Привидение из Простоквашино

Категория Эдуард Успенский

Глава восемнадцатая. С ПЕЧКИНЫМ ШУТКИ ПЛОХИ

— Шарик, — сказал он. — Дай мне твоё ружьё, с которым ты по полям бегаешь.

— Зачем? — спросил Шарик.

— Я хочу кабанами заняться. Житья от них нет.

— Вам какое ружьё нужно, — спрашивает Шарик, — фотографическое или настоящее?

— Конечно, настоящее, — говорит Печкин. — То самое, из которого ты мне в шапку стрелял.

Был такой случай, когда Шарик на охоту шёл, а Печкин его на телеге подвозил. Он тогда Шарику сказал:

— Как, охотник, стреляешь — хорошо?

— Хорошо, — ответил Шарик.

— Если я шапку подброшу, ты в неё попадёшь?

Шарик на задние лапы встал:

— Бросайте, — сказал, — вашу шапку. Сейчас от неё ничего не останется, одни дырочки.

Конечно же Шарик эту шапку Печкина подстрелил. С тех пор Печкин так в этих дырочках и ходил.

— А вы кабанов не боитесь? — спрашивает дядя Фёдор.

— Чего мне их бояться, — говорит Печкин. — Пусть они меня боятся. У меня против них собака есть специальная, породы ши-цу-цы. Каштан называется.

— А если ваша собачка вас на лося выведет? — спрашивает кот Матроскин.

— Я такой горячий, — отвечает Печкин. — Я при случае и лося завалить могу.

— А охота на кабанов разрешена? — спрашивает Шарик.

— А кто его знает, — говорит Печкин. — И вообще, вы меня не отговаривайте. Я не охотиться хочу. Я хочу этих кабанов напугать и выгнать из нашего леса. Они с моим огородом чёрт-те что сделали. Одни окопы да рытвины остались.

Шарик достал Печкину ружьё из-под шкафа. Дал патроны против зайца и уток, других у него не было, и сказал:

— Кабана убить этими патронами нельзя, но напугать можно как следует. А если вам настоящие патроны нужны, идите к сторожу совхозному — Матвею Зверобоеву. У него любые патроны должны быть.

У Матвея Зверобоева патроны и вовсе безобидные были, солью заряженные, чтобы всяким хулиганам, которые яблони трясут, заднее место подстреливать.

Когда таким зарядом хулигана подстреливали, хулиган долго не мог своим солёным местом никуда присаживаться.

Кабанчику Борьке так понравился чеснок в огороде почтальона Печкина, что он снова туда залез и снова всё перепахал.

Он теперь не был такой тощий, как от таблеток Печкина, поэтому он забор между Пелагеей и Печкиным просто повалил.

Бедная Пелагея Капустина еле-еле его обратно в сарай затолкала. Он так в огороде в удобрениях перемазался, что из рук выскальзывал.

Когда Печкин пришёл, он закричал:

— Пелагея, Пелагея, кто это был в моём огороде? Ты не видела?

— Как не видела! — ответила Пелагея. — Два кабанища были размером с танк и кабанёнок маленький размером с тумбочку.

— А почему забор цел? — спросил Печкин. — Они что — через забор перепрыгивали?

— Это тебе кабаны, а не лоси, — ответила Пелагея. — Ну ты сам подумай. Как они могут через забор перепрыгивать! Они через калитку вошли.

— Через какую калитку? — ещё больше удивился Печкин. — Калитка же у меня на защёлке!

— Ой, я совсем забыла, — хватилась Пелагея. — Это я твой забор поправила, когда кабанов выгоняла. А так он — твой забор — на земле валялся.

— Ну, всё! — решил Печкин. — Сегодня же иду на охоту!

 

Глава девятнадцатая. СОБЫТИЯ СГУЩАЮТСЯ И СОЕДИНЯЮТСЯ

Дядя Фёдор и пёс Шарик лежали на крыше лесопилки с разрешения сторожа Шуряйки. Крыша была тёплая, хорошо прогретая.

Дядя Фёдор смотрел на сарай в бинокль, а Шарик — в прицел фоторужья.

— Чует моё сердце, что что-то будет! — сказал дядя Фёдор.

— И мой нос чует! — согласился Шарик.

Почтальон Печкин в эту минуту выходил на тропу войны с кабанами. Вернее не выходил, а выбегал. Потому что антикабаний ши-цу-цы Каштан так рванул, что Печкин никак не мог затормозить и побежал за ним. И бежал всё быстрее и быстрее.

