Наседка

Категория Скребицкий Г. А.

Наседка

Весна. В ложбинке у дорожки

Журчит невидимый ручей.

Осины длинные серёжки

Купают в золоте лучей.

В бору пестреет бугорок,

Покрыт травою буроватой,

Из-под неё глядит сморчок,

Как гномик в шапочке помятой.

С бугра беззвучно речь ведёт:

– Встречай весну, лесной народ! —

И зяблик, сидя на сосне,

Уже поёт привет весне.

Такая картинка ранней весны, конечно, знакома каждому, кто в эту пору может заглянуть в ближайший лес и побродить по влажной, едва только освободившейся от снега земле.

Синица и соловей

Категория Скребицкий Г. А.

Синица и соловей

На самом краю деревни находился глубокий овраг. Он весь зарос деревьями и кустами, а внизу, на дне его, бежал ручеёк.

Здесь даже в жаркие летние дни было свежо и прохладно; так и тянуло прилечь на мягкий, пушистый мох и слушать неторопливо журчащую песню воды.

В зелёных зарослях по склонам оврага ютилось множество птиц. Они вили там свои гнёзда и выводили птенцов.

Привольно жилось малышам среди густых ветвей; было где полетать, попрыгать, поискать разных жучков, червячков…

И молодая синичка, которая только в этом году вывелась из яйца, чувствовала себя там превосходно.

Самый упрямый

Категория Скребицкий Г. А.

Самый упрямый

Это случилось в середине апреля. Рано утром проснулось солнышко, отдёрнуло лёгкую кисею облаков и взглянуло на землю. А там за ночь зима да мороз свои порядки понавели: свежим снегом равнины, холмы укрыли, а в лесу на сучьях деревьев развесили гирляндами ледяные сосульки.

Ребятишки последнему снегу радуются, смеются, шалят, в снежки играют.

Поглядело солнышко на эти проказы зимы и говорит: «Ну, погоди, теперь-то с тобой я живо управлюсь!» Да как начало землю пригревать, сразу и снег и лёд растопило.

Вот в лесу по ложбинке побежал весёлый говорливый ручеёк, побежал и запел свою звонкую песенку:

Я лежал в лесу и в поле

Белоснежной пеленой.

Не сидится детям в школе,

Прибегут играть со мной.

Я в мороз висел сосулькой.

Был колючий, как кинжал,

А теперь запел, забулькал,

По ложбинкам побежал.

Домик на берёзе

Категория Скребицкий Г. А.

Домик на берёзе

Зима подходит к концу. В полдень солнце сильнее пригревает, и с крыш начинает падать частая прозрачная капель.

Воробьи уже почуяли приближение весны. С самого утра они поднимают в палисадниках невообразимый шум и гвалт. С воинственным чириканьем наскакивают друг на друга, устраивают потасовки, а потом слетают на снег купаться в первых лужицах талой воды.

Но не одни воробьи так весело провожают зиму. В садах и рощах распевают синицы. Они хлопотливо перелетают с сучка на сучок, заглядывают в каждую щёлку, разыскивают там жучков, паучков. Синицы охотятся за добычей, а сами выкрикивают «чи-чи-ку, чи-чи-ку…» — будто куют подковки стеклянными молоточками.

В парках, там, где растут огромные старые деревья с морщинистой, потрескавшейся корой, тоже слышится звонкая трель птичьей песенки. Так весело распевает пищуха, забавная коричневатая птичка, вся в светлых крапинках. Пищуха не перелетает с сучка на сучок, а ловко ползает по стволам деревьев, ползёт, опираясь на свой жёсткий растопыренный хвост, и вытаскивает длинным клювом из складок коры мелких насекомых.

Любитель песни

Категория Скребицкий Г. А.

Любитель песни

Отправляясь на север, художник Никитин очень торопился. Он задумал написать картину «Весна у Белого моря». Ему хотелось, чтобы в этой картине прозвучала тема обновлённой природы, которая проснулась после долгого зимнего сна. Поэтому он и боялся пропустить самое начало весны.

Конец марта – апрель; на севере в эту пору земля и вода ещё в крепком плену у зимы, но с неба уже полились огненные потоки света и будто зажгли снега. Всё кругом – вековые леса и безбрежный простор Белого моря – сверкает, плавится в нестерпимом блеске весеннего солнца.

Свет и тепло тревожат, будят всё живое. В залитых солнцем вершинах деревьев уже зазвенела первая песня синицы, затрещал лесной барабанщик – дятел; а пройдёт неделя, другая, и по зорям на открытых полянах забормочут краснобровые петухи-тетерева.

Резвый

Категория Скребицкий Г. А.

Резвый

За мной зашел мой сосед и наставник по охоте — дедушка Пахомыч, и мы отправились с ним в лес.

