Новые приключения желтого чемоданчика

30
+30
(Время чтения: 33 мин.)

Новые приключения желтого чемоданчика

Глава 1 Что случилось с Вовой Ивановым по дороге в школу

На улице падал снег. Снежинки в воздухе знакомились, прицеплялись друг к другу и хлопьями опускались на землю. Вова Иванов в мрачном настроении шёл в школу.

Уроки у него были, конечно, не выучены, потому что ему было лень учить уроки. А тут ещё мама с утра ушла к своему папе, к Вовиному дедушке, и велела Вове после школы сходить за хлебом.

А Вова был такой ленивый, что ему было не лень только сидеть верхом на заборе, сосать конфеты или просто ничего не делать. А, например, сходить в булочную… Нет, нет, лучше даже не говорите, не напоминайте об этом!

И вот Вова шёл с мрачным видом и глотал снежинки открытым ртом. Это уж всегда так. То тебе на язык падает сразу три снежинки, а то можно пройти десять шагов – ни одной.

Вова широко зевнул и сразу проглотил, по крайней мере, двадцать пять снежинок.

В это время дверь соседнего подъезда приоткрылась, и из него, пугливо озираясь, вышла Катя.

Нет, правда, Катька была самая славная девчонка в их классе. А может, и во всём городе… По правде говоря, она вся была какая-то необыкновенная, будто из сказки. Хотя на самом деле просто училась в том же классе, что и Вова. И всё-таки её глаза так светились, будто кто-то насыпал туда драгоценных камешков. А ресницы были даже слишком длинные. Снежинки опускались на них, словно бабочки, и очень долго не таяли.

Но вообще-то Катька была редкостная трусиха и даже в школу боялась ходить одна, без Вовы.

Она увидела Вову, и глаза у неё вспыхнули и посветлели.

– Вместе в школу пойдём? – спросила она.

Ну до чего же голосок у неё тоненький!

– Ага, – небрежно ответил Вова. – А после школы давай махнём в кино. Хочешь?

– Очень хочу, – немного подумав, сказала Катя. – Только если вдвоём. Одна ни за что!

Катя даже зажмурилась – вот трусиха! Вове даже показалось, что она хотела взять его за руку, но не решилась.

– А у тебя шапка новая. Хорошая, – Катя посмотрела на Вову своими блестящими глазами.

– Подумаешь! Мама вчера купила, – небрежно сказал Вова. Хотя на самом деле ему давно хотелось такую шапку. Тёплую, шерстяную. А спереди вышита собачка. Такая славная, а вместо глаз – бусинки. Но если бы Катька захотела, он бы сразу ей её отдал, только бы мама разрешила.

А что Катька трусиха, так это ему даже нравилось. Хуже другое – Катя была отличница, да ещё по всем предметам. А если вдруг получала какую-нибудь тройку, то начиналась целая трагедия, будто на неё, по крайней мере, наехал поезд. Лично он, Вова, на такие пустяки, на всякие там тройки, даже внимания не обращал. И вообще тройка – не двойка. Это каждый умный человек знает.

– Смотри-ка, щенок! – вдруг вскрикнула Катя.

И правда, к ступенькам соседнего магазина робко прижался маленький щенок. Славная псинка! Снизу серенький, а сверху чёрный. Он прямо-таки дрожал от холода и страха.

– Бездомный, наверное, – прошептала Катя, с жалостью глядя на щенка.

– Это овчаркин сын. Точно! – уверенно сказал Вова. – Я в этом разбираюсь.

В это время из-за угла вышел рыжий Гришка. Куртка его была расстёгнута, возможно, на ней не было ни одной пуговицы. Он шёл и волочил за собой ранец. И вот, проходя мимо щенка, он заехал своим ранцем щенку прямо по спине. Щенок жалобно взвизгнул и прижался к ступенькам.

– Ты что, сдурел? – крикнул Вова и бросился на Гришку. Он попытался схватить его за куртку, но Гришка как никто умел увёртываться, вырываться и удирать. Он прыгнул в сторону и ещё ухитрился ловко сорвать с Вовиной головы новую шапку. Вова со всех ног бросился за ним вдогонку, слыша позади себя жалкий визг щенка и горестный голос Катьки:

– Вова, Вовочка, ты куда?

– Ха-ха-ха! – с издёвкой захихикал Гришка, скрываясь за снежной метелью. И правда, снег, как назло, повалил густыми хлопьями, так что перед Вовой вдалеке только мелькала спина Гришки и прыгающий на ней ранец.

