Опасное лето

Глава вторая. О том, как ныряют, чтобы раздобыть завтрак Опасное лето читать рассказ Янсон. Муми-тролль

Но вот начало рассветать. На горизонте появилась узкая полоска, которая долго тлела, словно не решалась подняться выше.

Установилась тихая прекрасная погода.

В суматошной круговерти волны окатывали все новые и новые берега, те, которые раньше никогда не омывались морем. Огнедышащая гора, виновница всего происшедшего, угомонилась. Она тяжело и устало вздыхала, время от времени выдувая в небо остатки золы.

В семь часов утра зазвонил будильник.

Семья муми-троллей тотчас проснулась и бросилась к окну. Малышку Мю поставили на подоконник, а Мюмла держала ее за платье, чтобы она не вывалилась в окно.

Весь мир изменился. Не стало жасмина и сирени, не стало моста и целой реки. Лишь часть крыши дровяного сарая возвышалась над водой. Какая-то продрогшая компания, видимо лесных жителей, судорожно цеплялась за конек крыши.

Деревья росли прямо из воды, цепи гор, окружавшие Муми-дол, распались на множество каменных островков.

— Мне больше нравилось, как было раньше, — сказала Муми-мама. Она жмурилась от солнца, которое все-таки выкатилось, несмотря на все эти бедствия, — красное и огромное, как луна в конце лета.

— Да и утреннего кофе тоже нет, — сказал Муми-папа.

Мама посмотрела в сторону крыльца, ведущего в гостиную. Крыльца не было, оно скрылось в беспокойной воде. Она подумала о своей кухне. Ей вспомнился навесной шкафчик, где хранилась банка с кофе. Однако она засомневалась, удастся ли ей попасть в свою кухню. Мысли мамы все время возвращались к этому шкафчику.

— Давай я нырну за банкой с кофе? — предложил Муми-тролль, думавший всегда точь-в-точь, как мама.

— Но ты же не сможешь надолго задержать дыхание, детка, — озабоченно сказала мама.

Опасное лето читать рассказ Янсон. Муми-тролль

Муми-папа посмотрел на них.

— Я часто думал, — сказал он, — что неплохо бы когда-нибудь взглянуть на свои комнаты с потолка, вместо того чтобы смотреть на них с пола.

— Ты так думал? — восхищенно спросил Муми-тролль.

Папа кивнул. Он скрылся в своей комнате и вскоре вернулся со сверлом и пилой. Все обступили его и с интересом наблюдали, как он работает.

Правда, Муми-папа думал, что страшновато пилить свой собственный пол, даже если ты при этом испытываешь чувство глубокого удовлетворения.

Вскоре Муми-маме удалось впервые поглядеть на свою кухню сверху. Словно зачарованная уставилась она в глубину слабо освещенного изумрудного аквариума. На самом дне она с трудом разглядела плиту, мойку и мусорное ведро. А все стулья и стол плавали по кругу под самым потолком.

— Ужас как весело, — сказала мама и расхохоталась.

Она просто падала от хохота, так что ее усадили в кресло-качалку. Вот до чего смешно смотреть на свою кухню сверху.

— Хорошо еще, что я выбросила мусор из ведра, — сказала она, вытерев глаза. — И забыла принести дров!

— Мама, можно я нырну? — сказал Муми-тролль.

— Не разрешайте ему, милая, добрая Муми-мама, — в страхе умоляла фрекен Снорк.

— Нет, почему же, — ответила мама. — Если ему интересно, пусть ныряет.

Опасное лето читать рассказ Янсон. Муми-тролль

Муми-тролль какое-то мгновение стоял молча, стараясь дышать как можно ровнее, а потом нырнул в кухню.

