Стихи, сказки, рассказы и басни Сергея Михалкова




Психологический эффект

Категория Сергей Михалков

psikhologicheskij effekt

Бежал Заяц по лесу, а Волк спал после сытного обеда у себя в логове. Вот Заяц возьми да и провались в Волчье логово!

Проснулся Волк - обомлел: Заяц!

А тот стоит перед ним ни жив ни мертв - лапки по швам... Не успел Волк очухаться от неожиданности, как Заяц вдруг преобразился, заднюю ногу вперед выставил да как заорет во все горло:

- Вста-а-ать!

Вскочил Волк.

А Заяц громче прежнего:

- Как стоишь, бродяга?! Молчать! Что за кости? Чьи? Отвечай!

- Это... я... я... обедал... - окончательно растерявшись, отвечал Волк.

- Молчать, когда с тобой разговаривают! Спал на овечьей шкуре? А где сама овца?

- Я... я... я...

- Ясно! Завтра поговорим! У старого дуба! Ровно в пять! Все! - И Заяц величественно вышел из логова.

Пьяные вишни

Категория Сергей Михалков

pyanye vishni

Наклевался Петух во дворе пьяных вишен из-под сладкой наливки. Наклевался и пошел искать, с кем бы подраться. И подрался... Утром проснулся, глянул на себя в лужицу и ахнул: правый глаз подбит, весь заплыл. Гребешок набоку, распух. От хвоста два пера осталось. И все косточки болят...

- С кем же это я вчера сцепился? - стал вспоминать Петух. - С Гусем, что ли? - спросил он Щенка.

- Нет, - сказал Щенок.

- С Индюком?

- Нет, - сказал Щенок.

- С Котом?

- Нет, - сказал Щенок.

- Неужели я на Быка напал? - едва выговорил Петух.

- Нет, - сказал Щенок.

- Так кто же меня вчера так отделал?

- Курица, - сказал Щенок.

Ромашка и роза

Категория Сергей Михалков

romashka i roza

"Прошу меня простить за обращенье в прозе!

Ромашка скромная сказала пышной Розе.

Но вижу я: вкруг вашего стебля

Живет и множится растительная тля,

Мне кажется, что в ней для вас угроза!"

"Где вам судить о нас! - вспылила Роза.

Ромашкам полевым в дела садовых роз

Не следует совать свой нос!"

Довольная собой и всех презрев при этом,

Красавица погибла тем же летом,

Не потому, что рано отцвела,

А потому, что дружеским советом

Цветка незнатного она пренебрегла...

Кто на других глядит высокомерно,

Тот этой басни не поймет, наверно...

Рыбьи дела

Категория Сергей Михалков

rybi dela

Раз в тихом бочажке, под бережком, чуть свет,

Рыбешка мирная собралась на совет:

В реке их Щука донимала,

И от зубастой им житья не стало.

"Казнить разбойницу! Казнить - двух мнений нет!.."

И Щука старая, как ни сильна была,

Все ж кверху брюхом как-то раз всплыла...

Победа многих вдохновила:

"Преступница нам больше не страшна!

Разумная Плотичка заявила,

Но в дальней заводи живет еще одна.

Не худо бы расправиться и с нею!"

"Конечно, вам, плотве, виднее,

Из-под коряги молвил сытый Сом,

Но, правду говоря, та Щука ни при чем

Она вовек сюда не заплывала,

Вам до нее и дела мало!"

Слон-живописец

Категория Сергей Михалков

slon zhivopisets

Слон-живописец написал пейзаж,

Но раньше, чем послать его на вернисаж*,

Он пригласил друзей взглянуть на полотно:

Что, если вдруг не удалось оно?

Вниманием гостей художник наш польщен!

Какую критику сейчас услышит он?

Не будет ли жесток звериный суд?

Низвергнут? Или вознесут?

Ценители пришли. Картину Слон открыл.

Кто дальше встал, кто подошел поближе.

"Ну, что же, - начал Крокодил,

Пейзаж хорош! Но Нила я не вижу..."

"Что Нила нет, в том нет большой беды!

Сказал Тюлень. - Но где снега? Где льды?"

"Позвольте! - удивился Крот.

Есть кое-что важней, чем лед!

Забыл художник огород".

Смешная фамилия

Категория Сергей Михалков

smeshnaya familiya

Каких фамилий только нет:

Пятеркин, Двойкин, Супов,

Слюнтяев, Тряпкин-Дармоед,

Пупков и Перепупов!