Гришка вбежал в тёмные ворота, потом свернул в какой-то двор. Потом опять какие-то дворы, ворота, незнакомые переулки. Наконец Гришка и вовсе скрылся за сплошной пеленой снега.

Вова стоял посреди чужого двора, кругом высились чужие заснеженные дома.

И вдруг на стене старого дома, с балконов которого свисали длинные сосульки, похожие на девчачьи косички, Вова Иванов увидел блестящую дощечку с надписью.

Снежинки крутились и кувыркались у Вовы перед глазами, как будто они не хотели, чтобы он прочёл, что там написано на дощечке. Но Вова подошёл совсем близко, встал на цыпочки и прочёл:

– Детский Доктор

Кв. 31, 5-й этаж.

А внизу было приписано:

Всех девчонок и мальчишек

Без страданий и мучений

Исцеляю я от шишек,

От обид и огорчений,

От простуд на сквозняке

И от двоек в дневнике.

Ещё ниже было выведено:

Нажми звонок столько раз, сколько тебе лет.

А совсем внизу было приписано:

Больным в возрасте до года звонить в звонок не обязательно. Достаточно пищать под дверью.

Вове сразу стало жарко, очень интересно и даже немного страшно.

Он распахнул дверь и вошёл в тёмный подъезд. На лестнице пахло мышами, а на нижней ступеньке сидел чёрный кот и смотрел на Вову очень умными глазами.

Вове сразу стало жарко, очень интересно и даже немного страшно.

Он распахнул дверь и вошёл в тёмный подъезд. На лестнице пахло мышами, а на нижней ступеньке сидел чёрный кот и смотрел на Вову очень умными глазами.

Лифта в этом доме не было, потому что дом был очень старый. Наверное, когда его строили, люди только ещё собирались изобрести лифт.

Вова вздохнул и поплёлся на пятый этаж. Идти было лень, и всё стало сразу каким-то скучным и обычным.

«Зря я только по лестницам таскаюсь…» – вяло подумал он.

Но в это время где-то высоко наверху хлопнула дверь.

Мимо Вовы пробежали девчонка и мальчишка.

– Во дела! – быстро проговорил мальчишка. – Жёлтый чемоданчик видела?

– Ещё бы! – подхватила девчонка, как заяц, шевеля коротким хорошеньким носиком. – Представляешь, достал Детский Доктор из этого своего жёлтого чемоданчика бутылочку. В ней микстура какая-то. Сладкая, между прочим. Выпила я одну ложку микстуры и чувствую: не боюсь! Вторую ложку выпила – чувствую: чужих собак не боюсь, бабушки своей не боюсь… Представляешь?..

– А я… А я… – перебил её мальчишка. – Три дня его капли в нос капал, и смотри-ка, одни пятёрки и четвёрки! Даже по пению…

– У него ещё порошок смеха есть! – Девчонка спустилась ниже на этаж, голос её стал затихать. – От грусти лечит. Вот какой этот жёлтый чемоданчик! И каждый раз в нём новое лекарство. Особое. Представляешь?..

Где-то внизу хлопнула дверь.

«Надо торопиться, – подумал Вова. – А то вдруг приём на сегодня закончится. Или все лекарства растащат…»

Вова, пыхтя от усталости и волнения, поднялся на пятый этаж и десять раз старательно ткнул пальцем в кнопку звонка.

Вова услышал приближающиеся шаги. Двери распахнулись, и перед Вовой появился сам Детский Доктор, маленький старичок в белом халате. У него была седая борода, седые усы и седые брови. Лицо у него было утомлённое и сердитое.

Но какие глаза были у Детского Доктора! В наши дни такие глаза встречаются только у директоров школ, да и то не во всех школах. Они были нежно-голубого цвета, как незабудки, но ни один хулиган на свете не смог бы смотреть в них без содрогания.

– Здравствуй, ученик четвёртого класса Иванов! – сказал Детский Доктор и вздохнул. – Проходи ко мне в кабинет.

Потрясённый Вова пошёл по коридору вслед за спиной Доктора, на которой тремя аккуратными бантиками были завязаны тесёмки халата.

id datеtime user_name message
14814502021-01-09T18:23:11+00:00Бледный ФерзьСиний автобус, на который успела сесть Катя, уже выехал за город. Сквозь замёрзшее окно, покрытое тонким узорами инея, Катя видела только чёрное небо, уходящие вдаль засыпанные снегом поля. Иногда за окном проплывали низкие домики, с нахлобученными тяжёлыми белыми крышами. Редко где мелькал огонёк.