Басни Жана де Лафонтена




Человек и блоха

Категория Жан де Лафонтен

Человек и блохаЖеланием пустым и смертных недостойным

Богам надоедать стремимся мы подчас

И убеждением исполнены спокойным,

Что нет у них иной заботы, кроме нас,

И что ничтожнейший из жалких человеков,

По поводу его поступков и шагов,

Не менее самих троянцев или греков

Достоин вящего внимания богов.

Глупец, в плечо укушенный Блохою,

Воскликнул: «С этой гидрою лихою

Обязан был бы ты покончить, Геркулес!

Человек и его изображение

Категория Жан де Лафонтен

Человек и его изображениеЖил некто; сам себя любя,

И без соперников, на диво,

Считал красавцем он себя,

Найдя, что зеркала показывают криво.

И счастлив был, гордясь собой,

Он в заблуждении упрямом.

Представлены услужливой судьбой,

Советники, столь дорогие дамам,

Напрасно перед ним являлися гурьбой

Повсюду зеркала: в окне у фабрикантов,

Человек и змея

Категория Жан де Лафонтен

Человек и змеяРаз Человек Змею увидел.

«Ах, гадина! — сказал он. — Ну, постой!

Чтоб никого ты больше не обидел,

По чести я разделаюсь с тобой».

И после этих слов творенье злое

(Змея, не человек, хоть толкование иное

Легко возможно допустить),

Змея дала себя схватить:

В мешок положена, завязана потуже

И к казни злой присуждена к тому же.

За дело ли? — вопрос. Но, чтобы оправдаться,

Счел нужным Человек сказать такую речь:

Черепаха и две утки

Категория Жан де Лафонтен

Черепаха и две уткиЖила-была на свете Черепаха.

Взгрустнулось ей в норе, и вот она без страха

Решилась бросить дом, на Божий мир взглянуть...

Всегда милей — чужие страны;

Все колченогие сильней стремятся в путь.

Свои мечтания и планы

Она поведала двум Уткам. Те не прочь

Ей в путешествии помочь:

«Сударыня! Пред вами — путь широкий.

Члены тела и желудок

Категория Жан де Лафонтен

Члены тела и желудокЯ должен мой рассказ начать изображеньем

Величья королей, их счастия и бед.

Желудок для того послужит мне сравненьем;

Все Члены чувствуют, доволен он иль нет.

Раз Члены, утомясь трудиться для Желудка,

Решили отдохнуть от суетных забот,

Пожить без всякого труда, как он живет,

И говорили: «Нутка,

Пускай он воздухом попробует прожить!

Довольно для него рабами нам служить.

Ничем не пользуясь, не зная развлеченья,

Шарлатан

Категория Жан де Лафонтен

басня ШарлатанСвет шарлатанами богат:

Наука плутней и обмана

Весьма полезна для кармана;

Недаром Шарлатан кричать повсюду рад,

Что как актер он лучше Ахерона,

А как оратор — выше Цицерона.

И вот один из этих хвастунов

Хвалился тем, что он совсем свободно

Научит говорить кого угодно,

Будь это человек иль худший из ослов.

Шершни и пчёлы

Категория Жан де Лафонтен

Шершни и пчёлыПо мастерству и мастер нам знаком.

Нашлись оставленные кем-то соты,

И рой Шершней, корыстные расчеты

Лелеявший тайком,

Их объявил своими смело.

Противиться им Пчелы стали тут,

И вот своим порядком в суд

К большой Осе перенесли все дело.

Но как постановить в той тяжбе приговор?

Свидетели согласно утверждали:

Близ сотов все они видали

Школьник, наставник и хозяин сада

Категория Жан де Лафонтен

Школьник, наставник и хозяин садаКакой-то Школьник-шалунишка,

Великий плут, по глупости своей

Да по вине учителей,

Педантов, портящих ребяческий умишко,

Крал у хозяина-соседа, говорят,

Цветочки и плоды. Соседа пышный сад

Щедрей был одарен Помоной благосклонной,

Чем все окрестные сады.

И осень, и весна свои несет плоды.

Здесь наслаждался он и Флорой благовонной,

Шутник и рыбы

Категория Жан де Лафонтен

Шутник и рыбыВсе ищут шутников, я ж избегаю их:

Искусство их полно всегда претензий важных.

Лишь для людей пустых

Бог сотворил шутов пустяшных.

Быть может, выведу я в басне одного

Шута такого.

Быть может, выйдет — ничего.

У богача средь общества большого

Шутник обедал; близ него

Рыбешка мелкая стояла одиноко,

А Рыбы крупные случилися далеко.

Эзопово объяснение одного завещания

Категория Жан де Лафонтен

Эзопово объяснение одного завещанияЕсли верить тому, что Эзоп говорил

(Он умнейшим средь граждан считался,

И за мудрость у греков оракулом слыл:

Всяк с советом к нему обращался),

Вот одна из историй. Ее кто прочтет,

Занимательной, верно, найдет.

Один богач имел трех взрослых дочерей,

Различных по характерам. Кокеткой

Одна взросла в семье своей,

Другая — пьяницей, а третья — домоседкой,

Скупой, расчетливой. Отец,

Произведения разбиты на страницы