Беляк

(Время чтения: 2 мин.)

Рассказ Пришвина Беляк повествует о сложной ситуации, в которую попал заяц в первые дни зимы. Трудная судьба бывает не только у людей, но и у животных. Первый снег засыпал поле, и оно стало совершенно белым, так что зайке, сменившему шкурку, стало удобно залечь и скрыться от охотничьей собаки. Гончая не успела выпрямить след, и охотники решили, что придется уйти без добычи. Вокруг лежала сплошная снежная пелена. Но к утру резко потеплело, снег начал быстро таять, и поле опять почернело. Охотники в бинокль видели, в какое отчаянное положение попал беляк. Лежать на черном фоне было слишком опасно, но убегать еще опаснее, ведь на мокрой земле отпечатаются свежие следы. Гончая тут же поняла, что настало отличное время, чтобы взять добычу, и с ревом погнал зайца.

Прямой мокрый снег всю ночь в лесу наседал на сучки, обрывался, падал, шелестел.

Шорох выгнал белого зайца из лесу, и он, наверно, смекнул, что к утру черное поле сделается белым и ему, совершенно белому, можно спокойно лежать. И он лег на поле недалеко от леса, а недалеко от него, тоже как заяц, лежал выветренный за лето и побеленный солнечными лучами череп лошади.

К рассвету все поле было покрыто, и в белой безмерности исчезли и белый заяц и белый череп.

Мы чуть-чуть запоздали, и, когда пустили гончую, следы уже начали расплываться.

Когда Осман начал разбирать жировку, все-таки можно было с трудом отличать форму лапы русака от беляка: он шел по русаку. Но не успел Осман выпрямить след, как все совершенно растаяло на белой тропе, а на черной потом не оставалось ни вида, ни запаха.

Мы махнули рукой на охоту и стали опушкой леса возвращаться домой.

– Посмотри в бинокль, – сказал я товарищу, – что это белеется там на черном поле и так ярко.

– Череп лошади, голова, – ответил он.

Я взял у него бинокль и тоже увидел череп.

– Там что-то еще белеет, – сказал товарищ, – смотри полевей.

Я посмотрел туда, и там, тоже как череп, ярко-белый, лежал заяц, и в призматический бинокль можно даже было видеть на белом черные глазки. Он был в отчаянном положении: лежать – это быть всем на виду, бежать – оставлять на мягкой мокрой земле печатный след для собаки. Мы прекратили его колебание: подняли, и в тот же момент Осман, перевидев, с диким ревом пустился по зрячему.

263
+242
21
id datеtime user_name message
2707043marmarisрассказ просто класс
2423096Настя шаурмаОчень лёгкий круто
2423077АнтонОфигеть крутой
2380431Лопоухова Миланаочень живописная сказка
1596255Адский Ферзьтоп рассказ
1546534Вторичный Шишкакруто
1546068Бурый Дядькакласс

Похожие рассказы