Кот в сапогах и людоед

(Время чтения: 17 мин.)
0

Кот в сапогах и людоед

Глава 1
Появление знатного незнакомца

Было утро. Вставало солнце над зелёной бархатной страной, где жили великаны и людоеды. К счастью, они попадались там не так уж часто. В основном там жили обыкновенные люди. И вот трое из них, Пьер, Жан и Жак-простак, сидели на траве под раскидистым дубом.

"Дон! Дон!" – плыло над землей. Это печально звенели колокола в сельской церкви.

– Умер наш батюшка, мир его праху, – сокрушённо сказал Пьер.

– Как же нам теперь быть? – со вздохом промолвил Жан.

– Делать нечего, надо делить наследство, – сказал Пьер.

– Ну что ж… – согласился Жан.

– Я по праву заберу себе мельницу, – подумав, рассудил Пьер. – Кто помогал батюшке молоть зерно? Вон я до сих пор весь в муке.

Старший сын встал и зашагал вверх по узкой тропинке к мельнице, стоявшей невдалеке. Захлопнул за собой дверь. И скоро закрутились, завертелись большие крылья мельницы на холме.

– А я возьму себе осла, – вставая, заявил средний брат. – Кто помогал батюшке насыпать зерно в мешки? Так я и буду возить муку в пекарню.

Жан поднялся, отвязал осла, который тут же щипал травку, сел на него и уехал не оглядываясь.

Жак-простак даже не заметил, что остался один. Так он был погружён в свои печальные мысли. Он поднял голову и огляделся.

– Вот те на! – удивился он. – Вижу, братья мои пристроились. А я? Помогал всем без отказу, а на деле остался ни с чем. И идти мне некуда.

Жак лёг на траву, закинув руки за голову, и продолжал рассуждать, глядя в ясное небо.

– Братья всё прибрали к рукам, остался один кот. Нечего сказать – наследство. Правда, славный котище. Бывало, зимой продрогну на сеновале, а он ляжет рядом, прижмётся, вдвоём всё теплее. И мышей ловить мастак. Да мне-то что в этом проку! Нет, видно, помирать мне с голоду, не иначе.

Неожиданно Жак-простак услышал звон шпор. Он поднял голову и тут же вскочил на ноги. Он увидел, что к нему по зелёной полянке направляется какой-то важный господин. Был он невысокого роста, но, несомненно, это был какой-то маркиз или граф. Бархатный плащ задевал головки цветов, а из-под низко надвинутой шляпы торчали острые задиристые усы.

Жак-простак вскочил и почтительно поклонился незнакомцу.

– Что вам угодно, господин? – робко спросил он. – Может, вы заблудились, так я укажу вам дорогу. Только тут у нас поблизости ни одного замка.

– Не узнаёшь меня, хозяин? – послышался знакомый мурлыкающий голос. И важный господин сорвал с себя шляпу.

Жак-простак от изумления вытаращил глаза.

– Это ты, мой кот? Сроду бы не догадался. Как? Откуда?

Кот с важным видом упёр лапу в бок.

– Что, хорош? Я даже заглянул в лужу и полюбовался на себя.

– Но откуда ты это всё раздобыл? Я смотрю, у тебя и сапоги со шпорами.

– Это целая история. Да ты садись поудобнее, не стесняйся.

Кот скинул с себя плащ. Расстелил его на земле, и они уселись рядышком.

– Так вот, иду я, хозяин, по дороге. Вдруг слышу, откуда-то из-за деревьев – крики, вопли, брань, проклятья. Гляжу, с десяток разбойников напали на рыцаря. Какие рожи, какие ножи! А рыцарь, на беду, ростом не вышел – эдакий щупленький, хилый, где уж ему справиться с такими бандитами. Ну, я, конечно, сразу – на помощь. Одного исцарапал, другого… Рыцарь, не будь дурак, вырвался и бросился наутёк. Ветер сдул с него шляпу, сорвал плащ. А сапоги он сам сбросил, чтобы бежать было легче. Рыцарь убежал босиком по лесной дороге. Разбойники – за ним. Да где им его догнать! А шляпа, бархатный плащ, сапоги так и остались лежать в канаве. Да ты только посмотри, какие сапожки, слов нет! Славно я принарядился!

Тем временем на ветку дерева села небольшая птичка с хохолком. Наклонив голову, она с интересом прислушивалась, стараясь не проронить ни словечка. Глазки её блестели от любопытства.

– Одно плохо, – вздохнул Кот. – У знатных вельмож, я сам видел, на шляпах торчат перья. А у меня, погляди-ка, ни перышка.

– Кстати, это дело поправимое, – послышался сверху тоненький голосок. – Ты меня так позабавил своим рассказом, за это – вот тебе лучшее перо из моего хвоста!

Птичка вырвала из хвоста длинное переливчатое перо, и оно, кружась и покачиваясь, опустилось на землю возле Кота. Кот в восторге схватил перо и тут же заткнул его за ленту своей шляпы.

– Спасибо тебе, милая птичка. Как раз то, что мне не хватало. Клянусь всей сметаной на свете! Никогда в жизни не обижу больше ни одной птички!

– Всё это очень хорошо, – уныло сказал Жак-простак. – Но нам с тобой даже негде преклонить голову.

– Не вешай нос, хозяин! – воскликнул Кот. – Что-нибудь да придумаем. Лишь бы ветер унёс это облачко. Когда светит солнце, мне в голову сразу приходят чудесные пушистые мысли.

– Кстати сказать, я знаю одну укромную полянку. Там в кустах можно свить из ветвей преуютный шалаш, – прочирикала птичка.

– Слышит моё ухо, горит мой глаз, – пробормотал себе под нос Кот. – Чую, ждет нас что-то необыкновенное. Может, как раз наша судьба скачет сейчас по лесным чащам.

Птичка полетела к лесу. На лету она обернулась и прощебетала:

– Кстати, меня так и зовут: птичка Кстати!