Было еще очень рано. Лес только что просыпался, по-утреннему росистый и звонкий. Трещали дрозды, где-то куковала кукушка и, будто перекликаясь с ними, в ближайшей деревне на разные голоса горланили петухи.

На траве и кустах лежала сильная роса.

— В самый раз ястребят ловить, — сказал Пахомыч. — По росе крылья у них обмокнут — подходи и бери, а как подсохнут, тогда еще погоняешься.

— Далеко итти? — спросил я.

— Нет, тут рядом.

Мы вышли в мелколесье. Кое-где поднимались старые, уцелевшие после вырубки деревья. На вершине одного из них чернели наваленные сучья — очевидно, гнездо какой-то большой птицы.

Четыре художника

Категория Скребицкий Г. А.

Четыре художника

Сошлись как-то вместе четыре волшебника-живописца: Зима, Весна, Лето и Осень; сошлись, да и заспорили: кто из них лучше рисует? Спорили-спорили и порешили в судьи выбрать Красное Солнышко: «Оно высоко в небе живёт, много чудесного на своём веку повидало, пусть и рассудит нас».

Согласилось Солнышко быть судьёй. Принялись живописцы за дело. Первой вызвалась написать картину Зимушка-Зима.

«Только Солнышко не должно глядеть на мою работу, — решила она. — Не должно видеть её, пока не закончу».

Растянула Зима по небу серые тучи и ну давай покрывать землю свежим пушистым снегом! В один день всё кругом разукрасила.

Побелели поля и пригорки. Тонким льдом покрылась река, притихла, уснула, как в сказке.

Ходит зима по горам, по долинам, ходит в больших мягких валенках, ступает тихо, неслышно. А сама поглядывает по сторонам — то тут, то там свою волшебную картину исправит.

Соловьиная дудочка

Категория Скребицкий Г. А.

Соловьиная дудочка

Конец мая – лучшая пора весны. В лугах уже поднялась, загустела трава, и вся земля как будто оделась в зелёное платье с золотистым горошком из цветков одуванчика.

Разве усидишь в такую пору дома в воскресный день? Вот я и не усидел. Уже под вечер взял удочку… и через час очутился далеко за Москвой, среди цветущих лугов, среди таинственного шороха молодой листвы.

Пройдя немного, я выбрался к небольшой речке с забавным названием – Незнайка, уселся на бережок и закинул удочку. Просидел с полчаса. Не клюёт. Зато кругом так хорошо! Солнце спускается к горизонту всё ниже и ниже, уже за верхушками деревьев спряталось. Над берёзами закружились майские жуки. У берега квакнула лягушка. И вот где-то невдалеке, в черёмуховых кустах, раздался протяжный певучий посвист, следом за ним – громкая трель и снова посвист: запел соловей.

Сорока

Категория Скребицкий Г. А.

Сорока

Наступила осень, опустели поля и рощи, улетели грачи, зато вороны и галки перебрались с полей и лугов поближе к нашему жилью. Их крикливые стаи нарушают тишину хмурых осенних вечеров.

Но не только эти пришельцы заявились к нам зимовать; прилетела из леса в деревню ещё одна птица из того же вороньего семейства.

Её можно считать самой дальней родственницей ворон, грачей и галок. Она мало похожа на своих серых и чёрных сородичей. Наоборот, эта птица наряжена очень пёстро. Головка, спина, крылья и хвост у неё тёмные, перья хвоста отливают синеватыми и зеленоватыми оттенками, а брюшко и бока белые, как снег. Зато и зовут эту птицу «сорока-белобока».

Сорока очень живая, подвижная птица. Правда, нередко можно видеть её и сидящей спокойно где-нибудь на самой вершине дерева, но чаще всего она с громким стрекотанием перелетает с дерева на дерево или, приподняв свой длинный хвост, скачет по двору, разыскивая корм.

На гумне

Категория Скребицкий Г. А.

На гумне

Весь день мы с товарищем бродили на лыжах по лесам и овражкам, разыскивая зайцев. Цель охоты у каждого из нас была своя: мне хотелось выследить и застрелить русака, а Александр Петрович, мой приятель — художник, но вовсе не охотник,— желал просто побродить со мной по зимнему лесу и сделать интересные зарисовки в свой, альбом.

Наша охота удалась вполне. День выдался на редкость хороший. Ясный, тихий и не холодный. Солнце то скрывалось за лёгкими облачками, то вновь показывалось и даже слегка пригревало, так что начинало казаться, будто наступает весна.

В ветвях старых елей звонко перекликались синицы, и уже совсем по-весеннему возле старых пней бегали по снегу какие-то тонконогие комарики. Значит,, и их пригрело неяркое зимнее солнце, разбудило и выманило на часок-другой из уютных зимних квартир под древесной корой.

Мы брели не спеша, разглядывая на снегу различные следы зверьков и птиц. Потом присаживались на пенёк.

Произведения разбиты на страницы