Голубые белки

golubye belki

Из Сибири, где работал на строительстве Иван Петрович Телегин, прибыл подарок. Живой подарок. Четыре голубые белки. Их прислал своим племянникам дядя Иван с его помощником, приехавшим в Москву.

Племянники Ивана Петровича, тоже Телегины, Гриша, Володя, Андрюша и Миша, сразу же решили разделить белок. И не просто так, а разыграть.

Один вынимает белку и спрашивает: «Кому эта белка?» А другой с завязанными глазами называет имя того, чьей будет эта белка.

Очень добросовестное и хорошее распределение. Не у всех нашлись клетки. Кто-то решил держать своего зверька в корзинке и приручать.

За белками мальчики старательно ухаживали. Разнообразно и вкусно кормили их. И все было бы хорошо, если б не одно маленькое наблюдение. Сначала один, а потом другой из мальчиков заметил, что разлученные белки скучают. По каким-то мелочам ─ а по каким, и не объяснишь ─ было видно, что белки хотели жить вместе.

Ребята почувствовали какое-то неудобство. Не то что стыд, но что-то похожее на него мешало им. А тут еще пришло письмо от дяди о его приезде. И он приехал.

Ему очень было приятно, что подаренные белки живут в холе и неге.

─ Здесь им живется совсем не плохо.

Заведя разговор о белках, он мимоходом заметил, что все четыре одна семья. И вот тут-то...

Тут-то начались довольно сложные переживания четырех племянников, четырех Телегиных. А потом они решили поговорить откровенно.

Выяснилось, что им хотелось соединить беличью семью: мать, отца и двух детей. Это казалось им не просто справедливым, но и необходимым.

А где их соединять? Не строить же им специальный бельчатник или, того невозможнее, не отдавать же им комнату.

Посоветовались с дядей Иваном. Дядя тоже призадумался и нашел не очень достойным поступком ночную поимку четырех белок в их дупле.

Иван Петрович помрачнел. Избегал разговоров о белках. А однажды, повеселев, сказал:

─ Племяши! В мою голову забрела счастливая мыслишка. А что, если этих белок поселить в подмосковном лесу... В каком-то хорошем лесничестве, где запрещены всякие охоты и тому подобное.

Ребятам это понравилось. Стали наводить справки. Хотелось, чтобы лес был поглуше и поближе к Москве. Чтобы можно было съездить... Съездить и, может быть, увидеть хотя бы одну из белок...

Нашлось такое место. Лесхоз по Минскому шоссе в двадцати километрах от Москвы. Познакомились с начальством. Узнав о намерении ребят, в лесхозе были очень довольны. Прислали машину.

Началась уже весна. Белок выпустили. Они, отвыкнув от леса, как рассказывали потом, не сразу освоились. А освоившись, отблагодарили и дядю Ивана и племянников. Отблагодарили тоже не сразу. А года через три...

Года через три стало известно, что в лесу чаще и чаще встречаются крупные сибирские белки. Об этом было рассказано снова приехавшему в Москву Ивану Петровичу Телегину. Он сиял:

─ Сняли вы, ребята, грех с моей души да еще хорошее дело сделали. Я, пожалуй, в благодарность лесхозу пришлю еще пяток, а то и десяток крупных сибирских белок, а в придачу к ним еще кое-каких зверьков. Теперь отправка живности несложный вопрос. Налажено это дело...

И дядя Иван, Иван Петрович, сдержал свое слово, но это уже другой, особый рассказ, который дорасскажет сама жизнь, когда сибирские переселенцы образуют новое лесное подмосковное население...