Глава 2
Жак-простак встречает принцессу

Солнце стояло уже высоко и заметно припекало. Жак-простак вконец умаялся, ломая гибкие ветки для шалаша. Кот, сбросив шляпу и плащ, помогал ему вовсю. Птичка Кстати тоже старалась вовсю, она затыкала листьями дырки в зелёной крыше. Шалаш получился на славу. Скрытый кустами, он был незаметен, а большой узловатый вяз бросал на него густую тень.

– Кстати сказать, – заметила птичка, – что-то я раньше не видела здесь этого вяза.

– Мало ли деревьев в лесу, все не упомнишь, – беспечно сказал Кот и отломил нижнюю ветку вяза. Ему показалось, что дерево глухо вскрикнуло. Но Кот не обратил на это внимания.

– В этом шалаше мы и будем коротать наши дни. – Жак невольно вздохнул. – Немного одиноко, конечно…

– О чём ты говоришь, хозяин! Ведь я с тобой! – воскликнул Кот. – Здесь на природе мне будут приходить в голову чудесные пушистые мысли. А о пропитании ты не заботься, это уж я возьму на себя.

– Кстати сказать, я буду вас частенько навещать. – прощебетала птичка Кстати. И, мелькнув пёстрым оперением, полетела по своим совершенно неотложным делам.

Усталый Жак задремал в новом лесном жилище на охапке листьев. Кот, как всегда, примостился рядышком. Шляпу и плащ он повесил тут же на сучок вяза, но сапоги не снял. Расстаться с ними он был просто не в состоянии.

Откуда-то издалека послышался лай собак, крики ловчих и звуки охотничьих рогов.

– Вот тебе и укромное местечко, – проворчал Кот, приоткрыв один золотой глаз. – Поспать не дадут после такой работёнки. Надо же, королевская охота на наши головы! Не буду будить хозяина по всяким королевским пустякам. Не буду – и всё. – Кот уткнулся носом в плечо Жака и снова задремал.

Звуки рогов стали понемногу отдаляться. Но тут раздвинулись ветки жимолости, и на полянку вышла девушка неизъяснимой красоты и прелести. На голове у девушки сияла корона, которая, правда, немного съехала набок. Её атласные башмачки промокли насквозь, а за кружева зацепилось несколько листочков.

– Боже мой, вконец заблудилась! – озираясь, проговорила принцесса. – К тому же пришлось перейти вброд ручей. Интересно, куда подевались эти зануды – мои придворные дамы? Они же должны с меня глаз не спускать!

Принцесса сорвала лесной колокольчик, и он зазвенел у неё в руке.

– Чудо, какая полянка, прелесть! – проговорила она, оглядываясь. – А как пахнет шиповник! Отдохну здесь на траве. Фрейлины должны меня найти, это же их обязанность.

Принцесса достала носовой платок. Платок был из тончайших кружев, просто кусочек облачка с вышивкой. Она обмахнула разгоряченное лицо и вдруг прямо-таки застыла на месте.

Из-под нависших ветвей старого вяза на неё смотрели жадные, горящие дьявольским огнём глаза. Ей даже послышалось, что корявые губы прошептали: "Принцесса! Принцесса!"

– Ах! – в ужасе вскрикнула бедняжка и, как подкошенная, упала без чувств на шелковистую траву.

С могучего вяза посыпались листья, словно налетел осенний вихрь, зашумели, закачались ветви. В тот же миг старое дерево исчезло, вместо него на поляне стоял смуглый широкоплечий человек, укутанный в зелёный бархатный плащ. У него было угрюмое надменное лицо, одна бровь выше другой, а у пояса висел длинный кинжал в драгоценных ножнах.

– Моё маленькое сокровище, наконец-то я нашёл тебя. До чего мила! Сколько я пересмотрел принцесс, ни одна с тобой не сравнится, – произнёс человек в зелёном плаще, наклоняясь над принцессой. Он протянул к ней хищные длинные руки. – Проклятая охота! Я уже хотел подойти к тебе, но тут на меня накинулись собаки. Мне пришлось превратиться в старый пень. Когда ты перебиралась через ручей, я уже собрался протянуть тебе руку, но тут налетели охотники. Мне пришлось превратиться в мокрый камень. Наконец я решил подождать тебя на поляне, но здесь какой-то дурень строит шалаш, и я обернулся вязом. Какая досада, что ты так не вовремя упала в обморок. Впрочем, не беда. Сейчас не лучшее время для знакомства. Я хочу явиться перед тобой во всём своём блеске и великолепии. Решено, аппетитная малютка, ты станешь моей женой.

Человек в зелёном плаще повернул кольцо с чёрным камнем на пальце. И тут же превратился в огромного зелёного шмеля. Громко жужжа, шмель покружился над принцессой и исчез.

Кот потянулся и открыл глаза.

– Кто-то тут нахально разжужжался, какая-то дрянная муха.

Он выглянул из шалаша и ахнул.

– Фырбырмяу! Куда подевался старый вяз? Моя шляпа, плащ – всё валяется в траве! Пока мы спали, кто-то спилил дерево и увез. Нечего сказать, укромное местечко! А это кто? Принцесса! Несомненно, принцесса! К тому же прехорошенькая. И какая удача, как раз в обмороке.

Кот быстренько надел шляпу и принялся изо всех сил тормошить спящего Жака:

– Хозяин, хозяин, проснись! Не упусти случай.

– Чего тебе? Отстань, – сонно проворчал Жак.

– Тут в траве принцесса. Лежит без чувств. Ну что же ты! Давай шевелись. Скорее!

Жак вылез из шалаша и остановился потрясённый.

– Какая красавица! Я и подойти боюсь.

– Не бойся, не бойся. Сразу же поцелуй её.

– Ты думаешь? А она не рассердится? – с сомнением спросил Жак.

– Чудак, давно известно, если принцесса в обмороке, её надо тут же поцеловать. Они это просто обожают. Целуй! Чего тут думать.

Жак-простак опустился на колени. Он наклонился над принцессой, вглядываясь в её бледное личико, и робко поцеловал в губы. Ресницы принцессы затрепетали. Она тихонько вздохнула и открыла глаза.

– Кто вы? – изумлённо спросила принцесса.