Он подплыл к буфету и открыл дверцу. Вода в нем была белой от молока, в котором кое-где плавали островки брусничного варенья. Несколько караваев белого хлеба проплыли мимо в сопровождении целой флотилии макарон. Муми-тролль поймал масленку, схватил, проплывая мимо, каравай белого хлеба и обогнул шкафчик, где хранилась банка с кофе. Затем он вынырнул и перевел дыхание.

— Нет, вы только посмотрите! Оказывается, я все-таки закрыла крышку банки! — весело вскричала мама. — Какая удачная вылазка! А ты не можешь еще прихватить кофейник и чашки?

Никогда еще у них не было такого увлекательного завтрака.

Они выбрали стул, который никогда никому не нравился, и пустили его на дрова, чтобы сварить кофе. Сахар, к сожалению, растворился, зато Муми-тролль отыскал банку джема. Папа ел джем прямо из банки, а малышка Мю с помощью штопора прорыла туннель в каравае хлеба, и никто даже не обратил на это внимания.

Время от времени Муми-тролль нырял в кухню, чтобы спасти еще что-нибудь, и тогда брызги разлетались по всему закопченному помещению.

— Сегодня мне не придется мыть посуду, — радовалась мама. — Кто знает, может, мне вообще не придется этим заниматься? Но, голубчики мои, не вытащить ли нам мебель из гостиной, пока она не развалилась?

Солнце на дворе грело все сильнее, и волны на море успокоились.

Компания, сидевшая на крыше сарая, постепенно пришла в себя и принялась возмущаться непорядками в природе.

— Ничего подобного здесь не случалось во времена моей мамы, — сказала фру Мышка и одним махом расчесала свой хвостик. — Этого бы никогда не допустили! Но времена теперь, естественно, другие, и молодежь совсем распустилась.

Маленький серьезный зверек шустро придвинулся к остальным и сказал:

— Я не думаю, чтобы молодежь нагнала эту огромную волну. Мы, разумеется, слишком малы для этой долины и не можем поднять волны, разве лишь в ведре, кастрюле, ковше или даже в стакане воды.

— Да вы что, смеетесь надо мной? — обиделась фру Мышка и вопросительно вскинула брови.

— Ну что вы, — сказал серьезный маленький зверек. — Но я думал и думал об этом всю ночь. Откуда мог появиться этот огромный вал, ведь ветра не было? Понимаете, мне интересно, и я думаю, что если бы…

— Позвольте узнать, как вас зовут? — прервала его фру Мышка.

— Хомса, — беззлобно ответил маленький зверек. — Если бы мы только поняли, как все это случилось, то и вал казался бы нам вполне естественным.

— Естественным! — пропищала маленькая толстая Миса. — Хомса ничего не понимает! Все у меня пошло вкось и вкривь, буквально все! Позавчера кто-то положил шишку в мой ботинок, чтобы посмеяться над моими большими ногами. Вчера какой-то хемуль расхаживал под моими окнами и многозначительно хохотал. А сегодня еще и эта история!

— Значит, вал обрушился, чтобы досадить вам, Миса? — уважительно спросил другой озадаченный зверек.

— Я этого не говорила, — чуть не плача ответила Миса. — Кто станет думать обо мне, да еще что-то сделает ради меня? А уж насылать огромный вал…

— Может, эта шишка просто упала с сосны? — участливо спросил Хомса. — Если это была, конечно, сосновая шишка или в крайнем случае еловая. Правда, еловая шишка вряд ли уместится в твоем башмаке.

— Я и так знаю, что у меня громадные ноги, — горько прошептала Миса.

— Я только стараюсь объяснить… — сказал Хомса.

— Здесь задето самолюбие, — сказала Миса. — По-другому не объяснишь.

— Да нет же, нет, — уныло ответил Хомса.

Фру Мышка, облизав хвостик, обратила внимание на дом муми-троллей.