В фамилиях различных лиц,

Порою нам знакомых,

Звучат названья рыб и птиц,

Зверей и насекомых:

Лисичкин, Раков, Индюков,

Селедкин, Мышкин, Телкин,

Мокрицын, Волков, Мотыльков,

Бобров и Перепелкин!

Но может некий Комаров

Иметь характер львиный,

А некий Барсов или Львов

Умишко комариный.

Бывает, Коршунов иной

Синичкина боится,

А Чистунов слывет свиньей,

А Простачков - лисицей!

Соловей и ворона

Категория Сергей Михалков

solovej i vorona

Со дня рожденья четверть века

Справлял в дубраве Курский Соловей.

(Немалый срок и в жизни человека,

А соловью - тем паче юбилей!)

Среди лесных певцов подъем и

оживленье:

Окрестные леса

Вручают юбиляру адреса.

Готовится банкет. Концерт на два часа.

И от Орла приходит поздравленье.

Счастливый юбиляр растроган и польщен

Не зря в своих кустах свистел и щелкал он...

За праздничным столом в тот вечер шумно было.

На все лады звенели голоса,

И лишь Ворона каркала уныло:

"Подумать только, чудеса!

Сон с продолжением

Категория Сергей Михалков

son s prodolzheniem

Люба любила спать. По вечерам ее не надо было, как других детей, просить и уговаривать: в десять часов вечера она уже была под одеялом. Стоило ей только положить голову на подушку, свернуться калачиком и закрыть глаза, как она проваливалась в сон. И могла спать сколько угодно! Рядом разговаривали, не умолкали радио и телевизор, но Люба не просыпалась. Даже старый будильник "Трезвон" должен был истратить весь свой завод для того, чтобы утром дозвониться до Любы и разбудить ее - такой был глубокий сон.

- Как ты можешь... так спать? - спрашивали у Любы.

- Мне снятся удивительные сны! - отвечала она.

И это была сущая правда.

Один из Любиных снов

Люба вышла на безлюдную городскую площадь, прошла мимо старинной башни с часами и свернула в такой же безлюдный переулок. Она остановилась возле тускло освещенной витрины небольшой лавчонки. Это была мастерская игрушек. За стеклом стояли и лежали, висели на гвоздиках и сидели в разных позах всевозможные куклы: роскошные принцессы с удивленно раскрытыми, немигающими голубыми глазами и ресницами неестественной длины; пастухи и пастушки в нарядных деревенских платьях; изящные танцовщицы в ярких шалях и с тамбуринами в руках; смуглые кавалеры в лакированных шляпах... Люба узнала и Красную Шапочку в окружении лесных гномов. Но больше всего ее внимание привлек солдат - деревянная кукла с крючковатым носом и тяжелой челюстью, занимавшей половину лица. Казалось, куклу за какую-то провинность поставили в угол - самый дальний угол витрины. Покрытая пылью, она выглядела печальной и одинокой.

Сорока-наушница

Категория Сергей Михалков

soroka naushnitsa

Сорока запросто к Орлу домой ходила

(Что уж само собой довольно странно было,

Хотя не нам судить

О том, как Жить орлам, с кем дружбу им водить,

Но в данном случае Сорока та была

Подругой юности сестры жены Орла...).

Орел, что в облаках над прочими парил

И в силу этого от жизни оторвался,

По прихоти жены с Сорокою общался,

Ей лично лапку жал и с нею говорил.

Сорока верещит, Сорока в курсе дел:

Тот - свил себе гнездо, а этот - улетел...

Орел в два уха слушает Сороку,

А у нее любое лыко в строку:

"Я слышала на днях, как Соловей поет.

Подумать только, с кем концерты он дает:

Как ночью на пруду заквакают лягушки,

Он начинает вторить им с опушки..."

Ссора

Категория Сергей Михалков

ssora

Жил-был Кот. Жила-была Кошка. Познакомились Кот и Кошка на крыше, возле трубы, понравились друг другу и решили пожениться.

Свадьба пышная была -

И шумна и весела!

Распушив свои хвосты,

Пели кошки и коты:

"Тра-та-та! Тра-та-та!

Вышла Кошка за Кота,

За Кота Котовича,

За Петра Петровича!"

Кот и Кошка справили свадьбу и стали жить вместе.

Как-то раз домой в обед

Кот принес большой портрет.

На большом портрете том

Кошка рядышком с Котом,

Лапка с лапкою сплелись -

Перед свадьбой так снялись!

Произведения разбиты на страницы