– Я? – растерялся Жак. – Я просто сын мельника…

– Ничего не просто, – вмешался Кот. – Мы решили тут немножко пожить на природе, вот он и говорит всем, что – сын мельника.

– Но я не вижу в этом ничего плохого, – сказала принцесса, вставая и отряхивая с платья травинки.

– А на самом деле перед вами маркиз Карабас и его пушистый слуга, – любезно сказал Кот, снимая шляпу и раскланиваясь.

– Никакой я не маркиз! – Жак сердито толкнул Кота локтем в бок. – Меня зовут Жак-простак.

– В душе он настоящий маркиз, поверьте, принцесса, – промурлыкал Кот.

– Да я и сама это вижу, – улыбнулась принцесса. Как много было в её улыбке!

За деревьями послышались тревожные женские голоса:

– Ваше Высочество, где вы? Где вы?

– Как не вовремя! Сейчас появятся из кустов их длинные любопытные носы, – с досадой сказала принцесса.

– Прощайте, принцесса, – тихо проговорил Жак. – Наверно, я вас больше никогда не увижу, – грустно добавил он.

– Почему же! – возразила принцесса. – Я сегодня как раз свободна. Завтра и послезавтра – тоже. Приходите ко мне во дворец.

– Во дворец! – ахнул Жак.

– Конечно, конечно. Мы придём! Всенепременно, – подхватил Кот.

– Так я вас жду, Жак, то есть маркиз Карабас. Не забудьте, сегодня вечером в саду моего замка…

Принцесса с нежностью посмотрела на Жака, затем раздвинула кусты жимолости и скрылась. Голоса. Топот коней. Всё затихло.

Жак в отчаянии повернулся к Коту:

– Что ты натворил, чудовище! Я влюбился в неё. Влюбился на всю жизнь. Теперь мне остаётся только умереть от любви.

Жак упал лицом в траву. И так остался лежать неподвижно.

– Погоди, хозяин, не умирай, – испугался Кот. – Что ты! Что ты! Поживи ещё немного. Увидишь, я что-нибудь придумаю. Ведь я не просто Кот, а Кот в сапогах и шляпе.

Кот фыркнул на пробегавшего за кустами кролика, да так, что тот опрометью бросился прочь, только мельк нули серые уши.

А Кот задумчиво замурлыкал свою любимую песенку:

Мой хозяин – Жак-простак,
Добрый удивительно.
Без меня он так и так
Пропадёт решительно.
Будет думать день и ночь,
Тосковать отчаянно.
Должен я ему помочь,
Выручить хозяина.

Потом подумал и допел песенку до конца:

Пять когтей на каждой лапе,
Две лукавинки в глазах.
Будет наше дело в шляпе,
Будет дело в сапогах.

Глава 3
В замке Людоеда

Жарко пылал огромный очаг, бросая золотые отсветы на высокий прокопчённый потолок. Все стены кухни были увешаны огромными ножами, похожими на сабли, вилками, похожими на вилы. Под потолком висели сковородки. А все полки были уставлены медными, великолепно начищенными котлами и кастрюлями. В замке было много роскошно убранных покоев, но почему-то Людоед предпочитал проводить время в своей кухне у очага.

Вот и сейчас Людоед в зелёном камзоле сидел, откинувшись в кресле, глядя на жарко пылающие поленья.

– Мила, очень мила. И вообще, мне давно уже пора жениться.

Эти беленькие пухлые ручки, прямо булочки.

И, словно вторя ему, вверху качнулась и прозвенела большая сковородка.

– Круглые румяные щёчки, ни одно яблочко с ними не сравнится!

Над очагом звякнули две огромные вилки.

– Нет, нет, жена совсем для другого! – спохватился Людоед. – Ей в моей кухне и делать нечего. Пусть в парадном зале принимает гостей и поражает всех своей красотой.

Пустая кастрюля на полке сердито забулькала, как будто в ней кипела похлёбка.

– А пройдёт какое-то время, мне на колени будут карабкаться маленькие людоедики и пищать: папочка, папочка! Что за прелестная картина! Решено, я женюсь.

В тот же миг большая медная кастрюля сорвалась с крюка и стукнула Людоеда по затылку.

– Положительно, этим кастрюлям и сковородкам не нравятся мои жизненные планы. Ну, буду я ещё считаться со всякой поварёшкой!

Послышался шорох и топот маленьких ног. Из круглой норки появилась Королева мышей. Голову её украшала корона, а горностаевую мантию поддерживали два мышонка.

– Я лежала на своей постели под балдахином – вдруг звон, грохот. Что случилось?

– Я женюсь, королева, – сказал Людоед, потирая косматые руки. – Она просто восхитительна, моя маленькая принцесса.

– Какой опрометчивый шаг! – возмутилась Королева мышей. – Чувствую, всё в замке пойдет кувырком. Забегают придворные дамы, начнётся суета, шум, все эти женские штучки, сплетни, пересуды. И будет ли она достаточно почтительна со мной? Ведь я королева. – Мышь недовольно сморщила носик, огляделась. – Между прочим, дорогой маркиз, куда подевался ваш повар?

– А, пустяки! Он так разъелся на моих припасах! И при том этот постоянный румянец от жаркого очага… Словом, нам пришлось расстаться. Ну, вы догадываетесь, – небрежно махнул рукой Людоед. – Впрочем, поймаю на дороге себе какого-нибудь другого повара.

– И всё-таки, дорогой маркиз, не стоит жениться. Она войдёт сюда и перевернёт всю нашу жизнь, – озабоченно сказала Королева-мышь.

Но Людоед её уже не слушал.

– Надо пойти переодеться: атласный камзол, шпага с рукоятью, усыпанная алмазами. Нельзя же снова явиться перед моей милой крошкой в виде дерева.

Людоед прищёлкнул языком от удовольствия, улыбнулся, предвкушая что-то приятное, и быстрым шагом вышел из поварни.

– Ох, предвижу большие неприятности в нашем замке! – огорчённо пробормотала Королева-мышь. – Недаром мне приснился сегодня премерзкий сон. Нахальный котяра да ещё, представьте себе, в сапогах и шляпе! Нет, такой сон не к добру.