Как неопытный собачник, он намотал поводок на руку и теперь не мог его отпустить.

Сначала Каштан тащил его по зелёным полянам. Потом — через еловые посадки. Там Печкин потерял охотничью куртку. Потом он бежал через ореховые кусты. Там он потерял ружьё. Потом — через крапиву и малину. Там он потерял патронташ. Потом он бежал через болото и борщевик. Там он потерял охотничьи сапоги.

Каштан нигде ни на секунду не тормозил. Наконец он протащил Печкина через еловый бурелом. Там Печкин потерял последние трусы и нашёл трёх кабанов.

Увидев кабанов, Печкин так же быстро побежал обратно. Потому что кабаны побежали за ним.

Он пробежал через болото, где потерял сапоги. Но он не стал задерживаться. Потом он побежал через малину и крапиву, где потерял патронташ, но патронташ подобрать не успел. Потом он рванул через ореховые кусты. Где успел подхватить ружьё, но стрелять в кабанов не стал, было некогда. Он бежал буквально быстрее лани.

На его счастье тренированный на кабанов Каштан бежал сзади и всё время кусал их за ноги. Он буквально повисал на них. Кабанам неудобно было бежать с Каштаном на ноге, и они один за одним отставали.

Таким образом, к реке Печкин выбежал абсолютно без одежды только с ружьём в руках. Бежать в деревню в таком виде было неудобно, и Печкин бросился к «страусиному» сараю.

Он влетел в сарай, закрыл за собой скрипучую дверь, упал на сено, сваленное в углу, и решил ждать вечера.

 

Глава двадцатая. СТРАШНОЕ ПРИВИДЕНИЕ ВЫХОДИТ НА ПРОСТОР

Вечер был совсем, совсем весенний. Земля уже просохла и по ней можно было быстро бегать.

Кот Матроскин оставил своих страусят на попечение девочки Кати и отправился к заброшенному сараю поразмыслить на предмет создания там страусятника.

Лёгкие сумерки начинали надвигаться со стороны леса. Восемь сумерков уже кружились в воздухе. Где-то жутко подвывала сова.

Матроскин подошёл к заброшенному сараю и стал осматривать его снаружи.

Сарай был прочный, крыша железная, много окошек. Матроскин решил зайти внутрь.

— Ой! — сказал дядя Фёдор Шарику, лёжа на крыше лесопилки и глядя в бинокль сторожа Шуряйки. — Вижу, Матроскин к сараю приближается. Очевидно, пришёл по страусиным делам. Вот ворота открывает, вот в сарай входит. Видишь?

— Вижу, — отвечал Шарик, глядя в фотоприцел. — Может, он своих какающих куриц туда переведёт.

— Ой, что это? — удивился дядя Фёдор. — Он обратно бежит.

Матроскин вошёл в сарай и стал ходить, осматривая стены и пол. Вдруг он наступил на что-то живое и мягкое. Кто-то под ним дико завопил:

— У-У-У-У-У!

И бросился вон из сарая.

— Привидение! — завопил Матроскин и тоже бросился из сарая, но уже через окно.

Это было не привидение. Это был почтальон Печкин. Ему показалось, что на него наступил кабан, поэтому он подскочил, как укушенный, и полетел в сторону деревни!

— Фотографируй! — кричал дядя Фёдор Шарику. — Привидение бежит!

Шарик успел несколько раз щёлкнуть своим фоторужьём, прежде чем привидение скрылось из глаз.

— Всё, — сказал Шарик, — не зря мы здесь сидели. Привидение у нас в кармане.

 

Глава двадцать первая. ПРОСТОКВАШИНСКОЕ ПРИВИДЕНИЕ ВЫХОДИТ НА БОЛЬШУЮ ДОРОГУ

Кот Матроскин прибежал домой весь взволнованный, шерсть дыбом. Он сказал девочке Кате:

— Нет, ни за что в этом сарае я со своими страусятами не поселюсь. Лучше я их в Шариковой будке держать буду и сам буду греть их по ночам.

— Почему?

— Потому что там привидение живёт. И не простое, а звуковое.

— Звуковых привидений не бывает, — сказала девочка Катя.

— Ещё как бывает! — возразил кот. — Я своими ушами слышал, как оно вопило. Почище твоей электрички!

Скоро и дядя Фёдор с Шариком вернулись.

— А мы привидение видели, — радостно сообщили они.

