Гном Хёрбе и леший (Гном Хёрбе)

Категория Пройслер Отфрид

Сейчас ты удивишься

С этого дня леший Цвоттель стал ходить в гости в каждый гномий дом по очереди. Это все придумал Старина Цимприх. Всю неделю, кроме воскресенья, гномы подкармливали ненасытного лешего. А в воскресенье они обедали вместе с Хёрбе дома.

Кончился октябрь. Следом, как обычно, наступил ноябрь. Буки, березы, клены и орешник сбросили последние листочки. И стояли под ветром совсем голые. Как-то, когда Цвоттель обедал у Шерстяного Пича и Пестрого Хоффмана, к Хёрбе заглянул Старина Цимприх.

– Ты не очень занят? – спросил он. – Мы хотим тебе кое-что показать.

Хёрбе только что пришил к зимнему пальто две пуговицы. Он отложил иголку и нитки и отправился следом за Стариной Цимприхом в глубь голого осеннего леса.

– Куда мы идем? – недоумевал он.

– Сейчас увидишь, – таинственно ухмыльнулся Старине Цимприх.

Они прошли сквозь увядшие коричневые заросли папоротника, продрались сквозь пожухлые стебли хвоща. И неожиданно услышали скрипучий кашель:

– Кхе-кхе-кхе, наконец-то! Я уж думал, что врасту в землю и пущу здесь корни.

Плишке, а это был, конечно, он, просунул голову между корнями дерева и загадочно улыбнулся:

– Кхе-кхе-кхе, спорим, дружище, что сейчас ты обомлеешь!

Среди корней притаилась крохотная хижина. Хёрбе раньше ее здесь не видел.

– Это всего-навсего землянка, – сказал Старина Цимприх. – Подвальчик, погреб, можно сказать.

– Кхе-кхе, – прокашлялся Плишке, – за такой короткий срок большего не выстроишь.

Хёрбе удивленно разглядывал погребок.

– Неужто вдвоем осилили? – спросил он.

– Нет, – ответил Старина Цимприх, – все двенадцать гномов старались.

– И зачем он это вам? – недоумевал Хёрбе.

– А ты загляни внутрь, – предложил Плишке.

Хёрбе приоткрыл дверцу и почувствовал приятный аромат. Пахло едой, как в кладовке. И верно! Погребок доверху был набит съестными припасами. Чего тут только не было! Мешки с мукой, корзинки с орехами и сушеными семенами. Отдельно стояли бутылки с кленовым сиропом и малиновым соком, горшки с медом и брусничным вареньем.

Гном Хёрбе и леший

– Кхе-кхе, ну? – нетерпеливо теребил его Плишке. – Ну, здорово удивился?

– Это все твое, – широко развел руками Старина Цимприх. – Соседи позаботились, чтобы у тебя было кое-что на черный день. Нам это пустяки, а тебе зимой – подспорье.

– Кхе-кхе, только не говори ничего Цвоттелю, – предупредил Плишке. – Не то он до зимы все слопает.

От волнения Хёрбе вытащил большой носовой платок и громко высморкался.

– Клянусь моей большой шляпой, – промолвил он, – я не заслужил такого подарка. Спасибо вам, дорогие соседи. Кай же мне вас отблагодарить?

– Отблагодарить? – переспросил Старина Цимприх. – Нет ничего проще. Помоги нам, если, конечно, у тебя есть время.

– Я готов. Только чем я могу помочь? – обрадовался Хёрбе.

– Он еще спрашивает! – воскликнул Плишке. – Не можем же мы, кхе-кхе, оставить твою кладовку на виду. Ее же за версту видно.

Они натаскали хворосту и сухих веток, набросали их сверх так, что хижина скрылась под ними целиком.

– Кхе-кхе-кхе, не забудь, – напомнил ему на прощанье Плишке, – Цвоттелю ни слова!

И он погрозил Хёрбе пальцем.

 

Ноябрьский дождь

Есть ли большее счастье, чем иметь преданных и надежных друзей? Есть ли большая радость, чем знать, что тебя никогда не оставят в беде?

Пусть приходит зима! Пусть нагрянет! Пускай длится и злится, сколько хочет! Теперь она не страшна!

Сегодня у Хёрбе и Цвоттеля на ужин тушеные в зеленом соусе лисички с лапшой. Вообще-то, гном собирался приберечь грибы к Новому году, но сегодняшнее событие следовало отпраздновать.

– Я и не догадывался, что лисички такие потрясающе вкусные, если их потушить! – рассуждал Цвоттель, зажмуривая глаза и причмокивая. – По правде говоря, я их всегда ел сырыми… Ой, что-то нос у меня чешется. Боюсь, это к перемене погоды.

Леший уже привык к вкусной и обильной еде. Он наелся до отвала и почти тут же заснул. Ночью он так жутко храпел, что Хёрбе пришлось поглубже натянуть свою шляпу.