С досады Королева наградила подзатыльником испуганного мышонка-пажа и удалилась в свою норку.

Глава 4
Сватовство Людоеда

Для влюблённых время тянется так медленно! Жак-простак сидел возле шалаша, жевал травинку и вздыхал. Он вспоминал прелестное личико принцессы Флоретты и сам не понимал, что с ним творится. Он одновременно печалился и радовался, робел и надеялся. А Кот нетерпеливо поглядывал на небо и ждал, когда ветер унесёт подальше облака. Ведь, когда светило солнышко, ему приходили в голову чудесные пушистые мысли. Вот, вот, ещё немножко… Уже что-то намечается… С одной стороны – принцесса, с другой стороны – мой хозяин… Неплохо было бы заиметь что-нибудь получше нашего шалаша.

А во дворце в своей опочивальне принцесса не отходила от окна: когда же наконец солнце зайдет за вершины? А оно, как назло, словно остановилось посредине неба. Как известно, пальчиком солнце не подтолкнёшь.

Вдруг Флоретта отшатнулась от высокого окна. Мимо, чуть не задев крылом ветки вьющегося винограда, пролетел коршун. Перья его отливали зеленью. Он сверкнул на неё кроваво-красным глазом.

Жаль, не видела принцесса, что коршун опустился на землю у подъёмного моста. Встряхнулся и превратился в высокого широкоплечего человека в зелёном атласном камзоле.

Король Бамбар, как положено, занимался важными государственными делами, то есть попросту сидел на троне и думал, что дела в его королевстве идут из рук вон плохо. Чтоб немного успокоиться, он вязал на спицах кружевную шаль для Флоретты.

В дверях появился слуга и с поклоном доложил:

– Ваше Величество, маркиз де Лю просит его принять.

– Маркиз де Лю? – повторил Король. – Что ж, пусть войдёт.

Двери зала широко распахнулись. И король увидел незнакомца в зелёном атласном камзоле. На груди его была золотая цепь, усыпанная алмазами, а на поясе висела ещё более драгоценная шпага. Правда, его смуглое горбоносое лицо и жесткий взгляд не показались королю особенно приятными.

– Позвольте представиться, Ваше Величество, маркиз де Лю, ваш сосед, – поклонился незнакомец.

– Маркиз де Лю, – потер лоб король. – Что-то не припомню такого.

– Вообще-то моё полное имя маркиз де Людоед, – чуть запнувшись, произнес незнакомец.

Король невольно вздрогнул. И отложил в сторону вязание.

– Надеюсь, вы сегодня позавтракали, дорогой маркиз?

– Ах, Ваше Величество! Это всё – враги. Распускают о нас всякие россказни, нелепые слухи. Поверьте, на самом деле я питаюсь в основном зеленью, салатиками. Ну, так, очень изредка, иногда, если выведут меня из себя… А уж шуму-то!

Король немного успокоился и поудобней уселся на троне.

– Но что вас привело ко мне, дорогой маркиз?

– Скажу напрямик: я увидел вашу дочь принцессу Флоретту и влюбился в неё без памяти. Ваше Величество, прошу её руки!

Король нежно любил свою дочку, и потому одна мысль выдать её замуж за Людоеда вызвала у него большие сомнения. Людоед зорко взглянул и увидел растерянность на его лице.

– К тому же я отнюдь не беден. О нет, я безмерно богат. Тучные поля, стада, великолепный замок на скале, сундук с драгоценностями…

– Это несколько меняет дело, – протянул король.

– К тому же вам достаточно назвать имя вашего врага, и вы больше его никогда не увидите.

"Его аппетит можно использовать в государственных интересах. Врагов у меня, как у всякого короля, более чем!.. – Король задумчиво улыбнулся. – Тут есть о чём поразмыслить".

Он позвонил в колокольчик и приказал позвать принцессу.

– Ты звал меня, папочка? – Флоретта вбежала в залу. Она остановилась, хмуря бровки и рассматривая Людоеда.

– У меня для тебя новость, моя дорогая. Ну, словом, ты уж не сердись, но это твой жених маркиз де Лю.

– Как, папочка? Даже не спросив моего согласия? – Принцесса гордо вскинула головку.

– Дитя моё, – жалобно проговорил король. – В казне ни гроша. А маркиз несметно богат. К тому же он поможет разрешить нам массу сложностей. Это, знаешь, политика… ты ничего, конечно, в ней не понимаешь, но…

– Какое мне дело до твоей глупой политики, ещё чего! – Вдруг жаркий румянец вспыхнул на её щеках. – И главное, главное… Я люблю другого!

С этими словами принцесса повернулась и выбежала из зала.

– Маркиз! – Король в растерянности развел руками. – К сожалению, я должен вам отказать. Моя дочь, моя единственная дочь, маленькая Флоретта, её матушка умерла, когда она была совсем малышка. Может быть, вы скажете, что я её избаловал, но против её воли я не могу!

Однако жених не собирался так просто отступить.

– Ваше Величество, не будем торопиться. Детское наивное чувство. Я уверен, когда мы с принцессой познакомимся поближе, всё изменится. Поверьте мне. – С этими словами маркиз вежливо раскланялся и вышел из зала.

"Я должен разузнать, в кого влюбилась дерзкая девчонка. Наверняка какое-нибудь ничтожество. И тогда… О, не будите во мне Людоеда!" – злобно пробормотал он, стискивая рукоять шпаги.

Глава 5
Таинственное исчезновение Жака-простака

Людоед, нахмурив брови, шёл по дорожке королевского сада, усыпанной розовым песком. Закатное солнце надело золотые короны на зубчатые стены замка. Деревья шелестели тише, словно засыпая. Тонкие ленты тумана поплыли над озером. Потянуло прохладой.

Людоед поплотней запахнул плащ и чуть не налетел на невысокого господина, из-под широкополой шляпы которого торчали колючие усы. За ним, неуверенно оглядываясь по сторонам, шагал красивый кудрявый юноша, одетый в залатанный кафтан.

"Что это за деревенщина? Его место на конюшне, а он разгуливает здесь среди кустов роз. Ну, ничего, я наведу тут свои порядки".

