Рассказы Скребицкого Г. А.




Весна-художник

Категория Скребицкий Г. А.

Весна-художник

Приступила к работе Весна Красна. Не сразу взялась она за дело. Сперва призадумалась: какую бы ей картину нарисовать?

Вот стоит перед ней лес — ещё по-зимнему хмурый, угрюмый.

«А дай-ка я разукрашу его по-своему, по-весеннему!» Взяла она тонкие, нежные кисточки. Чуть-чуть тронула зеленью ветки берёз, а на осинах и тополях по развесила розовые и серебряные серёжки.

День за днём всё наряднее картина весны.

На широкой лесной поляне синей краской нарисовала она большую весеннюю лужу. А вокруг неё, будто синие брызги, рассыпала первые цветы подснежника, медуницы.

Водяной

Категория Скребицкий Г. А.

Водяной

На дворе была уже осень, но погода стояла тихая, тёплая. Ребята только мечтали, чтобы она дотянула до воскресенья. И вот в субботу, вернувшись из школы, пообедав и быстро собрав всё, что нужно для рыбной ловли, трое друзей отправились с ночёвкой на озеро. На место пришли ещё засветло.

Коля и Вася так и рвались сразу же приняться за ловлю. Они в этом деле были ещё новички.

Зато Петя, старший, из них, был опытный, «старый» рыбак. Он уже не раз вместе с отцом совершал такие походы и за свою рыбацкую жизнь самостоятельно поймал двух щук и одного судака.

Петя был за главного. Товарищи слушались его беспрекословно. Вот и теперь он решил, прежде чем начать ловлю, устроить всё хорошенько с ночлегом. Ну-ка ночью пойдёт дождь, поднимется ветер — куда тогда в темноте деваться? А ведь осенняя ночь длинная, не то что летом, когда заря с зарёй сходятся.

Воришка

Категория Скребицкий Г. А.

Воришка

Однажды нам подарили молодую белку. Она очень скоро стала совсем ручная, бегала по всем комнатам, лазила на шкафы, этажерки, да так ловко никогда ничего не уронит, не разобьёт.

В кабинете у отца над диваном были прибиты огромные оленьи рога. Белка часто по ним лазила: заберётся, бывало, на рог и сидит на нём, как на сучке дерева.

Нас, ребят, она хорошо знала. Только войдёшь в комнату, белка прыг откуда-нибудь со шкафа прямо на плечо. Это значит — она просит сахару или конфетку. Очень любила сладкое. Конфеты и сахар у нас в столовой, в буфете лежали. Их никогда не запирали, потому что мы, дети, без спросу ничего не брали.

Но вот как-то зовёт мама нас всех в столовую и показывает пустую вазочку:

— Кто же это конфеты отсюда взял?

Воронуша

Категория Скребицкий Г. А.

Воронуша

— Не купите ли вы у меня птицу? — предложил гражданин, входя в кабинет заведующего зверинцем.

Он держал в руках что-то большое, завернутое в простыню.

— А она дрессированная? — спросил заведующий.

— Да, ученая, — ответил хозяин птицы, развязывая простыню.

Там оказалась самодельная клетка, а в ней большой черный ворон. Он беспокойно прыгал по клетке, оглядывая новую комнату и незнакомых людей.

— Сейчас немного успокоится, — сказал гражданин, — и я вам покажу, что он знает.

Подождав несколько минут, гражданин вынул из кармана кусочек сырого мяса и показал его ворону.

Птица начала совать клюв в щели проволочной сетки, стараясь достать мясо. Не тут-то было!

Галка

Категория Скребицкий Г. А.

Галка

Как только наступает весна, скотину в деревнях выпускают из хлева во двор погулять и на солнышке погреться.

Вдруг какая-то птица прилетела и уселась прямо на спину к корове. Птица поменьше вороны, сама чёрная, сзади на шее у неё будто серая накидка, а глазки совсем белесые, словно выцвели, это — галка.

Уселась на коровью спину, прошлась по ней как по дорожке, потом скосила голову набок, пригляделась к чему-то, да как начала шерсть из коровы дёргать, сразу полон клюв надёргала. А корова стоит себе и не старается прогнать назойливую птицу. Корове вовсе и не больно, наоборот, — даже приятно. Весной она линяет, вот галка и помогает ей освободиться от старой зимней шерсти. А самой галке коровья шерсть нужна на подстилку в гнездо.

Голубой дворец

Категория Скребицкий Г. А.

Голубой дворец

Бывают такие люди: простые, радушные — встретишь человека впервые, а кажется, будто ты давным-давно знаешь его, давно уже дружишь с ним.

Вот таким именно и был старый лесник Пётр Захарович, по прозвищу «мил человек».

А прозвали его так за то, что это была его любимая присказка. И по правде говоря, больше всего она подходила именно к нему самому.