Когда Хёрбе утром проснулся и сдвинул на затылок шляпу, он сквозь храп лешего услышал шум дождя. Капли беспрерывно барабанили по крыше. Шел нудный осенний дождь. За окном лились нескончаемые потоки воды. Струи дождя стекали с веток деревьев, заливали дорожки.

– Ничего, – бодро сказал Хёрбе. – Жизнь прекрасна всегда. Даже в самые дождливые дни.

Но Цвоттель был другого мнения.

– Лешие не любят дожди, – ворчал он. – Лешим холодно и мокро. Лешие в такие дни любят сидеть дома. Если, конечно, он у них есть.

– Что и говорить, – согласился Хёрбе. – Дождь не самое приятное из того, что бывает на свете. Но когда в доме горячая печка, а на ногах теплые шерстяные носки, то несколько дней можно и потерпеть.

– Тебе хорошо рассуждать, – ворчал Цвоттель. – А каково мне топать по лесу под дождем?

– Но зачем тебе выходить из дому? Никто тебя не гонит, – удивился Хёрбе.

– Лешие крепко держат свое слово, – ответил Цвоттель. – Я должен сегодня пойти на обед к Сеффу Ворчуну и к трусишке Лойбнеру.

– Ничего ты не должен. Оставайся дома, – решительно запротестовал Хёрбе, – еда у нас есть.

– Нет, – покачал головой Цвоттель. – Они ждут меня.

Дождь шумел и шумел. Он лил без перерыва и час, и два, и три. Зарядил, должно быть, на неделю, а то и дольше. Леший с тоской смотрел в окошко.

– Никакой надежды, – печально сказал он. – Это, наверное, вечный дождь. Придется мокнуть.

Он вышел, понуро опустив голову. Хёрбе долго глядел ему вслед, прильнув к окну. Глядел до тех пор, пока леший не исчез в серой пелене дождя.

 

Как же я ее отдам?

Осенний вечер наступил быстро. Вот уже и совсем стемнело в Ближнем лесу. Гном зажег лампу. Он ходил по комнате и без конца вглядывался в темноту за окном. Цвоттель все не возвращался с обеда. Хоть бы с ним ничего не случилось!

Наконец, когда Хёрбе уж совсем извелся от ожидания, вернулся Цвоттель, до нитки промокший и угрюмый.

– Ну и погодка, леший ее побери! – ругался он. – Впрочем, лешим такая погода тоже ни к чему.

Он встряхнулся, как собака. Холодные брызги полетели во все стороны.

– Эй! – рассердился Хёрбе. – Мог бы это проделать за дверью!

– Конечно, – проворчал Цвоттель, – но тогда бы ты не увидел, как я промок. Я только хотел тебе показать, какой я мокрый. Хорошо рассуждать тому, у кого есть большая шляпа!

– При чем здесь шляпа? – не понял Хёрбе.

– А при том! – раздраженно ответил леший. – И Сефф Ворчун то же самое говорит.

– Что же, интересно, говорит Сефф Ворчун?

– Что-что… Постыдился бы тот, кто выгоняет друга из дому в такую погоду. Да еще без шляпы!

– Ах, вот как! – возмутился Хёрбе. – Да я тебя не прогонял, а, наоборот, уговаривал остаться!

Леший угрюмо посмотрел на Хёрбе и проворчал:

– А я должен был идти! Даже в такую гнусную погоду. Но ты бы мог, по крайней мере, одолжить мне свою шляпу, чтобы я не мок под дождем.

– Но ты же знаешь, леший, что я никогда не снимаю свою шляпу. Даже на ночь, – оправдывался Хёрбе.

– Вот и выходит, что дурацкая шляпа тебе дороже лучшего друга! – злорадно выкрикнул Цвоттель.

Слово за слово, ссора разгорелась вовсю. Леший кричал. Гном не уступал ему. В довершение ко всему, подгорел суп, про который Хёрбе в пылу ссоры совершенно забыл.

– И это называется суп! – скривился Цвоттель. – Ну, конечно, лешему можно подсунуть любую гадость. Подумаешь, какой-то леший, ему все сгодится!

– Хватит с меня! – крикнул Хёрбе и в сердцах швырнул ложку. – Кому не нравится у меня, тот может… – Он тут же спохватился и прикусил язычок, но леший сам за него докончил:

– Тот может убираться, верно? Да я хоть сейчас! Вот соберусь, вот поплетусь под дождем, вот вымокну, вот простужусь… Ой-ой-ой, несчастный я леший, бездомный, больной… ой-ой-ой… – И он заплакал от злости, обиды и жалости к себе. – Ой-ой-ой, – всхлипывал он. – Лешему хочется спать, а его гонят из дому. Ой-ой-ой, лучше бы лешему заснуть навечно. Если бы леший мог, он никогда бы не просыпался…

И он действительно заснул, всхлипывая и вздрагивая вй сне.



Комментарии:

Читать сказку Гном Хёрбе и леший (Гном Хёрбе) Пройслер Отфрид онлайн текст