота — это не очень интересно, — возразила Нэнси. — Охота — это не зажигательно.

— Тогда, может, про пожары? — предложил почтальон Печкин. — Сейчас жара, горит много.

— Есть более важная тема, — решила Нэнси.

— Какая?

— Место Простоквашино во Вселенной.

— Это как? — поразились участники обмена мыслями.

— Это очень просто, — объяснила Нэнси. — Каждый из нас расскажет о своем месте во Вселенной. О своих задачах и целях. И мы узнаем о роли во Вселенной деревни по имени «Простоквашино». Вот, например, у вас, мистер Матроскин, какая цель во Вселенной?

— Двух телочек вырастить, — ответил кот.

— А потом?

— Двух коров.

— А потом? — спрашивали Звезда.

— Еще двух коров

— А потом?

— Молочный завод построить.

— А потом?

— Два завода.

— А потом?

— Три.

— Это путь тупиковый, — сказала Утренняя Звезда. — Это путь в никуда.

— Как это путь в никуда? — удивился господин Матроскин.

— Потому что он одноколейный, в одну сторону. А одноколейная колея всегда тупиком оканчивается.

— А какой путь куда? — спросил кот.

— Вот об этом мы поговорим при обмене мыслями.

Весь этот разговор легко и свободно переводила девочка Катя. Из нее вырабатывалась прекрасная переводчица.

Беседа о месте Простоквашино во Вселенной была назначена на шесть часов вечера. Время, когда спадает жара, самое удобное время для проведения сложных обменов мыслями.

Собрались на даче профессора Семина Эрика Трофимовича. Там, где Катя жила.

Все участники, все братья по разуму, были налицо: и главная докладчица госпожа Нэнси из Интернета, и вечный всехний оппонент кот Матроскин, и господин охотничий пес Шарик, и господин мальчик дядя Федор, и имеющая опыт международных контактов госпожа девочка Катя. (Она два года ходила в смешанный детский сад с зарубежными детьми.)

На семинаре, безусловно, присутствовал переводчик и наблюдатель профессор Семин Эрик Трофимович, крупный специалист по языкам зверей.

Не было только будущего летописца конференции дона почтальона Печкина. За ним послали Шарика.

Когда Шарик прибежал и спросил дона почтальона, каково его место во Вселенной, дон Почтальон ответил:

— Мое место во Вселенной — на кухне. Я очень занят. Я из коровьего вымени медвежатину делаю, слава Богу, что его в сельпо забросили.

Пришлось начать без Печкина. Главной докладчицей была Нэт из Интернета. За свой первый день проживания в деревне она уже немного опростоквашилась. Кто-то ей подарил красивый вышитый сарафан и кокошник. На ней был оренбургский пуховой платок. Но с перьями она не рассталась и при каждом движении соблазнительно мотала ими во все стороны.

Все сидели на прекрасной дачной веранде, и бабушка профессора с веником разносила всем вкусный чай с набором разных варений и пирожков.

Бабушка профессора с веником никогда не расставалась. Он у нее был и как веник, и как веер, и как мухобойка. В общем, ценная вещь.

Нэнси начала обмен мыслями. Переводил ее обмен профессор Семин, известный изучатель языков зверей:

— У каждого человека есть свое назначение в космосе, правильно? — задала первый вопрос Нэнси.

— Правильно, — согласились дядя Федор и Катя.

А Шарик и кот Матроскин ошалело молчали.

— Как это? — спросил Шарик.

— А так, — объяснила Нэнси. — Один человек предназначен быть военным. Другой будет врачом. Третий еще кем-то. Из предназначений всех людей складывается предназначение Земли. Если на Земле будет много военных людей, назначением Земли будут войны. Если на Земле будет много садоводов, Земля станет городом-садом.

— А если будет много врачей, — сказал дядя Федор, — Земля превратится в поликлинику?

— И не надо шутить. — сказала глубокомыслящая Нэнси. — Вот кот Матроскин хочет разводить коров и строить заводы. Это он заботится о себе. А какую цель себе в жизни ставит господин Шарик?

Господин Шарик растерялся, а потом поведал друзьям самое сокровенное:

— Хочу журнал выпускать охотничий, с фотографиями. У меня даже название есть: «Охотник — главный друг собаки».

— Видите, и Шарик заботится о себе. Такой журнал больше всех нужен ему. Теперь обратимся к дяде Федору. Дядя Федор, какое ваше предназначение?

— Мое предназначение такое: вырасти и добиться того, чтобы люди и звери пользовались равными правами.

— Это уже более прогрессивное стремление, — решила Нэнси. — А какие цели во Вселенной у девочки Кати?

— Научиться плавать в это лето и занять первое место по скрипке.

— Красиво, — сказала Нэнси, — но несколько эгоистично.

— Так, а теперь вы, господин профессор, — продолжила Утренняя Звезда. — Каково ваше предназначение? Чем вы порадуете человечество?

Профессор сразу застеснялся.

— Я, пожалуй, не буду отвечать, — сказал он. — Я, пожалуй, буду над схваткой.

— А каким видит свое место во Вселенной эта леди с веником? — спросила Утренняя Нэнси про бабушку профессора, которая разносила чай.

— Мое место во Вселенной давно уже на кладбище, — ответила леди с веником. — Зажилась я.

Вот выдам своего Эрика за хорошую женщину — и на погост.

— Вот поэтому-то я и не хочу жениться, — шепнул профессор Эрик своей племяннице Кате.

— Ну что ж! — сказала Нэнси из Интернета.

— Я собрала всю нужную информацию. Теперь я обдумаю полученные сведения и через несколько дней подведу итоги. Сделаю доклад.

— Интересно, что она нам доложит? — спросил Шарик у Матроскина.

— Уж будь здоров, — сказал Матроскин, — она нам такого надокладывает, эта тетка!

— Сам ты тетка! — проворчал Шарик. — Она же из Интернета. Там простых теток не бывает!

— А я и не говорю, что она простая… — прошептал кот. — Хитрая штучка. Она всех нас облапошит. Вон Печкин уже нашел свое место во Вселенной.


Комментарии:

Читать сказку Дядя Федор идет в школу Эдуард Успенский онлайн текст