Русские народные сказки




Сосватанные дети

Категория Русские сказки

Жили-были два богатых купца: один в Москве, другой в Киеве; часто они съезжались по торговым делам, вместе дружбу водили и хлеб-соль делили.

В некое время приехал киевский купец в Москву, свиделся с своим приятелем и говорит ему:

- А мне бог радость дал - жена сына родила!

- А у меня дочь родилась! - отвечает московский купец.

- Ну-ка, давай по рукам ударим! У меня - сын, у тебя - дочь, чего лучше - жених и невеста! Как вырастут, обвенчаем их и породнимся.

- Ладно, только это дело нельзя просто делать. Пожалуй, еще твой сын отступится от невесты; давай мне двадцать тысяч залогу!

- А если твоя дочь да помрет?

Старая хлеб-соль забывается

Категория Русские сказки

Попался было бирюк в капкан, да кое-как вырвался и стал пробираться в глухую сторону. Завидели его охотники и стали следить. Пришлось бирюку бежать через дорогу, а на ту пору шел по дороге с поля мужик с мешком и цепом. Бирюк к нему:

- Сделай милость, мужичок, схорони меня в мешок! За мной охотники гонят

Мужик согласился, запрятал его в мешок, завязал

и взвалил на плечи. Идет дальше, а навстречу ему охотники.

- Не видал ли, мужичок, бирюка? — спрашивают они.

- Нет, не видал! — отвечает мужик.

Охотники поскакали вперед и скрылись из виду.

- Что, ушли мои злодеи? — спросил бирюк.

- Ушли.

Старик и волк

Категория Русские сказки

Старик да старушка Жили на горушке В глиняной избушке. У старика, старушки Была сивая кобыла, Была бурая корова, Была серая овечка, Со трема ягнатама.

Узнал волк, что у старичка скотины много, пришел ночью под окошечко и поет:

— Старик да старушка. Жили на горушке. В глиняной избушке. У старика, старушки была сивая кобыла, Была бурая корова, Была серая овечка, Со трема ягнатама. Старик, давай ягненка, а то съем старуху.

Отдал старик ягненка. А назаутро пришел волк и поет:

— Старик да старушка. Жили на горушке. В глиняной избушке. У старика, старушки Была сивая кобыла, Была бурая корова, Была серая овечка, Со трема ягнатама. Старик, отдай ягненка, а то съем старуху.

Старик лезет на небо

Категория Русские сказки

Жил старик и старуха. Старик катал, катал одну горошину. Она и упала наземь; искали, искали, не могли найти с неделю. Минула неделя, и увидели старик да старуха, что горошина дала росток; стали ее поливать, горошина взяла расти выше избы.

Горох поспел, и полез старик по горох, нащипал большой узел и стал слезать по китине. У старика узел упал и старуху убил; тем и кончилось.

Старик на небе

Категория Русские сказки

Жил дед да баба, и была у них хата. Посадил дед бобинку, а баба горошинку под стол. Горошинку поклевала курица, а бобинка выросла под самый стол; приняли стол, она еще выше выросла, сняли накат, крышу — все растет, и выросла под самое небо. Дед полез на небо; лез, лез — стоит хатка, стены из блинов, лавки из калачей, печка из творогу, вымазана маслом. Он принялся есть, наелся и лег на печку отдыхать.

Приходят двенадцать сестер-коз; у одной один глаз, у другой два, у третьей три, и так дальше; у последней двенадцать. Увидали, что кто-то попробовал их хатку, выправили ее и, уходя, оставили стеречь одноглазую. На другой день дед опять полез туда же, увидел одноглазую и стал приговаривать:

- Спи, очко, спи!

Старинный поп

Категория Русские сказки

Сидят раз старик со старухой на печке и разговаривают:

— Хорошо бы, старик, как бы ты попом был, а я попадьей, житье-то хорошее бы было.

— Вот еще что вздумала, какой я поп, когда и грамоте не знаю, служить не умею?

— Велика грамота нужна, а служить-то научишься, — говорит старуха.

Старуха-говоруха

Категория Русские сказки

И день и ночь старуха ворчит, как у ней язык не заболит? А всё на падчерицу: и не умна, и не статна! Пойдет и придет, станет и сядет — все не так, невпопад! С утра до вечера как заведенные гусли. Надоела мужу, надоела всем, хоть со двора бежи! Запряг старик лошадь, затеял в город просо везть, а старуха кричит:

- Бери и падчерицу, вези хоть в темный лес, хоть на путь на дорогу, только с моей шеи долой.

Старик повез. Дорога дальняя, трудная, все бор да болото, где кинуть девку? Видит: стоит избушка на курьих ножках, пирогом подперта, блином накрыта, стоит — перевертывается.

Старухина молитва

Категория Русские сказки

Одна старуха скупа была, а у нее была икона большая, и старуха каждый день этой иконе молилась. А слуга был парень молодой, он возьми да и стань за эту икону.

Старуха встала утром и молится:

— Пресвята ты Богородица, сохрани и помилуй!

А парень говорит:

— Не помилую, зачем худо слугу кормишь.

Старуха опять молится:

— Очисти мою душу грешную!

Слуга говорит:

Стоит река - вся из молока, берега - из киселя

Категория Русские сказки

Уродился я ни мал, ни велик — всего-то с игольное ушко. Пошел я в лес, самое дремучее дерево рубить — крапиву. Раз тяпнул — дерево качается, в другой тяпнул — ничего не слышно, в третий тяпнул — выскочил кусок мне, добру молодцу, в лобок. Тут я, добрый молодец трои сутки пролежал; никто меня не знал, не видал, только знала-видала меня рогатая скотина — таракан да жужелица.

Встал я, добрый молодец, отряхнулся, на все четыре стороны оглянулся, побрел по берегу. По берегу все не нашему. Стоит река — вся из молока, берега — из киселя. Вот я, добрый молодец, киселя наелся, молока нахлебался...

Суд

Категория Русские сказки

Повадилась корова на поповский огород. Надоело попу выгонять; позвал он дьякона на совет. — Что делать? В суд подать — расход.

Порешили они корову зарезать, а мясо съесть — никто не узнает. Порешили и сделали. Запахло вареным и жареным у попа и дьякона. А псаломщика обделили. Вот он и донес мужику, и прошенье написал. Мужик подал в суд. Вызывают попа в суд. Поп — к дьякону: — Выручай, отче. Я, как духовный отец, не могу принять вины: стыд и посрамленье моему сану, а ты еще не дошел до меня, а потом уж постараюсь о тебе.

Дьякон согласился.

Вот и предстали оба в суд. И спрашивает судья:

— Зарезали вы корову?

— Так точно! — выскочил дьякон вперед.

— Так расскажите, как было дело. Дьякон и начал:

— А вот мы сняли шкуру, мясо разделили пополам, стали делить кишки. Натянули их. Поп тянет себе. Долго мы тягались. Стали тянуть еще больше.

Произведения разбиты на страницы