"Джунгли" - птичий рай

dzhungli ptichij raj

Как я утром проснулся, так и вспомнил, что сегодня мой день рожденья и мне что-то подарят. Вскочил с кровати и вижу - на столе у кровати две птицы в клетке, ростом с воробья, зеленые, забавные, головы круглые, клювы загнуты. Сидят рядом, как два зеленых листа на ветке.

На одном листе только только половина будто подсохла - у самца голова и шея серые. Прижались друг к другу, сидят и стрекочут.

Ух! Я обрадовался! Это, наверно, дядя подарил. Он сам птичник, всяких птиц разводит.

А под клеткой - книжка громадная: "Атлас птиц в картинках. Петербург. Сойкин. Москва".

Посмотрел я,все птицы в ней есть. Нет ли моих, думаю.

Нашел! На двух страницах американские попугаи - синие, красные, желтые. А вот и мои, зеленые, на ветке сидят, называются попугаи-неразлучники с реки Амазонки.

А на Амазонке леса называются - джунгли. Джунглевые, значит, это птицы. Вот здорово! Ведь я и сам индеец - Черный Могикан - Разведчик. У меня и приятели - Витька и Олежка - тоже индейцы. Витька, переплетчиков сын, - Полосатый Бизон, а Олежка - Страшный Глаз. По всей улице мы бледнолицых огородников грабили, морковь и репу крали. У самих было, да там вкуснее.

Как мальчик Женя научился говорить букву "р"

kak malchik zhenya nauchilsya govorit bukvu r

Мальчик Женя не умел говорить букву "р".

Ему говорят:

- Ну-ка, Женя, скажи: "пароход".

А он говорит: "палоход".

- Скажи: "таракан".

А Женя говорит: "талакан".

- Скажи: "рыба".

А он говорит: "лыба".

Все ребята во дворе над ним смеялись.

Вот Женя однажды играл с ребятами, сказал тоже что-то неправильное. И ребята стали его дразнить.

Тогда Женя обиделся и залез на крышу.

Там на дворе стоял маленький домик, невысокая баня. Лежит Женя на банной крыше и тихонько плачет.

Вдруг на забор прилетела ворона и здорово так каркнула:

- Крррааа!..

Женя тоже каркнул - только получилось: "клллааа".

Глупый мальчишка

glupyj malchishka

Жил-был Женя - очень глупый мальчишка. Он всё лизал. Ест за обедом второе - ножик полижет. Ведь можно обрезаться. Начнёт красками раскрашивать картинки - кисточку сунет в рот. Ведь можно отравиться: краски бывают ядовитые. Ест сладкое и потихоньку всю тарелку вылижет языком - ну прямо как собачонка!

Он и на улице всё лизал и сосал.

Увидит сосульку - и хвать её в рот. А когда пошёл снег, Женя так и ходил с высунутым языком по улице. Идёт и ждёт, когда ему на язык упадёт снежинка.

Совсем глупый этот Женя!

Однажды был очень сильный мороз. Всё заиндевело на улице. Деревья, и кусты, и заборы, и дома.

Всё кругом белое.

Женя пошёл гулять. Вот он погулял. Вот пошёл обратно.

Взобрался на крыльцо и видит: медная ручка у двери тоже заиндевела - стала белая-белая, точно сахарная.

Женя высунул язык и лизнул эту ручку. А язык у него и прилип.

Примёрз.

Захочешь есть - говорить научишься

zakhochesh est govorit nauchishsya

Аня художник и очень любит пичужек. Все это знают и несут к ней разную живность: то галчонка, то сорочонка. Принесли как-то и скворку.
А скворец ещё не настоящий. Он и летать не может, и есть не научился. Крылышки у него растопырки-коротышки. Клюв жёлтый. Он клюв разевает, крылышками разводит и покрикивает — просит положить в клюв еду. А проглотить-то он сам проглотит.
Аня его кормит и приговаривает:
— Кушать! Кушать!
Накормит и пойдёт работать.
Только начнёт — слышит, скворка опять кричит — зовёт. Снова есть хочет.
— Ты злодей, — говорит Аня. — Ты мне работать не даёшь. Мне некогда. Обжора ты! Злодей!
Кормила так Аня скворку, то ласково приговаривала: «Кушать, кушать», то сердилась: «Злодей ты, скворка!»
И скворка научился говорить.
Подошла как-то Аня к нему с кормом.
А скворка сказал:
— Кушать! Кушать!
Вот Аня удивилась!

Мишки

mishki

Принесли охотники из лесу двух медвежат. Несли в шапке-ушанке. Мишки-то были маленькие: не то кутёнки, не то щенки.
Отдали Ивановне — её муж отыскал берлогу.
Принесли медвежат в избу, сунули под лавку, на тулуп. Тут им тепло и не дует.
Ивановна сама сделала соски. Взяла две бутылки, тёплого молочка налила и тряпками заткнула.
Вот и лежат мишки с бутылками. Спят, посасывают молоко, причмокивают и растут понемногу.
Сначала с тулупа не слезали, а потом и по избе стали ползать, ковылять, кататься — всё подальше да подальше.
Благополучно растут мишки, ничего себе.
Только раз медвежонок один чуть не помер с перепугу — кур принесли в избу. Мороз был на дворе такой, что вороны на лету замерзали; вот кур и принесли, чтоб от холода упрятать. А медвежишко выкатился из-под лавки на них посмотреть. Тут петух на него и наскочил. И давай трепать. Да как трепал! И клювом бил, и шпорами.
Медвежишко орёт, не знает, что ему и делать, как спасаться. Лапами, как человек, глаза закрывает и орёт. Еле его спасли. Чуть от петуха отняли. На руки взяли, а петух кверху прыгает, как собака какая. Ещё долбануть хочет. Три дня после того не сходил с тулупа мишка. Думали, уж не подох ли. Да ничего, сошло.