В конце аллеи мелькнуло белое кружевное платье принцессы.

– Принцесса! – взволнованно проговорил юноша. – Может, нам уйти?

– Ещё чего! – возразил его низкорослый спутник.

– Принцесса?! – пробормотал Людоед. – Что она делает вечером одна в саду?

Он повернул кольцо на пальце и в тот же миг превратился в кустарник с жёсткими листьями и острыми колючими шипами.

Между тем наступил сиреневый вечер. В кустах жасмина послышались первые робкие трели соловья. Принцесса шла по дорожке, вглядываясь в глубину сада. "Неужели он не придёт? Нет, нет, у него такие глаза! Он не мог меня обмануть".

В кустах послышалась какая-то возня, возмущённое кошачье фырканье, и мохнатые лапы вытолкнули на дорожку Жака-простака.

– Ах! – тихо сказала принцесса.

– Уж извините, может, я вас напугал, – сказал Жак.

– Совсем наоборот, – ответила Флоретта, улыбаясь.

Наступило молчание. Принцесса ждала, что скажет Жак. А Жак не знал, что сказать.

– Говори, что влюблён по уши! – прошипел Кот из кустов.

– Влюблен по уши… – растерянно сказал Жак.

– И до кончика хвоста! – подсказал Кот.

– И до кончика хвоста, – повторил Жак. – Только вы не сердитесь.

– А я ничуть не сержусь. – Принцесса подошла поближе.

– Тогда целуй её. И дело в шляпе, – послышалось из кустов.

– Можно я вас поцелую? – робко спросил Жак. – Если нельзя, вы так и скажите.

– Ну почему же… – тихо молвила принцесса.

Жак обнял Флоретту и нежно поцеловал её.

– Ой! – вскрикнула принцесса. И как тут было не вскрикнуть! Острая колючка впилась ей прямо в пальчик.

– Капелька крови! – испугался Жак.

В этот момент Кот отчаянно завизжал в кустах:

– Фырбырмяу! Колючки! Проклятые колючки! Они вцепились в меня со всех сторон!

И растрёпанный Кот выскочил на дорожку.

– Что вы тут насажали, принцесса? На ветках просто иголки, рыболовные крючки!

– Бедный котик! – пожалела его принцесса. – У нас даже розы без шипов. Сейчас же прикажу садовнику с корнем вырвать эти мерзкие колючки!

– С корнем, с корнем! – подхватил Кот, отряхиваясь.

Из кустов послышалось угрюмое рычание.

– Кто-то рычит, но собакой не пахнет, – заметил Кот.

– Принцесса! Принцесса! – послышались взволнованные женские голоса.

– Принцесса! Где вы?

– Ох уж эти придворные дамы! Вечно они меня теряют, – недовольно сказала принцесса. – Я сейчас вернусь. А ты, милый Жак, пожалуйста, никуда не уходи.

Принцесса побежала по дорожке. Белое платье блеснуло в лунном свете и погасло.

– Ну, хозяин, клянусь сметаной, принцесса твоя! – Кот с довольным видом потёр лапы.

– Это мы ещё посмотрим! – раздался возмущённый голос где-то рядом. – Вырвать с корнем! Кого? Меня!

Колючие ветки взметнулись и пошли, пошли крутиться туманными кольцами. Над Жаком нависла огромная оскаленная морда, изрыгающая пламя. Лунный свет сверкнул на железной чешуе огромного дракона. И в тот же миг когтистая лапа крепко схватила Жака.

– Фырбырмяу! – в ужасе вскричал Кот и вцепился в раздвоенный драконий хвост. Но тут же был отброшен в сторону.

Один взмах перепончатых тяжёлых крыльев – и дракон, как гигантская летучая мышь, поднялся в воздух вместе с Жаком.

– Хозяин! – отчаянно крикнул Кот.

Но дракон уже скрылся в темноте ночи.

Невозможно описать отчаянье принцессы, когда она вернулась. А Кот был просто вне себя и рвал на груди шерсть. Одним словом, принцесса горько плакала, а Кот не находил слов утешения.

– Нет, надо взять себя в лапы, – решительно сказал Кот. – Ступайте, принцесса, к себе во дворец и ждите от меня вестей. А я отправлюсь на поиски хозяина.

"Если бы я ещё только знал, где его искать!" – подумал он про себя.

– Кстати, – послышался тонкий голосок из листвы, – могу вам сообщить кое-что важное.

– Это птичка Кстати, – встрепенулся Кот. – Говори, говори, милая пичужка.

– Какие вы всё-таки недогадливые! Колючий куст – это был Людоед. Кстати, ужасный дракон – тоже.

– Людоед! – ахнул Кот. – Только этого нам не хватало!

– Кстати, я могу показать тебе дорогу к его замку.

– А это далеко? – с беспокойством спросил Кот.

– Не так далеко, но найти не просто. Надо сначала как следует заблудиться, и тогда непременно выйдешь прямо к замку Людоеда.

Глава 6
Опасный гость

В эту ночь поселяне видели, как над крышами их домов пролетел огромный дракон, держа в когтях какого-то несчастного.

И уже через полчаса Людоед с довольным видом сидел, развалившись в кресле у себя на кухне, а перед ним стоял, закованный в цепи, Жак-простак. Пленник с трудом понимал, как он здесь очутился.

– Нет, не надейся, это тебе не снится, – злорадно ухмыльнулся Людоед. – Надо решить, съесть тебя прямо сейчас или подождать до утра. Нет, от этих волнений что-то пропал аппетит. К тому же влюблённый жених на завтрак – что может быть вкуснее! Решено, позавтракаю – и сразу во дворец к моей Флоретте.

– Но она любит меня! – в отчаянье вскричал Жак.

– Любит тебя, а достанется мне! – захохотал Людоед.

По знаку хозяина вошли слуги, больше напоминавшие разбойников с большой дороги. Они поволокли Жака куда-то вниз по лестнице в сырое мрачное подземелье.

