Еврейские сказки




Бедная вдова и клад

Категория Еврейские сказки

Жила-была вдова и было у неё пятеро детей. Каждое утро уходила вдова на работу, а дети оставались дома. Она оставляла детям еду и запирала дом на замок.

Вот однажды пришла вдова с работы, а дети ей и говорят с плачем, что во время обеда из-под печки к ним вдруг выбежал телёнок и съел всё, что было в тарелке у самой маленькой — Сореле. На второй день повторилось то же самое. Плачут дети — боятся телёнка. Но бедной женщине надо на работу и некогда возиться с детьми.

Белая одежка

Категория Еврейские сказки

К одному пекарю шрейтеле каждую ночь притаскивал по два мешка муки. Вначале пекарь не знал об этом, но однажды увидел, как шрейтеле выбегает из дома в белой одежке. А одежка-то у шрейтеле драная. Пожалел пекарь доброго шрейтеле, заказал ему платье из красного сукна и положил так, чтобы шрейтеле легко его заметил. На другую ночь шрейтеле пришёл, принёс мешки, увидел красное платье, надел его и с тех пор больше не появлялся. Пекарь не знал, что нужно было дарить белое, а не красное платье. С тех пор шрейтеле в этот дом не приходил. Пекарь, опечаленный тем, что лишился подарков шрейтеле, несколько раз оставлял для него красное платье, но никто его не брал. Тогда кто-то надоумил его оставить белую одежку с белым колпачком. Какова же была радость пекаря, когда он утром увидел, что платье исчезло, а в пекарне оказалось четыре лишних мешка муки!

Благочестивая разбойница

Категория Еврейские сказки

Когда-то ведь не было железных дорог, и люди ездили на подводах. Вот один еврей однажды поехал к цадику. Дело было в пятницу, он спешил и, как назло, заблудился. Едет-едет, вдруг видит свет, подъехал ближе, видит — забор, ворота, он и въехал прямо в ворота, а во дворе стоят два еврея. Спрашивает он их, можно ли ему остаться здесь на субботу. Отвечают ему: да, но к нам, если заезжают, то обратно не выезжают. Тут понял еврей, что попал к разбойникам, и стал просить отпустить его, пожалеть его, но те в ответ одно: от нас выхода никому нет. Тогда еврей стал плакать, предлагать деньги, а те отвечают: мы денег не берём — мы берём душу. Тут еврей стал ещё пуще умолять, упрашивать. Когда один из разбойников говорит:

— Знаешь что, спросим у нашей матери, как она скажет, так и сделаем.

Блинчики

Категория Еврейские сказки

Жил в Хелеме старый меламед. Жена его занималась вязкой чулок. И вот из-за этого меламеда и его жены город Хелем удостоился большой чести: на веки вечные, в назидание потомству, там было вынесено четыре важных постановления.

(Меламед — учитель начальной духовной школы.)

Дело было так. Однажды меламед сказал своей жене:

— Я прожил на свете без малого семьдесят лет, и ни разу не довелось мне в праздник шевуот вкусить блинчиков, начинённых творогом и поджаренных на масле.

Вещий сон

Категория Еврейские сказки

Одному еврею три раза подряд снилось, что его счастье ждет его на мосту. И вот он, надеясь найти клад, пошел к мосту, но ничего там не нашел, хотя не один раз прошелся по мосту, высматривая клад.

Сторож моста спросил, что, мол, ты ходишь взад и вперед по мосту. Тут наш еврей рассказал ему про свой сон.

Смеется над ним сторож:

— Пхе… Пустая вещь сны. Вот сегодня я в будке вздремнул и снилось мне, что я нашел клад в твоей печке.

Волшебный шамир

Категория Еврейские сказки

Кто знает, где водится шамир? А кто знает, что такое шамир? Никто не знает? Не беда! Даже царь Соломон, мудрейший из мудрых, ни о каком шамире и слыхом не слыхивал.

Когда царь Соломон задумал возвести в Иерусалиме Храм, он приказал доставить на строительство огромные камни. Камни доставили, но вот задача: чем их обработать? Как разрезать на части? Ведь эти священные камни нельзя было резать ножом, пилить пилой, рубить топором. Что делать? Один советник подсказал царю:

— Слыхал я, люди говорили, что есть на свете штука такая, камень — не камень, зверёк — не зверёк, величиной всего с ячменное зёрнышко. Шамир называется. Очень он сильный — этот шамир. Легко разгрызает на части камни, стекло и даже железо.

Горшок с жиром

Категория Еврейские сказки

Жили-были старик со старухой. Однажды в субботу вечером осенью, после праздников, старик прилёг и задремал, а старуха стала растапливать жир. Стоит она себе у печи, поминутно заглядывает в горшок. В доме тихо. Задумалась старуха о домашних делах. Бедность кромешная, дрова на зиму не запасены, у старика зипунишко совсем прохудился, а тут ещё и сама занемогла — всё колет под сердцем, хотя старику она об этом и не заикалась, чтобы зря не расстраивать. Вот только вся надежда на жир. Разольёт она его по горшочкам и пойдёт по домам продавать.

