Сказки из категории "про вещи"

Сказки про вещи расскажут нам о самых обыденных предметах, но с неожтданной для нас стороны.

Жили-были пузырь, соломинка и лапоть.

Пошли они в лес дрова рубить. Дошли до реки и не знают, как перейти через реку.

Лапоть говорит пузырю:

— Пузырь, давай на тебе переплывем!

— Нет, лапоть! Пусть лучше соломинка перетянется с берега на берег, мы по ней перейдем.


Читать дальше  

Сколько игрушек было в детской! А высоко на шкафу стояла глиняная копилка в виде свиньи. В спине у нее, конечно, была щель, только ее еще расширили ножом, чтобы проходили монеты и покрупнее, и две такие монеты в копилке уже лежали, не считая множества мелких. Копилка была набита битком, так что уж и не брякала даже, а о большем ни одной свинье с деньгами не о чем и мечтать. Стояла она на шкафу и смотрела на все в комнате сверху вниз — она ведь могла купить все это, а такая мысль хоть кому придаст уверенности в себе.

Все окружающие помнили об этом, хотя и не высказывались вслух — у них и без того было о чем поговорить.


Читать дальше  

Жила-была монетка. Она только что вышла из чеканки — чистенькая, светленькая, — покатилась и зазвенела:

— Ура! Теперь пойду гулять по белу свету!

И пошла.

Ребенок крепко сжимал ее в своем тепленьком кулачке, скряга тискал холодными липкими пальцами, люди постарше вертели и поворачивали много раз, а у молодых она не задерживалась и живо катилась дальше.


Читать дальше  

Слыхали вы историю про старый уличный фонарь? Она не то чтобы так уж занятна, но послушать ее разок не мешает. Так вот, жил-был этакий почтенный старый уличный фонарь; он честно служил много-много лет и наконец должен был выйти в отставку.

Последний вечер висел фонарь на своем столбе, освещая улицу, и на душе у него было как у старой балерины, которая в последний раз выступает на сцене и знает, что завтра будет всеми забыта в своей каморке.

Завтрашний день страшил старого служаку: он должен был впервые явиться в ратушу и предстать перед "тридцатью шестью отцами города", которые решат, годен он еще к службе или нет. Возможно, его еще отправят освещать какой-нибудь мост или пошлют в провинцию на какую-нибудь фабрику, а возможно, просто сдадут в переплавку, и тогда из него может получиться что угодно. И вот его мучила мысль: сохранит ли он воспоминание о том, что был когда-то уличным фонарем.


Читать дальше  

В немецкой земле, в Вюртемберге, где весною так чудесно цветут придорожные акации, а осенью яблоневые и грушевые деревья гнутся под изобилием зрелых плодов, есть городок Марбах. Он из числа маленьких, неважных городков, но расположен очень живописно у реки Неккара, что стремглав бежит мимо городов, старых рыцарских замков и зеленых виноградников, торопясь слить свои воды с гордым Рейном.


Читать дальше  

Стойкие оловянные солдатики

Жили-были однажды двадцать пять оловянных солдатиков, которых отлили из одной большой оловянной ложки, и поэтому все они были похожи, словно братья, с ружьями на плечах и в одинаковых красно-синих мундирчиках. Все, кроме последнего, двадцать пятого... На него не хватило олова, и поэтому у него была лишь одна нога. Но на этой единственной ноге он стоял так же твердо, как остальные на двух.


Читать дальше  

tonkie-nitkiОдин человек заказал пряхе тонкие нитки. Пряха спряла тонкие нитки, но человек сказал:

- Нитки не хороши, мне нужны нитки самые тонкие.

Пряха сказала:

- Если тебе эти не тонки, так вот тебе другие, - и она показала на пустое место.

Он сказал, что не видит. Пряха сказала:

- Оттого и не видишь, что очень тонки; я и сама не вижу.


Читать дальше  

toporПошёл топор по дрова. Постукивает по горелым пням, посмеивается:

— Моя воля: хочу — зарублю, хочу — мимо пройду, я здесь хозяин.

А в лесу берёзка росла, весёленькая, кудрявая, старым деревьям на радость. И звали её Люлинькой.

Увидал топор берёзку и стал куражиться:

— Кудрявая, я тебе покудрявлю, начну рубить, только щепки полетят...

Испугалась берёзка.

— Не руби меня, топор, мне больно будет.


Читать дальше  

topor-i-pilaПошли два мужика в лес за деревом. У одного был топор, а у другого пила. Вот они выбрали дерево и стали спорить. Один говорит – надо дерево срубить, а другой говорит – надо спилить.

Третий мужик и говорит:

— Я сейчас помирю вас: если топор востер, то лучше рубить, а если пила еще вострее, то лучше пилить.


Читать дальше  

Перед бумажной фабрикой были свалены вороха тряпок, собранных отовсюду. У всякой тряпки была своя история, каждая держала свою речь, но нельзя же слушать всех зараз! Некоторые были здешние, другие заграничные. Одной датской тряпке случилось лежать рядом с норвежской; первая была мягкой датской, вторая — суровой норвежской закваски. И вот это-то и было самое забавное в них, с чем, наверно, согласится всякий благоразумный норвежец и датчанин.


Читать дальше