Жак оглянулся по сторонам: на окнах решётки, тяжёлая, окованная медью дверь. "Нет, отсюда не убежишь, – в унынии подумал Жак. – Эх, была бы у меня хотя бы дубинка! Тогда посмотрели бы, кто кого!"

Людоед между тем устало потянулся и зевнул. Он был очень доволен. Всё складывалось как нельзя лучше! Людоед отхлебнул темного вина из серебряного кубка.

Из норки выглянула Королева-мышь.

– Завтра свадьба, – объявил ей Людоед. – Приглашаю тебя и всё твоё хвостатое племя. А если придворные дамы принцессы разбегутся с визгом, то так им и надо.

– Предвижу кучу шума и суеты. Мои мышиные предчувствия меня никогда не обманывают, – недовольно проворчала Королева-мышь. И тут же скрылась в норке.

Людоед сладко проспал до утра, и всю ночь ему снился жених на блюде для пирожных.

Едва взошло солнце, кто-то мягко постучал в ворота замка.

Заспанный одноглазый слуга выглянул из окошка.

– Открывай, бездельник! Мне надо сообщить твоему хозяину важные вести, – нетерпеливо потребовал путник. Он был невысок, в плаще, в низко надвинутой шляпе.

Слуга проводил его прямо на кухню к Людоеду. Тот только что проснулся и был в отличнейшем настроении.

– Конечно, вы заблудились, сбились с дороги. Только таким образом ко мне попадают случайные путники.

– Нет, я шёл прямо к вам, – возразил ранний гость и добавил, оглядываясь: – Как любезно с вашей стороны, что вы разожгли огонь в очаге и начистили эту большую сковородку.

– Я не совсем вас понимаю, при чём тут сковородка. И, простите, кто вы? – с некоторым беспокойством спросил Людоед.

– Тут нет никакого секрета, – с ухмылкой сказал гость, усаживаясь на скамейку. Он достал из-за пазухи длинный свиток и развернул его. – Вы у меня седьмой.

– Как седьмой? Почему? – удивился Людоед.

– Потому что с шестым уже покончено, – по-прежнему ухмыляясь, спокойно ответил гость, продолжая рассматривать свиток.

– Но всё-таки я хотел бы знать, кто вы? – с нарастающим беспокойством спросил Людоед.

Загадочный гость ещё ниже надвинул шляпу.

– Я? Я – людоедоед, – небрежно сказал он.

– Кто-кто? – Людоед просто не поверил своим ушам.

– Людоедоед.

– Людоедо… что?

– Просто я питаюсь одними людоедами. Извольте, взгляните на мой список. Этого людоеда я съел. Этого – тоже. Этого – тоже. Этот был в гриппу. Терпеть не могу есть простуженных людоедов. Теперь дошла очередь и до вас, маркиз.

Людоед до смерти перепугался. Сказать по правде, он и слыхом не слыхивал о таком ужасе. Свет померк в его глазах.

– Проклятье! А я так мечтал о семейном счастье! Чтобы бегали маленькие людоедики, дергали меня за бороду и пищали: папочка, папочка! А вместо этого – на сковородку, – в отчаянье проговорил Людоед. Он упал на колени. – Молю, пощадите!

– Мне жаль вас от души, – с сочувствием сказал ужасный гость. – Но ничего не могу поделать. Ваша очередь.

"Как бы обмануть его? – лихорадочно подумал Людоед. – А, вот что!"

– Дорогой Людоедоед, какое совпадение! – торопливо сказал он. – У меня в подземелье как раз сидит один молодой людоед, свеженький, кудрявый, глаза голубые, чистые. Никакого сравнения со мной! Я такой жёсткий, жилистый!

– Что ж, я, пожалуй, не прочь взглянуть на него, – ответил страшный людоедоед, пряча за пазухой свой список. – Но вы мне тоже нравитесь.

– Никакого сравнения! – Людоед сорвался с места и бросился к двери.

Послышался топот тяжёлых сапог по лестнице. И через несколько минут слуги втолкнули на кухню упирающегося Жака.

– Забирайте его, я вам его дарю! – поспешно проговорил Людоед. – Он вкусный, вкусный, вкусный! И не смею вас больше задерживать.

– Так и быть, беру его, – согласился гость.

И тут произошло непредвиденное!

– Кот! Дружище! Я узнал тебя по сапогам! – радостно воскликнул Жак.

– Что? – зарычал Людоед.

Он уставился на кончик хвоста, торчащий из-под плаща. Затем Людоед, протянув руку, сорвал с гостя шляпу, и ему в нос фыркнула нахальная кошачья физиономия.

Так вот перед кем он унижался, ползал в ужасе по кухонному полу. Какой обман!

– Сорвалось!.. Эх, хозяин! Ну что же ты?! – вне себя от досады воскликнул Кот.

– Кот! Самый обычный кот! – Людоед просто не мог прийти в себя. – Заковать их обоих в цепи!

Но не тут-то было.

Жак схватил большую сковородку и, размахивая ею, бросился вперед.

Кот подскочил и ухитрился проехать когтями по щеке Людоеда.

На кухне началась свалка. Но дюжие слуги навалились на Жака и быстро скрутили Кота. Тяжёлые цепи зазвенели у него на лапах.

Из норки выглянула Королева-мышь. Злорадные огоньки вспыхнули в её глазах. Она поправила на голове корону и с гордым видом прошлась прямо перед носом Кота. Но этого показалось ей мало. Она хвостом пощекотала ему нос. Это было так оскорбительно, что вся шерсть на Коте встала дыбом.

– Кот в цепях – очаровательная картина! Я и мои подданные непременно навестим тебя в подземелье. Будем тебя щипать, кусать, дергать за усы. Ты получишь огромное удовольствие.

Людоед подошёл к медной сковороде, которая была так начищена, что сверкала не хуже зеркала.

– Проклятье! Как я теперь покажусь на глаза принцессе? – в ужасе воскликнул он. – Жених с расцарапанной щекой! Сейчас же принесите припарки, примочки, подорожник! Слышите, бездельники, чтобы к полудню и следа не осталось! О! – Людоед погладил себя по животу. – Однако я проголодался. Готовьте самую большую кастрюлю.