— Они пытаются спасти свою мебель, — сказала она, вытянув шею. — Спинка дивана, как я вижу, отломилась. И они уже позавтракали! Представляете, они только о себе и думают. Фрекен Снорк расчесывает волосы, а мы тут тонем… Представляете, им приходится тащить диван на крышу, чтобы высушить его. А теперь они поднимают флаг! Клянусь хвостом, некоторые думают, что они — пуп земли.

Муми-мама свесилась через перила балкона и крикнула:

— С добрым утром!

— С добрым утром! — радостно отозвался Хомса. — Можно прийти к вам в гости? Или еще слишком рано? Может, лучше зайти после обеда?

— Приходите сейчас, — сказала Муми-мама. — Я люблю, когда гости приходят утром.

Опасное лето рассказ. Муми-тролль

Хомса выждал, пока не подплыло большое дерево с торчащими из воды корнями. Он зацепил его хвостом и спросил своих собеседников:

— Пойдете со мной в гости?

— Нет, спасибо, — ответила фру Мышка. — Что нам там делать? У них и без нас хлопот хватает.

— А меня и не приглашали, — угрюмо добавила Миса, наблюдая, как отчаливал Хомса и как дерево заскользило по воде. Внезапно Миса почувствовала себя страшно одинокой и, прыгнув, в отчаянии ухватилась за ветки дерева. Хомса, не сказав ни слова, помог ей взобраться на ствол.

Они медленно подплыли к крыше веранды и влезли в дом через окно.

— Добро пожаловать! — приветствовал их Муми-папа. — Разрешите представить: моя супруга, мой сын, фрекен Снорк, Мюмла и малышка Мю.

Опасное лето рассказ. Муми-тролль

— Миса, — сказала Миса.

— Хомса, — сказал Хомса.

— Какие вы смешные! — воскликнула Мю.

— Так не принято говорить, когда знакомятся, — объяснила сестре Мюмла. — А теперь помолчи, потому что к нам пришли настоящие гости.

— Сегодня у нас небольшой беспорядок, — извинилась мама. — И гостиная, к сожалению, залита водой.

— Какие могут быть разговоры, — сказала Миса. — Отсюда такой прекрасный вид. И погода стоит такая тихая и чудесная.

— Неужели? — удивился Хомса.

Миса вспыхнула.

— У меня и в мыслях не было притворяться. Но я полагала, что следует говорить приятное.

Наступило молчание.

— Здесь у нас немного тесно, — скромно заметила мама. — Хотя все эти перемены приятные, я увидела всю нашу мебель совсем в новом свете… Особенно когда она плавала вверх тормашками. И вода так потеплела. Наша семья просто обожает плавать.

— Надо же, — вежливо сказала Миса.

Снова наступило молчание.

Вдруг послышалось слабое журчание.

— Мю! — строго прикрикнула на сестру Мюмла.

— Это не я, — сказала малышка Мю. — Это море вливается в окошко! Вот Опять.

Она была права. Вода снова начала подниматься, маленькая волна плеснулась через подоконник. Одна, другая, третья. И вот целый водопад обрушился на ковер.

Мюмла поспешно сунула крохотную сестренку в карман и сказала:

— Как хорошо, что эта семья любит плавать!

Глава третья. О том, как знакомятся с домом, где водятся привидения Опасное лето рассказ. Муми-тролль

Муми-мама сидела на крыше в обнимку с сумкой, шкатулкой, кофейником и семейным альбомом. Время от времени она отодвигалась от подступающего к ней моря — ей не нравилось, что хвост ее плавал в воде. Особенно теперь, когда у них в доме были гости.

— Мы не сможем спасти всю мебель из гостиной, — сказал Муми-папа.

— Дорогой мой! — воскликнула мама. — Зачем нам стол без стульев, а стулья без стола? И какая радость от кровати, когда нет бельевого шкафа?

— Ты права, — согласился папа.

— Хорошо, когда есть трельяж, — мечтательно добавила мама, — так приятно смотреться в зеркало по утрам. Впрочем, — добавила она немного погодя, — и на диване уютно полежать и помечтать после обеда.

