Орел и лисица

Орел и лисица

Орел и лисица решили жить в дружбе и сговорились поселиться рядом, чтобы от соседства дружба была крепче. Орел свил себе гнездо на высоком дереве, а лисица родила лисят под кустами внизу.

Но вот однажды вышла лиса на добычу, а орел проголодался, слетел в кусты, схватил ее детенышей и со своими орлятами их сожрал.

Вернулась лисица, поняла, что случилось, и горько ей стало — не столько оттого, что дети погибли, сколько оттого, что отомстить она не могла: не поймать было зверю птицы. Только и оставалось ей издали проклинать обидчика: что еще может делать беспомощный и бессильный?

Волк и козленок

volk-i-koslenok

Волк проходил мимо дома, а козленок стоял на крыше и на него ругался. Ответил ему волк:

«Не ты меня ругаешь, а твое место».

Басня показывает, что выгодные обстоятельства придают иным дерзости даже против сильнейших.

Соль

Соль

Неведомо, в какой земле,

Недавно ли, давно ли,

Купил скупой в чужом селе

Мешок пудовый соли.

Верст тридцать было до села,

Да соль

Дешевле там была!

Туда — пешком…

Назад — пешком…

Покупку спрыснул малость,

И так легко ему с мешком

Сперва-то показалось!

Шагает он, шагает,

А сам и рассуждает:

— Неужто тут по правде пуд?

Какой там пуд!

Откуда!

Почему деревья не ходят

Почему деревья не ходят

— Почему? — сказал Зайчонок,

И Зайчиха-мать вздохнула. —

Почему деревья, мама,

Никогда гулять не ходят?

Ведь они уже большие,

Почему бы им не бегать?

Все ведь, мама, любят бегать,

Почему ж они не ходят?

— Почему? — сказала мама. —

Потому что не умеют!

Ног у них, деревьев, нету,

Наказание ты наше!

Считалия

Считалия

Из окошка мне видна

Расчудесная Страна,

Где живут Считалочки.

Каждый там не раз бывал,

Кто когда-нибудь играл

В прятки или в салочки…

Чудесный край!. .

Сам Заяц Белый вас встречает,

Как будто в вас души не чает.

Неутомимо, в сотый раз

Он повторяет свой рассказ —

И вот уже вы там, как дома!

Сказка про всех на свете

Сказка про всех на свете

Жили-были…

Жили-были, по правде говоря, все на свете. И сказка эта как раз про них — ПРО ВСЕХ НА СВЕТЕ. Но так как про всех на свете сразу рассказать уж очень трудно, то лучше попробуем сначала рассказать про ягненка. А там, глядишь, доберемся и до всех на свете…

Так вот, жил-был ягненок, маленький, хорошенький ягненок по имени Барашек. Жил он со своей мамой, неподалеку от большого луга, где росла Кашка (многие называют ее клевером), и он ее очень любил. И между прочим, ел эту Кашку (любую: белую, розовую и даже лиловатую) без всяких фокусов и капризов, без уговоров и сказок. Не то что НЕКОТОРЫЕ!

А еще он очень любил своего большого друга, Чмока (его большой друг — это был маленький щенок по имени Чмок).

Жил-был Фип

Жил-был Фип

I

Жил-был Фип.

Правду сказать, жил он еще так недолго, что даже сам и не знал, кем он был.

А был он инкубаторным цыпленком трех дней от роду — маленьким, желтым, пушистым комочком на тоненьких ножках и с тоненьким голоском: «Фип! Фип!»

Вместе с тысячами — если тебя интересуют цифры, могу сказать точно: вместе с 39312 (знаешь, как это произносится? С тридцатью девятью тысячами тремястами двенадцатью) — братьями и сестрами он появился на свет в огромном здании, на котором красовалась вывеска: «Птицефабрика Э 2».

Появился на свет — так, пожалуй, можно сказать, хотя было там не так-то уж и светло. Правда, там было тепло; но не было ни солнца, ни неба, ни земли, ни травы, ни ветра — словом, ни природы, ни погоды!

Но Фип ни капельки из-за этого не огорчался! Ведь он и не подозревал, что на свете бывают такие вещи, как природа, погода, небо, солнце, земля и так далее. Что греха таить, знал он маловато, а умел еще меньше.

И все-таки он весело поклевывал вкусную кашку из молотых зерен, косточек, червячков и тому подобного (называется это кормовой смесью) и весело попискивал своим тоненьким голоском: «Фип!»

Отшельник и Роза

Отшельник и Роза

I

В Синем море жил-был маленький Рак. И жилось ему очень плохо, так плохо, что он никак не мог понять, почему море называют Синим — ему-то оно казалось совсем, совсем серым…

Да, это было очень странно!

Ведь море было действительно синее-синее, и жить в нем было так весело и интересно! Рыбы (это только раньше люди думали, что они не умеют говорить!) даже сложили веселую песню о том, как хорошо живется в море:

          Никто и нигде!

          Никто и нигде!

          Не жил веселее,

          Чем рыбы в воде!

          Ни люди,

          Ни звери,

          Ни птицы,

          Ни змеи —

          Никто и нигде не живет веселее!

          Да, никто и нигде!

          Нет, никто и нигде

          Не жил веселее, чем рыбы в воде! —

Ма-Тари-Кари

Ма-Тари-Кари

Жил-был Крокодил.

Нет, нет, это был совсем не тот известный Крокодил, который

ПО НЕВСКОМУ ХОДИЛ! —

ведь тот Крокодил, как ты, конечно, знаешь, жил да был, а этот просто жил-был. Это большая разница!

К тому же этот Крокодил ходил мало (он чаще плавал), не курил никаких папирос (и  правильно делал,  это очень вредно!)  и  говорил только по-крокодильски.

Словом, это был самый настоящий Крокодил, и жил он в самой настоящей Африке, в большой реке, и, как полагается настоящему Крокодилу, все у него было страшное: страшный хвост и страшная голова, страшная пасть и ОЧЕНЬ СТРАШНЫЕ ЗУБЫ! (Только лапки у него были коротенькие, но Крокодил считал, что они СТРАШНО коротенькие.)

А самое страшное: он никогда не чистил своих ОЧЕНЬ СТРАШНЫХ ЗУБОВ: ни перед едой, ни после еды (аппетит у него тоже был СТРАШНЫЙ!), ни утром, перед завтраком, ни вечером, умываясь перед сном… (Умываться он, что правда, то правда, никогда не забывал, но когда живешь в реке, это не такая уж большая заслуга, верно?)

Произведения разбиты на страницы