Глава 7
Король отправляется в поход

Принцесса плакала. Нет, она не плакала, она безутешно рыдала. Птичка Кстати крылышком заботливо смахивала прозрачные слёзы, бегущие по её щекам. А король Бамбар с горестным видом стоял рядом и не знал, чем утешить свою любимую дочурку.

"А я ещё разговаривал с этим чудовищем, с этим Людоедом! – думал он, полный раскаянья. – Это я виноват. Впрочем, что я мог сделать!.."

– Жак! Мой любимый Жак! Пусть он просто сын мельника, но я не перенесу, если с ним что-нибудь случится, – всхлипывала принцесса.

– Сын мельника? – с сомнением проговорил король Бамбар. – Надо же что делает любовь! Впрочем, моя жена тоже была пастушка.

– Жак, мой любимый Жак, он мне дороже всех на свете! Я отправлюсь в замок Людоеда! Пусть он съест нас обоих! – рыдала принцесса.

– Ну, уж это слишком, – в ужасе возразил король Бамбар, его глаза тоже были полны слёз. – Я тебя не пущу туда одну. Ни за что! Придётся мне, старику, надеть доспехи и взять свой боевой меч. Правда, его надо ещё почистить. Он изрядно заржавел.

– У нас нет на это времени, папочка! – воскликнула Флоретта. – Седлайте коней!

– Минутку, минутку, я всё же возьму с собой свою личную охрану. Они все в железных панцирях. Их не так-то легко разгрызёшь.

И тотчас во дворе перед замком началась суета. Появились рослые молодцы в сверкающих доспехах. Это была личная охрана короля.

– Ну, папочка, отдай приказ выступать, – торопила принцесса.

– Так, так… Я слышал, что его слуги – такие головорезы!.. Давай возьмём на всякий случай всю мою армию.

И тут же перед дворцовыми стенами выстроились в походные колонны гвардейцы и гренадёры. Полки заняли весь луг до самой реки.

– Ну, папочка, скорее! – нетерпеливо топнула ножкой принцесса.

– Однако неприступный замок, могучие башни… – с сомнением протянул король. – Пожалуй, без артиллерии нам не обойтись.

По подъёмному мосту загрохотали пушки. Проворные пушкари на ходу чистили жерла, грузили на повозки круглые ядра.

– Так мы и до завтра не соберёмся! – Принцесса выбежала из зала.

Армия растянулась по дороге на семь с половиной километров.

Позже говорили, солдат было так много, что сосчитать их не представлялось возможным.

Впрочем, птичка Кстати всё-таки всех пересчитала. Их оказалось ровно двести двадцать две тысячи двести двадцать три человека.

Там ещё была целая орава мальчишек, которых, правда, уже никто не считал.

Впереди на белом скакуне гарцевала принцесса. Рядом с ней на тяжёлом мохноногом коне ехал король Бамбар.

– Мы, кажется, заблудились. Этому лесу нет конца, – с беспокойством сказал король.

– Да вон, похоже, замок. Видите башни за верхушками деревьев? – сказал, подъезжая, молодцеватый генерал.

Белый скакун принцессы чуть замедлил ход.

– Но если этот ужасный Людоед уже съел моего жениха, – крикнула, обернувшись, принцесса, – тогда моё сердце всё равно разорвётся от горя, вот увидите!

Глава 8
О том, как рухнула главная башня в замке Людоеда

Слуги разжигали огонь в огромном очаге. Людоед в сомнении ходил из угла в угол, время от времени поглядывая на Жака. Тот стоял, понурив голову, и тихо шептал про себя: "Прощай, Флоретта". Между тем Кот нетерпеливо посматривал вверх на узкое оконце, как будто оттуда могла прийти неожиданная помощь.

"Съесть-то я его съем, дело обычное, – думал Людоед. – А вдруг упрямая девчонка мне всё-таки откажет?" Аппетит в нём боролся с нежным любовным чувством.

Тонкий янтарный луч упал сверху на Кота, и глаза его вспыхнули пронзительным зелёным огнем. "Вот оно, вот оно! Пушистая мысль!" – встрепенулся Кот. И цепи звякнули на его лапах.

– Эх, не того я выбрал себе хозяина! – сокрушённо вздохнул Кот. – Ещё сосватал его с принцессой. А ведь мог оказать эту услугу кому-нибудь другому. Например, соседнему графу. Куча благодарностей и никаких неприятностей.

– Постой, постой! Ты это о чём? – заинтересовался Людоед.

– Фырбырмяу! Принцесса так прислушивается к моему мнению. Ведь я главный советник при дворе.

– Да ну! – Людоед с изумлением уставился на Кота.

– Кто этого не знает! Ведь это я уговорил принцессу выйти замуж за простофилю, сына мельника.

"Какой, однако, ловкач. Он и меня чуть было не провёл, – подумал Людоед. – Пожалуй, стоит с ним поладить".

– Снять с него цепи, – приказал Людоед. Что было тотчас же исполнено.

– Ты что же, можешь уговорить принцессу выйти замуж за меня? – с волнением спросил Людоед.

– А почему бы нет, – небрежно сказал Кот. – Как я скажу, так она и сделает.

– Предатель! Изменник! А я так верил тебе! – Жак в ярости рванулся к Коту, но цепи не пустили его.

– У тебя на службе одна нервотрёпка. Найду себе другого хозяина.

– Послушай, зачем искать? Поступай на службу ко мне, – предложил Людоед. – Я тебя нанимаю.

– Ну, это надо хорошенько обдумать. В первый раз выбрал себе какого-то недотёпу. Второй раз не хочу ошибиться.

– Бессовестный! Неблагодарный! – вскричал Жак.

Но Кот не обращал на Жака никакого внимания. Было видно, что Кот решил с ним расстаться. Он поправил шляпу на голове и с важным видом прошёлся по кухне.

– Ничего. Здесь мне нравится. Пахнет мышами.

– Ну, так что? По рукам? Договорились?

– Не хочу торопиться. Если бы вы только знали! Сколько королей, баронов, герцогов умоляют меня поступить к ним на службу, просто стали в очередь. Но я размышляю.

