Разбойник Хотценплотц и муравейник с начинкой

Категория Пройслер Отфрид

Трижды долой!

- Это весь ваш порох? - спросил Касперль.

- До последней крошки, - заверил Хотценплотц. - Теперь вы верите, что я честно решил для себя навсегда покончить с разбоем?

- Теперь уж конечно, - заверил Сеппель.

- А ты, Касперль?

- Клянусь честью, господин Хотценплотц!

Таким образом, все было ясно - все, за исключением одного. И это был пункт, который доставлял особое беспокойство бывшему разбойнику.

- А поверит ли мне наконец господин Димпфельмозер?

- Несомненно, - сказал Касперль. - Госпожа Худобок в точности передаст ему, что произошло с порохом, - в том случае, если он не наблюдал это собственными глазами.

- Как это? - спросил Хотценплотц.

Касперль и Сеппель открыли ему тайну магического шара госпожи Худобок.

- Надо признаться, потрясающая штуковина!Разбойник Хотценплотц и муравейник с начинкой

Хотценплотц почесал за левым ухом и откашлялся; затем прокричал громким голосом, чтобы быть уверенным, что в гостиной госпожи Худобок это не пропустят мимо ушей:

- Как вы могли заметить, дорогие телезрители, я пустил на воздух оставшийся запас своего пороха до последней крошки, - а теперь, пожалуйста, посмотрите внимательно, что Касперль, Сеппель и я сделаем с ножами и пистолетами. Если и после этого вы по-прежнему будете считать меня мерзавцем, вы пропащие люди. Есть же, в конце концов, еще и чувство собственного достоинства, не правда ли, провалиться мне на этом месте! Этого, господин Димпфельмозер, вы отрицать не можете - даже если вы тысячу раз полицейский! Он кивнул приятелям и сказал:

- Ну, в путь - теперь мы им покажем!

Все вместе они пришли к разбойничьей пещере, мешок с оружием лежал наготове за дубовой дверью. Хотценплотц взвалил его на плечи, потом через лес и густой кустарник провел Касперля и Сеппеля на край болота.

- Держитесь строго за мной! - проинструктировал он их. - Стежки-дорожки здесь окрест узкие, сделаешь один неверный шаг - и ты утонул в болоте, будто тебя никогда не существовало. Но если кто здесь хорошо и ориентируется, так это старина Хотценплотц.

«Мы надеемся!» - подумал Касперль, а Сеппель трижды сплюнул, чтоб пронесло.Разбойник Хотценплотц и муравейник с начинкой

Покачивающимися стезями они вслед за Хотценплотцем пробирались в глубь болота. В иных местах почва под ногами вдруг начинала так предательски хлюпать, что, казалось, они вот-вот увязнут бесповоротно. Вода набралась им в башмаки - однако они всякий раз опять благополучно выбирались на твердую почву.

У одного особенно черного и сиротливого омута они остановились.

- Ну что, приступим?

Хотценплотц нашарил в мешке один из семи ножей и протянул его Касперлю.

- Долой!

- Трижды долой!

Касперль вытянул руку и отпустил нож. С плеском и бульканьем тот безвозвратно скрылся под водой.

- Пусть достает, кто хочет, - теперь дальше!

Вдоль и поперек исходили они все болото, от одного омута к другому. Касперлю и Сеппелю пришлось чередоваться друг с другом. Они топили оружие поштучно, каждый экземпляр в каком-нибудь новом, недоступном месте.

- Долой! - восклицали они всякий раз, когда черный соус с чавканьем проглатывал очередную жертву. - Долой - трижды долой!

 

А что же дальше?

Прошло некоторое время, пока мешок не опустел. Потом они возвратились к разбойничьей пещере в лесу.

- Знаете что? - заявил Хотценплотц. - Давайте-ка разведем костер, на нем мы сможем высушить наши чулки и башмаки. А кроме того, у меня разыгрался волчий аппетит.

- У нас тоже, - отозвался Касперль.

- Великолепно! - Хотценплотц похлопал себя по животу. - Я полагаю, что это легко уладить…

Неподалеку от пещеры стоял старый корявый дуб, каких много.

- Хотите, я вам кое-что покажу? Хотценплотц надавил на нужное место в его стволе, и кора дуба распахнулась, словно створки шкафа. За нею находилась кладовая съестных припасов: горшки с топленым салом, большие окорока, несколько жестянок с солониной, множество мешков сухарей, шесть колец салями, семь кругов сыра и восемь или девять копченых селедок.

- А что в бутылках?

- Сливовица, - сказал Хотценплотц. - Лук и чеснок тоже под рукой - и перец, и паприку вы можете брать, сколько душе угодно.

С этими словами он извлек из-под ближайшего куста сковороду, они разожгли огонь и развесили чулки и башмаки для просушки.

- Теперь я устрою для нас настоящий разбойничий пир!