Как Томка не показался глупым

kak tomka ne pokazalsya glupym

Томка не любит, когда над ним смеются, — обидится, отвернётся.
А потом он научился делать вид, что не над ним смеются, а над кем-то другим.
Как-то заметил Томка курочку с цыплятами. Идёт поближе — хочет понюхать.
А курочка как закричит, как прыгнет на Томку — и поехала на нём.
Едет, клюёт Томку и кричит.
Так и слышно, как она выговаривает:
«Ах ты, такой-сякой, невоспитанный! Вот я тебя! Вот я тебя! Не смей к цыплятам подходить!»
Томка обиделся, но не захотел показаться смешным и сразу сделал вид, что никто его не клюёт, никто на него не кричит. И тогда курочка соскочила с него и вернулась к цыплятам.

Томкины сны

tomkiny sny

Когда Томка спит, он лает во сне, повизгивает, а иной раз и лапками шевелит, будто он бежит куда-то.
Спрашивают у меня ребята:
— Почему это Томка лает? Ведь он же спит!
— Он сны видит, — отвечаю.
— А какие?
— Да, наверно, какие-нибудь свои, собачьи сны, — про охоту, про зверей, про птиц. Человеку таких снов не увидеть.
— Вот интересно-то! — говорят ребята.
Обступили они Томку, глядят, как он спит. А Томка спал, спал и залаял тоненьким голоском.
Я и спрашиваю у ребят:
— Чего же это он во сне видит? Вам понятно?
— Понятно, — говорят ребята. — Это он зайчонка увидел небольшого.
Томка поспал ещё немного и лапками пошевелил.
— Вот, — говорят ребята, — это Томка побежал.
— За кем побежал?
— Да не за кем, а от козы. Он её увидел, а она бодается.

Томка испугался

tomka ispugalsya

Когда Томка был совсем ещё небольшим щенком, я взял его с собой на охоту.
Пускай приучается.
Вот ходим мы с ним. Томка за бабочками, за стрекозами гоняется. Кузнечиков ловит. На птиц лает. Только никого поймать не может. Все улетают. Бегал он, бегал — так уморился, что сунулся в кочку носом и заснул. Маленький ещё. А будить мне его жалко.
Прошло с полчаса. Прилетел шмель. Бунчит, летает над самым Томкиным ухом.
Проснулся Томка. Покрутился спросонья, поглядел: кто это такой спать мешает? Шмеля он не заметил, а увидал корову и побежал к ней. А корова паслась далеко-далеко и, должно быть, показалась Томке совсем маленькой, не больше воробушка.
Бежит Томка корову загрызать, хвост кверху поднял — никогда он ещё коров не видал. Подбежал поближе, а корова уж не с воробушка — с кошку ростом кажется. Тут Томка немного потише побежал, а корова уж не с кошку, а с козу выросла. Страшно стало Томке. Он близко не подошёл и нюхает: что за зверь такой?

Как Томка научился плавать

kak tomka nauchilsya plavat

Мы пошли гулять и взяли с собой Томку.
Сунули его в портфель, чтобы он не устал.
Пришли к озеру, сели на берег и стали кидать камушки в воду — кто дальше бросит. А портфель с Томкой на траву положили. Вот он вылез из портфеля, увидал, как камушек плюхнулся в воду, и побежал.
Бежит Томка по песочку, косолапый, неуклюжий, ноги у него в песке так и заплетаются. Дошёл до воды, сунул лапы в воду и на нас оглядывается.
— Иди, Томка, иди — не бойся, не потонешь!
Полез Томка в воду. Сначала по животик зашёл, потом по шею, а потом и весь окунулся. Только хвост-обрубочек торчит наружу. Повозился, повозился да вдруг как выскочит — и давай кашлять, чихать, отфыркиваться. Видно, он дышать в воде вздумал — вода и попала ему в нос да в рот. Не достал камушка.
Тут мы взяли мячик и кинули его в озеро.
Томка любил играть с мячиком, — это была его любимая игрушка. Шлёпнулся мяч в воду, покрутился и остановился. Лежит на воде, как на гладком полу.
Узнал Томка свою любимую игрушку и не стерпел — побежал в воду. Бежит, повизгивает.

Томка

tomka

У охотника я увидел пёсика.
Он вот какой. Уши длинные, хвост короткий.
Охотник рассказал, какой пёсик понятливый, как на охоте помогает, и умный-то, и не грязнуля…
От этого пёсика, говорит, есть щенки.
Приходите поглядите. И мы с ним пошли.
Щенки небольшие — только что научились ходить.
«Который-то из них, — думаю, — мне будет помощник на охоте? Как узнать — кто толковый, а кто не годится?»
Вот один щенок — ест да спит. Из него лентяй получится.
Вот злой щенок — сердитый. Рычит и со всеми лезет драться. И его не возьму — не люблю злых.
А вот ещё хуже — он тоже лезет ко всем, только не дерётся, а лижется. У такого и дичь-то могут отнять.

Произведения разбиты на страницы