— Подумаешь, — сказал кот. — Вы его только видели, а я на него наступил. Хорошо, что у меня нервы крепкие и я героически оттуда ушёл твёрдым шагом.

— Видели мы, как ты героически ушёл оттуда твёрдым шагом, — сказал Шарик. — Ты хоть оконную раму с себя сними.

Матроскин стал страусят в конуру Шарика перетаскивать, чтобы они не стрелялись какашками. Шарик в город помчался фотоплёнку проявлять, а сам дядя Фёдор сел и стал заметку писать в «Сельскохозяйственную газету»:

Уважаемый корреспондент Коркин!

Наконец-то мы выполнили Ваше задание. Мы опросили местных жителей про привидение, и они подтвердили, что оно у нас живёт.

Показания дали сторож Шуряйка с лесопилки, и колхозница Пелагея Капустина, и другие.

Пелагея Капустина из-за этого привидения чуть не померла в сарае вместе со сторожем Матвеем Зверобоевым.

Привидение имеет вид скелета с косой.

Сегодня мы сфотографировали это привидение. Сейчас плёнка проявляется. Когда она будет окончательно проявлена, мы её Вам пришлём.

Дядя Фёдор

и господин Шариков — фотограф.

 

Глава двадцать вторая. ВСЯ ДЕРЕВНЯ ЛЕЧИТ ПЕЧКИНА

Когда кот Матроскин на Печкина наступил, Печкин сразу в поле бросился и в копне сена зарылся. Копна была крепкая, хорошо перевязанная. Она хорошо на Печкине сидела. Так в ней Печкин домой перебежками и отправился, чтобы не светиться на всю деревню.

Печкин был весь исцарапанный. Во время охоты на кабанов его и ветки хлестали, и крапива кусала, и бурелом царапал. Он всё время охал и ахал:

— Ох! Ах! Ох! Ах! Не любят кабаны почтальонов! Ох! Ах! Ох! Ах! Зато теперь и почтальоны не любят кабанов!

Одно Печкина обрадовало. У входа в его дом сидел Каштан и в зубах держал его куртку. Рядом лежали охотничьи сапоги и патронташ. Видно, Каштан времени зря не терял — по запаху вещи находил и притаскивал.

А вокруг Каштана маленький кабанчик бегал. Его Каштан впопыхах во время охоты прихватил и в зубах принёс самым первым.

Печкин вошёл в дом и рухнул на кровать. К нему Пелагея Капустина пришла. Спрашивает:

— Ну, как, охотник, добыл кабана?

А охотник еле жив лежит.

— Какое там добыл! Это меня кабаны добыли. Вон я на кого похож, будто мне Бешеный барин сто плетей выписал. Из меня занозы во все стороны торчат, как из ежа.

— Какой такой Бешеный барин? — спрашивает Пелагея.

— Да Бешеный барин, из газеты, который привидением стал.

— Бедный Печкин, — сказала Пелагея, — совсем заплохел.

И начала Печкина смазывать и перебинтовывать, и занозы из него вытаскивать. Потому что она чувствовала себя виноватой, ведь это она Печкина на охоту отправила.

Печкин между тем всё сильнее и сильнее заболевал. У него температура поднялась.

Пелагея Капустина в окно вылезла, чтобы Каштан ей не мешал, и к профессору Сёмину побежала. Всё-таки учёный человек, может быть, вылечит Печкина.

Профессор Сёмин даже глаза вытаращил от изумления:

— Где это видано, чтобы профессора этологии, которые язык зверей изучают, лечением занимались?

— А как же быть?

— Вызовите «скорую помощь». Вот как быть.

— Это у вас в городе вызывают «скорую помощь», — сказала Пелагея. — У нас можно только катафалк вызывать, такие у нас дороги.

Профессор Сёмин сразу про тр-тр Митю вспомнил:

— Вот что, идём к дяде Фёдору!

Тот час же дядя Фёдор и кот Матроскин выкатили из сарая тр-тр Митю, накормили его супом вчерашним и в город отправились — доктора привозить.

Тр-тр Митя лучше всякого механизма работал…

Очень скоро они к Печкину доктора привезли.

И Печкин очень быстро на поправку пошёл. И очень Печкина радовал кабанёнок трофейный в сарае. Вместе с кабанчиком Мишкой они капустинопелагеиного кабанчика Борьку килограммов на двадцать перетянули.



Читать сказку Привидение из Простоквашино Эдуард Успенский онлайн текст