Повести, сказки, рассказы Эдуарда Успенского




Иван - царский сын и Серый Волк

Иван - царский сын и Серый Волк читать Успенский

В одном тридесятом царстве, в триодиннадцатом государстве жил-был царь. Впрочем, там и помимо царя жило народу полным-полно. В основном всё крестьянский люд.

А рабочих там и всяких пролетариев не было. Иначе бы этому царю давно конец пришёл, свергли бы.

Звали царя по-разному. По одним источникам - Берендеем, по другим - Выславом, по третьим - Василием. А отчество у него было Андронович. И имел этот Берендей-Выслав-Василий (Анна-Мария-Гонсалес) Андронович трёх сыновей.

Младшего сынишку звали Иваном. Ростом этот сынишка был под два метра, а сил у него было столько, что он мог запросто лошадь на четвёртый этаж поднять. Жаль, что там с этажами плохо было. Все дома были низенькие.

История с ястребом-перепелятником

История с ястребом-перепелятником УспенскийКогда я был пионером, я считал себя крупным знатоком зверей и птиц. Потому что прочитал три тома великого ученого Брема.

Я знал всех ящериц, лягушек, птиц. Мог запросто, глядя на летящий в небе контур, сказать:

– Это коршун. А это сокол-сапсан.

Тем более что тогда этих ящериц и "контуров" было очень много. Не знаю, куда все они сейчас подевались.

Как кот Матроскин крышу красил

Как кот Матроскин крышу красил рассказ Успенского

Однажды кот Матроскин решил крышу дома покрасить. Очень она была облезлая. Это было в июле. Июль почему-то считается самым крыше-красительным сезоном.

Он пришёл в сельский магазин. Его продавцы спрашивают:

– Вам какую краску нужно: хорошую или дешёвую?

– Дешёвую, – сказал Матроскин.

Кислотный дождь в Простоквашино

Кислотный дождь в Простоквашино рассказ УспенскогоОднажды рано утром над Простоквашино прошёл кислотный дождь. И там, куда попадали капли дождя, всё становилось белым! И трава, и коровы.

Дядя Фёдор купил банки с краской. На них написано: «Красная», «Зелёная», «Жёлтая». Матроскин и Шарик читают с трудом. (Раскрасьте цветными карандашами банки так, чтобы они смогли узнать, в какой банке какая краска.)

– Дядя Фёдор, – говорит кот Матроскин, – пусть Шарик фоторужьём сфотографирует это безобразие. И фотографию мы пошлём в центральную газету. А потом будем всё раскрашивать.

Клоун Иван Бултых

ГЛАВА N (Про интеллигентность)

Клоун Иван Бултых повесть УспенскогоА сейчас в комнату войдет моя бабушка и скажет:

– Ну что, бестолочь, опять бездельничаешь? Весь век бы тебе из себя шута корежить, идол ты стоеросовый.

А я кувыркнусь на туго натянутой проволоке и отвечу:

– Бабушка, бабушка, Вера Петровна! Ну, зачем ты так ругаешься, надрываешь мое бедное интеллигентное сердце?

– Чего? Чего? – закричит она и даже захлебнется от возмущения. – Да какое отношение ты имеешь к этому виду человечества?

А что она дальше скажет, трудно угадать. Что-нибудь ядовитое и вредное. Она за словом в карман не лезет. Ни в карман, ни в словарь. Даже более того, она сама могла бы мгновенно составить «Словарь ругательных слов и выражений трудовой интеллигенции и крестьянства» любой области или края нашей необъятной родины.

Колобок идет по следу

Колобок идет по следу читать спенского

В глубине центрального парка, там, где кончается асфальт и начинается строительство многоэтажного гаража Горгартрансхоза, стоит одноэтажный таинственный дом с вывеской «НПДД».

Это Неотложный Пункт Добрых Дел, и главный в нём — Колобок. Ему во всём помогает верный друг и товарищ — Булочкин. Они занимаются раскрытием мелких преступлений и нарушений. (Принимают заказы от населения).

То, что для дружинников слишком сложно, а для милиции слишком просто, в самый раз для Колобка.

Он в детстве в деревне

У бабушки жил.

Колокольчик для Хватайки

Колокольчик для Хватайки рассказ Успенского

Однажды ранним, ранним утром, ещё по росе, почтальон Печкин прибежал к дяде Фёдору и закричал:

– Вашего галчонка надо в милицию сдать! Я сейчас сам видел, как он около магазина у одного младенца в коляске изо рта соску вытащил.

– Подумаешь, соска! – говорит Матроскин. – Цена ей три копейки.

– И пусть младенец рот не разевает, – добавляет Шарик.

Кот Матроскин и корова Мурка

Кот Матроскин и корова Мурка рассказ Успенского

Корова Мурка всю зиму в сарае прожила. Света белого практически не видела. И вот наступила весна. Пора всех коров в поле выпускать. И решил дядя Фёдор для Мурки праздник устроить. Кот Матроскин большой лозунг написал:

«БУДЬ ЗДОРОВА, РОДНАЯ КОРОВА!»

Поставили журнальный столик перед сараем. Накрыли скатертью, разложили пирожные. Приготовили громкую музыку из проигрывателя. Матроскин лично сплёл венок из одуванчиков. И дверь коровника открыли.

Кот Матроскин и мыши

Кот Матроскин и мыши - рассказ Эдуарда Успенского

У дяди Фёдора в доме вдруг мыши завелись. Всё грызут: и крупу, и валенки. Сунул дядя Фёдор ногу в тапочек, а оттуда мышка на него рычит.

Дядя Фёдор говорит:

– Матроскин, ты у нас кот, – вот и лови мышей.

– Почему я? – спорит Матроскин. – Вот у нас Шарик – охотничий пёс. Пусть он и охотится.

Кошмарные ужасы

Нетрадиционные, иррациональные сюрреалистические жуткие истории

Кошмарные ужасы повесть УспенскогоКрасная Рука, Зелёный Пистолет, Чёрные Шторы… Это самая многочисленная и, безусловно, самая жуткая ветвь страшного детского фольклора. Жуткая потому, что в обыденной жизни люди никогда не встречаются ни с чем подобным. Со скелетами и вампирами мы тоже не часто встречаемся. Но всё-таки понимаем, что такое скелет, откуда он взялся и чего он хочет. А вот чего хотят Чёрные Шторы, живой ли Фосфорный человек и кто его родители — этого не знает ни кто. А раз не знает никто, это и есть самое страшное. Это типично городской фольклор. И дело здесь не столько в атрибутике, сколько в новом мышлении городских детей, выросших в удалении от кладбищ и воспитанных в духе атеизма.

Произведения разбиты на страницы