Хотценплотц схватился за пояс и остолбенел.

- Вы что-нибудь потеряли? - спросил Касперль.Разбойник Хотценплотц

- У меня больше ни одного ножа не осталось…

- Возьмите, пожалуйста, мой - я охотно одолжу его вам.

С помощью перочинного ножа Касперля он мелко накромсал всего понемногу: он перемешал все это на сковороде - и тотчас же аппетитный аромат поплыл по лесу. У Касперля и Сеппеля потекли слюнки. Они едва смогли дождаться, когда наконец Хотценплотц снимет с огня сковороду. Он предусмотрительно поставил рядом со своим местом бутылочку сливовицы.

- Приятного аппетита!

Они ели разбойничьи яства прямо руками, что им особенно нравилось. Бабушка была прекрасной стряпухой, это оставалось вне всякого сомнения; но даже в самые праздничные праздники она никогда не готовила Касперлю и Сеппелю ничего столь же лакомого - с таким обилием лука и шпика, и прежде всего, с таким обилием чеснока.

- Меня, собственно говоря, удивляет, - сказал между двумя кусочками Касперль, - что вы, господин Хотценплотц, собираетесь отказаться от разбоя.

- Это нетрудно объяснить. Хотценплотц отхлебнул из бутылки сливовицы.

- Ремесло разбойника имеет, несомненно, свои положительные стороны. Лесной воздух сохраняет молодость и здоровье; разнообразия хоть отбавляй; и коль скоро не сидишь в кутузке, то ведешь нестесненную и привольную жизнь - однако…

В этом месте он сделал паузу и позволил себе еще глоток сливовицы.

- Короче говоря: это дело стало для меня последнее время слишком утомительным. Ничего нет на свете докучливей, чем постоянно разыгрывать из себя лихого удальца! Быть обязанным беспрестанно совершать злодеяния, даже если душа у тебя к этому совершенно не лежит; беспрестанно нападать на бабушек и красть велосипеды; постоянно быть начеку перед полицией - это изнуряет организм и сказывается на нервах, поверьте мне на слово! Да к тому же…

Хотценплотц сделал третий глоток.

- Да к тому же я по горло сыт этим разбойничьим существованием. Я рад, что с этим покончено, забодай меня комар, - конечно, я искренне этому рад!

- И? - спросил Касперль. - Что вы теперь думаете делать дальше, господин Хотценплотц? У вас уже есть определенные планы на будущее?

- Не-е-а, - сказал Хотценплотц. - Однако поживем - увидим.

Они начисто вылизали сковороду; потом принялись обсуждать между собой, какую профессию можно было бы подыскать для Хотценплотца. Это оказалось непросто, потому что, во-первых, он ничему, кроме разбоя, не выучился, и во-вторых, полагал он, больше всего подошла бы работа в лесу; если она не слишком тяжелая - и вдобавок интересная.

О рубке леса, таким образом, для него не могло быть и речи, о добывании торфа тоже, а о камнедробильных работах и подавно.

- Выбор-то невелик, - вслух размышлял Касперль. - Самой наилучшей профессией для вас, вероятно, могла бы стать такая, какой еще совсем не изобрели, - скажем: учитель рисования в школе для деревьев…

- Может, вам разводить съедобные мухоморы! - предложил Сеппель. - Или выращивать консервированные лисички!

- Неплохо, - насмешливо улыбнувшись, подтвердил Хотценплотц. - Почему бы мне, к примеру, не производить мармелад из белены.

- Тогда уж лучше жаркое из бекасового помета!

- Маргарин из булыжников…

- Лимонадный порошок из поганок…

- А не провернуть ли дело с ликером из муравьиных яиц?

- Если хотите знать мое мнение, - сказал Касперль, - то станьте регулировщиком на какой-нибудь звериной тропе - в перспективе, по прошествии не более полутора лет, будете произведены в главные регулировщики!

Так они наперегонки плели небылицы до тех пор, пока не истощили весь запас своего остроумия. Затем они принялись петь разбойничьи песни, а в перерывах между ними Хотценплотц рассказывал им о своих похождениях и приключениях - и как ему* опять и опять выпадала удача оставлять полицию с носом, из года в год.

Это было весело и захватывающе.

За звучными байками да слушаньем они совсем не заметили, как быстро пролетело время.

Вдруг оказалось, что уже наступил вечер, их окружили сумерки, и Хотценплотц сказал:

- Теперь, я полагаю, вам следует отправиться домой, иначе у вас будут неприятности. Давайте-ка надевайте чулки да башмаки и тушите костер - потом я провожу вас до окраины городка, чтобы по дороге домой вы, чего доброго, не попали в руки разбойников, ха-ха-ха-ха-а!


Комментарии:

Читать сказку Разбойник Хотценплотц и муравейник с начинкой Пройслер Отфрид онлайн текст