— Нет, только не диван, — решительно сказал папа.

— Как хочешь, дорогой, — ответила она.

Вывороченные с корнем кусты и деревья проплывали мимо них. Телеги, корыта, детские коляски, садки для рыб, причалы, изгороди — одни пустые, другие с потерпевшими кораблекрушение — плыли по воде. Но всего этого было маловато для меблировки гостиной.

Вдруг папа сдвинул шляпу на затылок и уставился на горловину бухты, в которую превратился Муми-дол. Со стороны моря приближался какой-то странный предмет. Солнце слепило папу, и он не мог разглядеть, таит ли этот предмет в себе какую-нибудь опасность. Во всяком случае, предмет этот был вполне достаточен для целых десяти мебельных гарнитуров и еще более многочисленной семьи, чем семья муми-троллей.

Вначале казалось, что это огромных размеров банка, затем предмет стал напоминать гигантскую раковину, лежащую на боку.

Муми-папа обернулся к своей семье и сказал:

— Уверен, мы выберемся отсюда.

— Конечно, выберемся, — ответила мама. — Я сижу здесь и жду, когда появится наш новый дом. Лишь у негодяев все плохо кончается.

— Не скажите! — воскликнул Хомса. — Я знаю негодяев, которым никогда ничего не грозит.

— Какая же должна быть скучная жизнь у этих бедняг! — удивилась мама.

Наконец необычный предмет подплыл ближе. Он был похож на дом. На самом верху крыши, напоминавшей большую раковину, были прикреплены две золотые маски: одна плакала, другая смеялась. Под гримасничавшими масками виднелась во мраке полукруглая комната, затянутая паутиной. Наверное, одну стену смыло волной. По обе стороны зияющего проема свешивались красные бархатные портьеры, печально волочившиеся по воде.

Муми-папа с любопытством вглядывался во мрак, пытаясь что-нибудь разглядеть.

— Есть тут кто-нибудь? — неуверенно спросил он.

Никто не ответил. Они слышали, как от качки хлопали открытые двери и комки пыли перекатывались взад и вперед по голому полу.

— Надеюсь, жильцам удалось спастись, — озабоченно сказала мама. — Бедное семейство. Интересно, каким оно было? Ужасно вселяться в чужой дом таким образом.

— Голубушка, — сказал папа, — вода поднимается.

Опасное лето рассказ. Муми-тролль

— Да, да, — ответила мама. — Тогда, пожалуй, мы переедем.

Она перебралась в свой новый дом и осмотрелась. Да, прежние жильцы были не очень-то аккуратными — это она поняла сразу. А кто не без греха? Прежние жильцы собрали целую коллекцию разных старых вещей. Какая жалость, что одна стена рухнула. Правда, летом это не имеет значения…

— Куда мы поставим стол? — спросил Муми-тролль.

— Сюда, посредине, — сказала мама.

Она почувствовала себя гораздо спокойнее, когда оказалась в окружении мебели из собственной гостиной, мебели, обтянутой темно-красным плюшем с бахромой. Странная комната сразу приняла жилой вид. Муми-мама радостно уселась в кресло-качалку и принялась мечтать о занавесках и обоях небесно-голубого цвета..

— Теперь от нашего дома остался лишь флагшток, — мрачно сказал папа.

Мама похлопала его по лапе.

— У нас был замечательный дом, — сказала она. — Гораздо лучше этого, нового. Но ты увидишь, скоро все будет как прежде.

(Дорогой читатель, Муми-мама глубоко ошибалась. Уже ничего не могло быть как прежде, ибо дом, куда они попали, был необычный дом, а семья, жившая в нем до сих пор, была крайне необычной. Пока больше я ничего не скажу.)

— А флаг возьмем с собой? — предложил Хомса.

— Нет, пусть он остается на месте, — ответил папа. — Он так гордо реет.

