Маленькая принцесса

(Время чтения: 36 мин.)
18
+8
10

Маленькая принцесса

Глава 1
В домике под соломенной крышей

Уэнни разбудил Зеленый Мышонок. Он сидел на подушке и гладил ее щеку тонкой холодной лапкой. Уэнни сладко зевнула и повернулась на другой бок.

- Ах ты, лентяйка, лежебока! - напустился на нее Зеленый Мышонок. - Сколько можно дрыхнуть? Смотри, как славно светит солнышко! К тому же я изрядно проголодался. - И Зеленый Мышонок похлопал себя лапкой по толстенькому животу.

Мышонок был весь ярко-зеленый, с головы до кончика хвоста. Шерсть под лучами солнца отливала изумрудом, а усы на мордочке напоминали свежую зеленую хвою.

- Это я один такой уродился! - частенько хвастливо повторял Зеленый Мышонок. - Если подумать, ну что такое остальные мыши и мышата? Смотреть тошно. Сплошная серость. То ли дело я!

- Уэн, - сонным голосом позвала Уэнни. - Ты все спишь? Проснись же… Спускайся к нам. Скоро придет Смиринка.

По приставной лесенке с сеновала спустился кареглазый мальчишка. Пятерней провел по волосам - посыпались сухие травинки.

- И правда, куда подевалась Смиринка? - недовольно проворчал Мышонок. - Сейчас самое время позавтракать уважающему себя Мышонку.

Скрипнула низкая дверь, и в лачужку вошла тоненькая, скромно одетая девушка.

Это была Смиринка. Ее нежное лицо светилось тихой красотой. Но в глубине прозрачных зеленых глаз затаились печаль и тревога.

К поясу Смиринки были привязаны два глиняных горшочка. Смиринка прислуживала на кухне во дворце короля Трагимора. И никогда не приходила в маленький домик под соломенной крышей с пустыми горшочками. Вот и сейчас она налила в миску густую похлебку и выложила на старое глиняное блюдо куски сладкого пирога.

Зеленый Мышонок ловко вскарабкался на деревянный башмак Уэнни.

- Эй, девчонка! - нетерпеливо воскликнул Мышонок. - Не забудь оставить мне самый лакомый кусочек.

- Да ты готов есть с утра до ночи, - засмеялась Уэнни. - Скоро станешь поперек себя толще!

- Кушайте, мои родные, здесь всем хватит. - Смиринка поцеловала Уэнни и присела на лавку. - Бедные мои сиротки, - сказала она, и от ее улыбки в маленьком домике стало как будто светлее. - Сегодня ровно десять лет, как вас отыскал мудрый Вечный Искатель. С утра до захода солнца он бродит по дорогам и находит все, что потеряно, забыто, брошено…

Дети не ответили Смиринке, они дружно хлебали из миски густую похлебку. Зеленый Мышонок забрался на стол и двумя лапками запихивал себе в рот куски сладкого пирога.

- Хвала Господу Богу, вы были тогда совсем маленькие и все позабыли… - продолжала Смиринка. - Страшный мор напал в тот год на наш город. Не успевали хоронить усопших. Тебя, мой милый мальчик, нашел Вечный Искатель в густом ельнике, еле живого. Уэн назвали тебя, что значит на нашем наречии - сирота. И тебя, моя девочка, тоже разыскал Вечный Искатель. Ты лежала среди цветов на лесной поляне. Он страх как испугался, подумал, что ты умерла. Но тут ты вздохнула и открыла глаза. Вечный Искатель на руках принес тебя в город. Добрые люди приютили тебя и дали имя - Уэнни. А это понимай так - сиротка…

- Ты сегодня какая-то не такая, Смиринка, - приглядываясь к ней, сказала Уэнни. - Ты улыбаешься, но я же вижу, тебя что-то печалит.

- Нет, нет, моя дорогая, - отвернувшись, промолвила Смиринка. - Я такая же, как всегда.

Смиринка вздохнула и поднялась с лавки.

- Пора во дворец, пока главный повар меня не хватился. Будет бранить весь день, а то и вовсе прогонит…

Смиринка вышла из дома. Только простучали по ступеням ее легкие каблучки, как в окно заглянула старушка в бедном опрятном чепчике.

Это была старая Амрита, соседка. Она жила неподалеку и частенько навещала Уэна и Уэнни. Старушка поставила на подоконник корзину спелых блестящих слив.

- Сладкие, что твой сахар, - промолвила старушка. - Кушайте на здоровье. Да вот еще что, милые детки. Сегодня никому не открывайте дверь. Ходит по городу нищенка-оборвашка. Говорят, она больна проказой, вся в струпьях да в коросте. Просит хоть глоток воды, но люди боятся ее, гонят прочь…

- Может, и моя матушка так же бродила по дорогам и просила подаяния, - тихо промолвила Уэнни и вдруг залилась горючими слезами.

- Не плачь, Уэнни. - Уэн бросился к девочке, ладонями вытер слезы с ее щек. - Я никому не дам тебя в обиду. А когда подрастем, мы с тобой поженимся, правда, Уэнни?