Два свидетеля

Категория Еврейские сказки

Во времена царя Саула жила в городе Ашкелоне одна вдова. Умирая, муж оставил ей богатое наследство: множество золотых и серебряных монет и слитков. Вдова всё боялась, что её обкрадут, и не могла придумать, куда спрятать свои сокровища. Наконец, она сложила их в глиняные кувшины, залила сверху мёдом и поставила в кладовку.

Однажды вдове пришлось надолго отправиться в дальние края. Перед отъездом она занесла кувшины с сокровищами к соседу и попросила сохранить их до её приезда. Что в этих кувшинах, она ему, конечно, не сказала и понадеялась, что сам он в них заглядывать не будет. Но очень скоро у соседа в доме был большой пир, и к концу трапезы гостям за столом не хватило мёду. Сосед решил налить мёду из кувшина вдовы. Едва он оттуда зачерпнул, как увидел, что там золото, а вовсе не мёд. Он заглянул в другие кувшины вдовы и увидел, что они полны сокровищ, как и первый. Тогда сосед, недолго думая, переложил все богатства в свою посуду, вышел из кладовки и никому ничего не сказал.

Жаба-оборотень

Категория Еврейские сказки

Однажды святой Бешт впал в задумчивость. Три дня он ходил погружённый в глубокое раздумье, а на четвёртый вдруг обнаружил себя в знойной пустыне. Он очень удивился и подумал, что неспроста его сюда занесло. Вдруг Бешт увидел неподалёку толстую уродливую жабу. Жаба, не сводя с Бешта пристального взгляда, медленными, короткими прыжками приближалась к нему.

— Кто ты? — спросил жабу Бешт.

— Я — человек, — раздался голос жабы. — Ровно сто лет назад я по велению свыше был превращён в жабу и изгнан в пустыню, где нет людей и где никто не может отпустить мне мои грехи.

— Расскажи мне, в чём же ты грешен? — спросил Бешт.

— Мои грехи начались с того, — сказала жаба, — что я не мыл рук перед едой. Когда Сатана стал меня обвинять, ему на Небесном Суде разъяснили, что за один грех нельзя наказывать, и что если ему удастся ввести меня в ещё один грех, тогда мне зачтётся и первый грех и я буду строго наказан. Сатане удалось ввести меня во второй грех, потом я не устоял и ещё раз поддался ему:

Совершил третий грех, потом четвёртый.

Сказано ведь, "грех влечёт за собой грех".

Так мало-помалу я совершил всевозможные грехи, и Небесный Суд решил лишить меня возможности раскаяния. Поэтому Сатана сделал меня пьяницей. Я много пил, а пьяный не задумывается о грехах, и о том, что его ожидает. Так я и умер, не успев раскаяться в своих грехах. А так как в первый раз я согрешил тем, что пренебрёг омовением рук, мою душу после смерти вселили в жабу, в тварь, которая у всех вызывает брезгливость, и отправили в пустыню, где некому помолиться за мою душу и тем принести мне прощение.

Жених-медведь

Категория Еврейские сказки

Жил-был один богач. Всего у него было в достатке: магазинов, домов, денег. Не было только одного — детей. И вот поехал он однажды к цадику и стал просить, чтобы вымолил цадик у Бога для него хотя бы одного ребёнка. Сказал ему цадик:

— Поезжай домой, через год жена родит тебе сына, но смотри, чтобы во главе стола на пиру в честь обрезания сидел бедняк.

Так и случилось. Через год жена богача родила, но про своё обещание богач позабыл. И вот на брис во главе стола усадили одних богачей. Вдруг заходит в дом какой-то бедняк (а этим бедняком был сам Илья-пророк), усаживают его около дверей. Говорит бедняк:

Произведения разбиты на страницы



Можно без приукрашивания сказать, что еврейская народная сказка – это сердце еврейского народа. История евреев – одного из самых древних народов мира – составляет около 4 тысячелетий. История эта довольно необычна. Среди всех еврейских сказок большое место занимает широкий цикл сказок, которые не являются в итогом народного фольклора в насточщем смысле этого слова, а скорее её можно отнести к виду дидактических сказок. Можно определенно сказать, что эти произведения сродни притчам, к которым законотворцы частенько прибегали в своих нравственных учениях.

Стоит отметить, что в этих еврейских сказках присутствуют в основном библейские лица: патриархи, цари, полководцы и другие, причем лица одного времени приводятся рядом с событиями и лицами другого времени. За 4000 лет истории этого народа героями еврейских народных сказок и сказаний стали всем известные цари и мудрецы Израиля.