Медленно плыли они через долину. И даже в проливе между Пустынными горами они видели, как над водой радостной точкой развевается и шлет им привет флаг.

Муми-мама накрыла в своем новом доме стол для вечернего чая.

Стол с чайным сервизом казался несколько сиротливым в большом незнакомом зале. Вокруг стола выстроились стулья, словно стражи стояли трельяж и платяной шкаф. За ними в мрачном запустении, где царили пыль и безмолвие, терялась комната. Но самым удивительным казался потолок, на котором должен был бы висеть такой парадный гостиный абажур с красными кисточками. А потолок этот скрывали таинственные тени, и там наверху что-то двигалось и болталось, что-то большое и неизвестное, которое раскачивалось взад и вперед, вторя движению дома по воде.

— Здесь так много непонятного, — прошептала про себя мама. — Но с другой стороны, почему обязательно все должно быть так, как ты привык?

Она пересчитала чашки на столе и увидела, что забыли джем.

— Как жаль, — сказала Муми-мама. — Муми-тролль любит чай с джемом. Как же я могла его забыть?

— Может, те, которые жили здесь до нас, тоже забыли взять с собой джем? — с надеждой произнес Хомса. — Может, его было трудно упаковать? А может, его так мало оставалось в банке, что не стоило забирать?

— Вот бы найти их джем, — неуверенно сказала мама.

— Я попытаюсь, — предложил Хомса. — Ведь где-то должна быть у них кладовка.

Он отправился в темноту.

Опасное лето рассказ. Муми-тролль

В зале оказалась одна-единственная дверь. Хомса вошел в нее и в изумлении обнаружил, что она — бумажная и что на другой стороне двери изображен камин. Потом Хомса стал взбираться вверх по лестнице, ведущей прямо в воздушное пространство.

«Видно, кто-то подшучивает надо мной, — подумал Хомса, — хотя, по-моему, тут ничего остроумного нет. Дверь должна куда-то вести, а лестница подниматься наверх. Что будет на свете, если миса вдруг станет вести себя как мюмла, а хомса — как хемуль?»

Повсюду в доме валялся разный хлам. Странные поделки из бумаги, ткани и дерева, то есть, вероятно, вещи, надоевшие их прежним хозяевам, которые они так и не удосужились вынести на чердак или придать им законченный вид.

— Ты чего тут шаришь? — раздался вдруг чей-то голос, и из шкафа, у которого не было ни полок, ни задней стенки, выпрыгнула Мюмла.

— Ищу джем, — ответил Хомса.

— Чего тут только нет! — сказала Мюмла. — Может, и джем есть. Вот уж чудная жила здесь семейка!

— А мы кого-то видели! — важно добавила малышка Мю. — Кого-то, кто прячется от нас.

— Где? — спросил Хомса.

Мюмла показала в темный угол, заваленный хламом до самого потолка. Там, прижавшись к стене, стояла пальма и печально шуршала бумажными листьями.

— Негодяй! — прошептала малышка Мю. — Он притаился и ждет, а потом возьмет и убьет нас!

— Успокойся! — твердым голосом сказал Хомса.

Он подошел к раскрытой настежь дверце и осторожно потянул носом воздух.

Затем он заглянул в узкий коридор, который таинственно извивался и исчезал в темноте.

— Тут уж наверняка где-то должна быть кладовка! — воскликнул Хомса.

Они вошли в коридор и увидели множество маленьких дверей.

Мюмла вытянула шею и с трудом стала читать по слогам надпись на двери.

— Рек-ви-зит, — читала она. — Рек-ви-зит. Подходящее имечко для негодяя!

Хомса собрался с духом и постучал. Они ждали, но Реквизита, как видно, не было дома.

Тогда Мюмла толкнула дверь, и она открылась.