- Да, - ответила Уэнни, светло улыбаясь сквозь слезы. - Да, Уэн, так уж мы решили.

Зеленый мышонок наелся и, отдуваясь, уселся на край глиняного блюда.

- Поженимся, поженимся, - недовольно проворчал он. - Экие глупости! - Но тут же снисходительно добавил: - Хотя, пожалуй, так и быть, я приду на вашу свадьбу.

- Мы будем тебе очень рады, правда, Уэн? - рассмеялась Уэнни.

- Чего ты смеешься? - рассердился Мышонок. Он был очень самолюбив и обидчив. - Немногие могут похвастаться, что у них на свадьбе был Зеленый Мышонок. Зеленый, как весенняя травка! Нет, с людьми лучше не иметь дело. Просто слов не подберешь, чтоб описать вашу глупость! Вот извольте, вчера ночью Уэнни одна-одинешенька, дрожа от холода, стояла на дороге со свечой в руке. А кругом ни души.

- Уэн ушел в лес за хворостом и припозднился, - тихо сказала Уэнни. - Я испугалась, что он заблудился.

- Не суди о том, в чем не смыслишь, Зеленый Мышонок, - серьезно добавил Уэн. - Я и вправду заплутался в лесу, сбился с тропинки. Но увидел издалека огонек свечи Уэнни и выбрался из леса.

- Ну, я вижу, здесь со мной никто не считается, - с обидой проворчал Зеленый Мышонок. Он вскочил на порог и скрылся в придорожной траве.

- Смотри, Уэн, - вскрикнула Уэнни и перегнулась через подоконник. - Смотри, кто идет! Сдается мне, это та самая нищенка.

По дороге, опустив голову, шла женщина, закутанная в темный изношенный плащ. Лицо скрывал низко опущенный капюшон.

- Воды… Глоток воды… - еле слышно прошептала женщина. - Я умираю от жажды…

Уэнни сорвалась с места, зачерпнула глиняной кружкой воды из бадьи и бросилась к двери.

Еще издали она почувствовала смрадный запах от гнойных струпьев. Но, не думая ни о чем, девочка подбежала к нищенке и протянула ей кружку с водой.

Нищенка отпила глоток, голос ее неожиданно окреп и зазвенел.

- Храни тебя Господь, мое доброе дитя! С ранней юности меня поразил этот страшный недуг. Лицо и руки покрылись струпьями и язвами. Я была богата, но потратила все свое состояние, покупая самые редкие снадобья. Увы, ни один лекарь не мог мне помочь. Я превратилась в уродливое чудище. Не знаю, сколько лет я странствовала по дорогам, нищая и оборванная. Меня томила вечная жажда. Но встречные гнали меня со страхом и омерзением. Однажды в глухом лесу я набрела на хижину старого отшельника. Святой старец сказал мне: "Несчастная! Тебя исцелят жалость и сострадание". Лишь ты одна, моя милая девочка, не испугалась и пожалела меня. Я уже чувствую, раны мои затягиваются, утихает жгучая боль…

Женщина подняла голову и взглянула на Уэнни, и та увидела, что глаза нищенки светятся и сияют как две звезды, отраженные в глубоком омуте, полном лунного света.

Налетевший ветер взвихрил пыль густым облаком. Когда пыль улеглась, нищенка уже исчезла.

Уэнни вернулась в дом. Уэн стоял на пороге.

- Она как будто рукой тронула мое сердце, - попробовала объяснить Уэнни.

Между тем Смиринка торопилась знакомой дорогой.

В конце улицы она увидела Вечного Искателя. Он был еще не стар, но его седые волосы, как серебряные нити, падали на плечи. Вечный Искатель шел, иногда оглядываясь, пристально глядя себе под ноги.

- Смиринка! - окликнул он девушку. - Что с тобой? Ты так грустна, как будто потеряла что-то очень дорогое для себя.

- Пожалуй, так оно и есть, господин, - прошептала Смиринка.

- Загляни ко мне вечерком, если будет время, - предложил Вечный Искатель. - Придешь?

- Приду, - на бегу откликнулась Смиринка и заторопилась дальше.

Вечный Искатель вдруг остановился, будто прислушиваясь к чему-то. Словно какой-то тоненький невнятный голосок позвал его.

Он пригляделся и увидел в траве потертый кожаный кошель.

- Какой-то бедняк обронил, - пробормотал Вечный Искатель и сунул кошель за пояс. - Ну да если хватится, знает, куда прийти. И для меня радость вернуть хозяину пропажу. А это что звенит? Так тонко-тонко…

Вечный Искатель разбросал в стороны сухие листья и поднял с земли ярко блеснувшее на солнце золотое кольцо.

- Э, да это непростое колечко! - задумчиво проговорил Вечный Искатель, разглядывая находку. - Как есть змея, а вместо глаз темные рубины. Так и горят! А какова работа! Да, это кольцо сделал поистине великий мастер. Но почему такая гнетущая тоска охватила мою душу, едва я только глянул на него? Впрочем, надеюсь, его хозяин скоро отыщется. Вещь ценная, редкая, что ни говори…