Я познакомился с Петром Захаровичем совершенно случайно. Шёл как-то летом с охоты поздно вечером; лес чужой, путь до деревни, где я остановился, неблизкий. Устал я. А уж начало смеркаться.

«Не заночевать ли, — думаю, — прямо в лесу? Развести костёр, вздремнуть тут же, под ёлкой. А как начнёт светать, поохотиться на утренней зорьке — и в деревню».

Только вот беда — уж очень комары донимают. Так и лезут в лицо. Пожалуй, за ночь совсем съедят. Что же делать?

Грач

Категория Скребицкий Г. А.

Грач

Ещё кругом лежит снег, а на потемневших, подтаявших дорогах уже разгуливают чёрные белоносые грачи. Весной они первыми возвращаются к нам с юга. Целые дни грачи копаются в навозе, отыскивая еду, а по вечерам с громкими криками: «Гра-гра-гра!» осматривают в роще свои старые гнёзда.

Грачам вовсе нетрудно раньше других птиц вернуться на родину. Ведь они не улетают далеко за море, а зимуют тут же рядом: в Крыму, на Украине. Возврата холодов грачи не боятся, им холод не страшен — была бы еда. Едят они всё, что попадётся, так же, как галки и вороны. С теми и с другими грачи находятся в родстве — все они принадлежат к одному семейству вороньих птиц.

Из этого семейства грачи самые общительные птицы. Чёрные вороны и серые вороны устраивают гнёзда вдалеке друг от друга; галки, хотя и не боятся соседства, но всё же гнездятся каждая пара сама по себе. А вот грачи селятся всегда целой компанией.

Дворняжка

Категория Скребицкий Г. А.

Дворняжка

Я проводил лето в Мещорских лесах, на берегу небольшой речки Пры. В глухие заводи этой реки несколько лет назад звероводы выпустили бобров. Теперь их развелось там уже много. Было решено часть бобров отловить и переселить в другие места, чтобы они как можно шире расселились по болотистым лесным речкам.

Два года тому назад я присутствовал при таком отлове. Это было в Воронежском заповеднике. Для того чтобы добыть осторожных зверей, ловцы раскапывали их норы и выгоняли оттуда бобров или же ловили их в водоёме среди подводных зарослей и коряг. Ловля была очень трудная, всё время приходилось работать по пояс и выше в воде, а результат оказался весьма невелик: при мне за целый день поймали всего одного бобра.

Но приехавшие теперь на реку Пру ловцы-бобрятники только посмеивались, слушая мои рассказы о трудностях ловли.

День рождения

Категория Скребицкий Г. А.

День рождения

Как-то поздно вечером, набегавшись за день по двору, я сидел вместе с папой и мамой за столом. Мы ужинали.

— Ты знаешь, какой завтра день? — спросила мама.

— Знаю: воскресенье, — ответил я.

— Верно. А кроме того, завтра — день твоего рождения. Тебе исполнится восемь лет.

— Ого, да он уж совсем большой вырос! — будто удивившись этому, заметил папа. — Восемь лет… Это ведь не шутка. Осенью в школу пойдёт. Что бы ему подарить к такому дню? — обратился он к маме. — Игрушку, пожалуй, не годится…

— Да я уж и сама не знаю, — улыбаясь, ответила мама. — Нужно что-нибудь придумать.

Я сидел как на иголках, слушая этот разговор. Конечно, папа с мамой только нарочно говорили, что не знают, что бы такое мне подарить. Подарок уж, верно, давно был приготовлен. Но какой подарок?

Джек

Категория Скребицкий Г. А.

Джек

Мы с братом Серёжей ложились спать. Вдруг дверь растворилась, и вошёл папа, а следом за ним — большая красивая собака, белая с тёмно-коричневыми пятнами на боках. Морда у неё тоже была коричневая; огромные уши свисали вниз.

— Папа, откуда? Это наша будет? Как её звать? — закричали мы, вскакивая с постелей и бросаясь к собаке.

Пёс, немного смущённый такой бурной встречей, всё же дружелюбно завилял хвостом и позволил себя погладить. Он даже обнюхал мою руку и лизнул её мягким розовым языком.

— Вот и мы завели собаку, — сказал папа. — А теперь марш по кроватям! А то придёт мама, увидит, что вы в одних рубашках бегаете, и задаст нам.

Мы залезли обратно в кровати, а папа уселся на стул.

— Джек, сядь, сядь здесь, — сказал он собаке, указывая на пол.

Джек сея рядом с папой и подал ему лапу.

— Здравствуй, — сказал папа, потряс лапу и снял её с колен, но Джек сейчас же подал её опять.

Так он «здоровался», наверное, раз десять подряд. Папа делал вид, что сердится, — снимал лапу, Джек подавал снова, а мы смеялись.

Произведения разбиты на страницы