– Какой же тебе нужен хозяин? – нетерпеливо спросил Людоед.

– А такой, – с важностью проговорил Кот, уперев лапу в бок, – который может то, чего никто другой не может.

– Послушай, так это как раз я! – ахнул Людоед.

– Не верю. Все так говорят.

– Но я вправду могу то, чего никто не может! – Людоед подхватил Кота и посадил на лавку. – Поверь!

– Ну и что вы можете? – Кот с недоверчивым видом оглядел его.

– А ну, марш отсюда! – приказал Людоед слугам. Те, пятясь и кланяясь, вышли из кухни.

Людоед наклонился к Коту, прошептал ему на ухо:

– Милый котик, слушай, я открою тебе великую тайну. Я умею превращаться в кого угодно.

– Шутите небось? – прищурился Кот.

– Не веришь? Сейчас увидишь, как я шучу! – прорычал Людоед.

Он повернул на пальце кольцо с чёрным камнем и в то же мгновение превратился в огромного льва с роскошной косматой гривой. Лев прошёлся на задних лапах, задев гривой прокопчённый потолок. С потолка посыпалась копоть. Кот с визгом вспрыгнул на самую верхнюю полку, оттуда посыпались кастрюли.

– Фырбырмяу! – завопил Кот, карабкаясь на потолочную балку.

Лев зацепил его лапой за плащ. Кот, беспомощно барахтаясь, повис в воздухе.

– Великий лев, пощадите бедного котика! Век вам буду служить!

Лев мягко опустил на пол кухни вконец перепуганного Кота.

– Жалкий трус! Если бы не эти цепи! – с презрением воскликнул Жак.

Сверкнуло кольцо с чёрным камнем – и в тот же миг лев снова превратился в Людоеда.

– Ну как? – с гордостью спросил Людоед.

– Да, новый хозяин… Я уже почти согласен, – весь дрожа, пролепетал Кот. – Но это понятно, вы такой большой, могучий! А вот можете ли вы превратиться во что-нибудь маленькое, серенькое, с голым хвостиком? Чтобы нервы у меня успокоились.

– О чём речь! Это для меня пара пустяков! – усмехнулся Людоед. – Но после этого ты уж точно согласишься стать моим слугой?

– Клянусь сметаной! И поверь, я сумею услужить своему хозяину.

Людоед повернул кольцо на пальце. И куда он только делся? Между кастрюль и сковородок, валявшихся на полу, суетливо забегала маленькая серая мышь, стуча лапками.

В мгновение ока Кот взвился в воздух. Один сапог свалился у него с лапы. Раз! – И мышь исчезла в его разинутой пасти.

На полу осталась лежать тяжёлая связка ключей.

– Вот и всё, – сказал Кот, облизываясь. – Я-то собрался совершить ещё, по крайней мере, сто подвигов.

Жак стоял, остолбенев от изумления, не в силах вымолвить ни словечка.

Кот поднял связку ключей, подошёл к Жаку – и цепи со звоном упали на пол. Жак подхватил Кота на руки, нежно прижал к груди и поцеловал прямо в нос.

– Ох, уж эти мне кошачьи нежности! – проворчал Кот, на самом деле очень довольный. – Лучше помоги мне натянуть на лапу сапог, видишь, свалился.

В это время замок сверху донизу потряс громовой удар. Стены содрогнулись.

– Это ещё что за штучки! – воскликнул Кот.

Они выбежали из замка и поднялись на крепостную стену. И что же они увидели! Замок со всех сторон был окружён войсками. Сверкали пики и копья, дымились фитили пушек. Жерла изрыгали пламя. В воздухе летели ядра. Шпиль одной из башен был сбит, и внизу среди обломков валялся флаг с гербом Людоеда: сковородка и две скрещённые вилки.

– Она! Моя Флоретта! – Жак увидел на подъёмном мосту принцессу верхом на белом коне.

– Не стреляйте! Это же наш замок! – отчаянно завопил Кот.

Невозможно описать счастье влюблённых, когда они наконец встретились. Флоретта с нежностью прильнула к груди Жака.

– Ты говорила, что твой жених – сын мельника, а у него такой богатый замок, – с довольным видом произнес король Бамбар. – Впрочем, я вижу, вы будете счастливы.

– Сын мельника! – возмутился Кот. – Перед вами – мой хозяин, маркиз Карабас, владелец этого замка. Ну, башню мы отстроим заново. А вы знаете, какой герб у маркиза Карабаса?

– Какой? – спросил король.

– Ну как же! Кот в сапогах и шляпе с обнажённой шпагой. Всегда к вашим услугам. – Кот снял шляпу и низко поклонился королю, так что перо проехало по земле.

– Какой у вас любезный придворный, – благосклонно заметил король Бамбар.

– Бесценный Кот! – хором воскликнули принцесса Флоретта и Жак.

А Кот негромко промурлыкал в усы:

– Нет, недаром научился
Я ходить на двух ногах,
Будет наше дело в шляпе,
Будет дело в сапогах.

Глава 9
В мышиной норке

Королева-мышь сидела на троне в своём подземном зале, который был не больше, чем коробка из-под торта.

– Я вне себя от злости! Они венчались, и колокола звонили во всех церквах. Чуть не оглохла. Мой главный шпион доложил мне, что на свадьбу съехались короли и герцоги со всей округи. Пусть, пусть порадуются! Погодите, чем это всё ещё обернётся. Неужели вы думаете, что я забуду такое злодейство! Это было так трогательно, когда Людоед превратился в мышь! Тем самым он стал моим близким родственником, почти сыном. А мохнатое чудовище проглотило его без зазрения совести. Но, скажу вам, эта история ещё не закончена!

Королева-мышь, поддерживая шлейф, подошла к сундуку, откинула резную крышку. В сундуке лежало колдовское кольцо Людоеда с чёрным камнем. Увы, в пылу торжества Кот не заметил, что кольцо упало на пол и закатилось прямо под кухонный буфет. Там и нашла его Королева-мышь и унесла в свою норку.

Ах, ещё много-много неожиданностей подстерегают наших милых влюблённых и Кота в сапогах и шляпе!