Никогда им еще не доводилось видеть такую уйму вещей сразу. Там, от пола до потолка, громоздились полки, и на них стояло в пестром беспорядке все, что только вообще может стоять на полке. Огромные вазы с фруктами теснились рядом с игрушками, настольными лампами и фарфоровыми безделушками, железные кольчуги валялись среди цветов и инструментов, а чучела птиц теснились среди книг, телефонов и вееров. Там были еще ведра, глобусы, ружья, коробки из-под шляп, часы, почтовые весы и тому подобное.

Малышка Мю с плеча сестры вспрыгнула на полку. Уставившись в зеркало, она закричала:

Опасное лето рассказ. Муми-тролль

— Глядите! Глядите! Я стала еще меньше. Я совсем исчезла!

— Но это же не настоящее зеркало, — объяснила ей Мюмла. — И никуда ты не исчезла.

Хомса искал джем.

— Может, это повидло? Оно не хуже джема, — сказал он и поковырял пальцем в банке.

— Это крашеный гипс, — пояснила Мюмла. Она взяла яблоко и лизнула его. — Деревянное, — сказала она.

Малышка Мю рассмеялась.

А Хомса огорчился. Все вокруг было ненастоящее, обманное. Привлеченный яркими красками, он протягивал лапку, но ощущал лишь бумагу, дерево или гипс.

Золотые короны были просто невесомыми, цветы — бумажными, у скрипок не было струн, у ящиков — дна, а книги нельзя было даже раскрыть.

Обманутый в своих ожиданиях, честный Хомса задумался — что бы это могло значить, но не находил ответа. «Был бы я хоть капельку поумнее, — думал он. — Или старше на несколько недель».

— А мне все это нравится, — сказала Мюмла. — Как будто и ничего съедобного, а на самом деле что-то здесь кроется.

— Разве? — спросила малышка Мю.

— Ты уж помолчи, — весело засмеялась ее сестра, — не задавай дурацких вопросов.

В этот миг кто-то фыркнул. Громко и презрительно.

Все испуганно посмотрели друг на друга.

— Ну, я пошел, — пробормотал Хомса. — От всех этих вещей мне не по себе.

Тут из зала донесся страшный грохот, и легкое облако пыли поднялось с полок. Хомса схватился за меч и бросился в коридор. До них донесся крик Мисы.

В зале стояла кромешная тьма. Что-то большое и мягкое хлестнуло Хомсу по лицу. Он заморгал и вонзил свой деревянный меч прямо в невидимого врага. Раздался шелест, словно враг был матерчатый, и когда Хомса решился открыть глаза, то увидел, что меч пробил дыру, сквозь которую лился дневной свет.

Опасное лето рассказ. Муми-тролль

— Что ты сделал? — поразилась Мюмла.

— Убил Реквизита, — ответил с дрожью в голосе Хомса.

Мюмла весело засмеялась и через дыру полезла в зал.

— Что вы тут натворили? — поинтересовалась она.

— Мама потянула за шнурок! — закричал Муми-тролль.

— И с потолка сразу обрушилось что-то огромное и страшное-престрашное, — добавила Миса.

— И вдруг в самом центре зала возник какой-то ландшафт, — пояснила фрекен Снорк. — Сначала мы подумали, что он настоящий. Но только до тех пор. Пока ты не пробил мечом зеленую лужайку.

Мюмла обернулась. Она увидела ярко-зеленые березки, отражавшиеся в ярко-синем озере.

Из травы выглядывала успокоенная мордочка Хомсы.

— Ну и ну, — говорила Муми-мама. — Я-то подумала, что это шнур от занавески, а эта махина вдруг как рухнет! Подумать только, ведь она могла кого-нибудь прихлопнуть. Ты нашел джем?

— Нет, — ответил Хомса.

— Давайте все же попьем чаю, — предложила мама. — А тем временем будем любоваться этой картиной. Она удивительно красивая. Только бы вела себя поспокойнее.

И Муми-мама принялась разливать чай по чашкам.

Тут кто-то рассмеялся.

Они услышали презрительный старческий смех, который доносился из темного угла, где стояла бумажная пальма.

— Почему вы смеетесь? — спросил Муми-папа после долгого молчания.

Молчание стало еще более тягостным.

— Не хотите ли выпить с нами чаю? — робко предложила Муми-мама.

В углу по-прежнему было тихо.

— Вероятно, это кто-то из прежних жильцов, — сказала мама. — Неужели так трудно выйти и представиться?

Они ждали долго, но так ничего и не случилось.

— Дети, чай стынет! — наконец сказала мама и принялась готовить бутерброды. Она нарезала сыр, когда с потолка внезапно полил дождь.

Налетевший ветер печально завыл в углах.

Они выглянули и увидели, что солнце мирно опускается на блестящую гладь летнего моря.

— Это заколдованное место! — взволнованно воскликнул Хомса.

Вдруг поднялась буря. Было слышно, как волны бьются об отдаленный берег, льет дождь, хотя снаружи по-прежнему стояла прекрасная погода. Потом налетела гроза. Слышались отдаленные раскаты грома, они все приближались, яркие молнии вспыхивали в зале, и вот уже над головами семейства муми-троллей грохотал гром.

А солнце садилось в полной тишине и молчании.

И тут начал вращаться пол. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, так что чай выплескивался из чашек. Стол, стулья и вся семья муми-троллей ехали по кругу, как на карусели, а рядом, тоже по кругу, мчались трельяж и платяной шкаф.

Все закончилось так же внезапно, как и началось.

Гром, молнии, дождь и ветер тоже прекратились.

— Ну и чудеса бывают на свете! — воскликнула мама.

— Ну это все ненастоящее! — возразил Хомса. — На небе не было ни облачка. А молния три раза ударила в платяной шкаф, так и расколов его! А потом дождь, ветер и пол, который вращался…

— А кто-то еще надо мной смеялся! — поддакнула Миса.

— Но теперь все это кончилось, — сказал Муми-тролль.

— Мы должны быть очень осторожны, — посоветовал папа. — Это опасный дом с привидениями. Здесь может произойти все что угодно.

— Спасибо за чай, — поблагодарил Хомса.

Опасное лето рассказ. Муми-тролль

Он ушел в конец зала и стал вглядываться в сумерки.

«Они ничуть не похожи на меня, — думал он. — Они испытывают какие-то чувства, различают цвета, слышат звуки и кружатся. Но что они чувствуют, видят и слышат и почему они кружатся, это их ни капельки не волнует».

И вот в воде погас последний отблеск солнечного шара.

В тот же миг зал расцветился огнями.

Пораженное семейство подняло взоры от чашек к потолку. Над ними вспыхивала дуга лампочек то синим, то красным светом. Они отражались в ночном море как венец звезд. Было очень красиво и уютно. Внизу, у самого пола, зажглась полоска огней.

«Это чтобы никто не свалился в море, — подумала Муми-мама. — Как прекрасно все устроено в жизни. Однако после всех этих волнений и приключений я немного устала. Пойду-ка я спать».

Но прежде чем мама натянула на мордочку одеяло, она все же сказала:

— Разбудите меня, если еще что-нибудь случится.

Чуть позднее, вечером, маленькая Миса одна ходила возле самой воды. Она видела, как взошла луна и отправилась одиноко на ночную прогулку.

«Луна, как я, — грустно подумала Миса, — такая же одинокая и такая же круглая».

Она почувствовала себя такой покинутой и несчастной, что слезы навернулись ей на глаза.

— Почему ты плачешь? — спросил Хомса.

— Не знаю… здесь так хорошо, — ответила Миса.

— Ведь плачут от печали, — возразил Хомса.

— Луна и есть печаль, — едва вымолвила Миса и всхлипнула. — Луна и ночь. Печаль… и больше того — грусть.

— Как же, как же, — поддакнул Хомса.