Сказки 1001 ночи




Повесть о Ниме и Нум (ночи 237-246)

Категория Сказки 1001 ночи

povest-o-nime-i-num- Говорят, а Аллах лучше знает, - сказал Бахрам, - что был в городе Куфе [255] один человек, из знатных его обитателей, которого звали ар-Раби ибн Хатим, и обладал он большими деньгами и жил привольно. И достался ему ребенок, которого он назвал Нимат-Аллах [256].

И вот в некий день был он на площадке работорговцев и вдруг увидел невольницу, выставленную для продажи, и на руках у нее была маленькая рабыня редкой красоты и прелести. И ар-Раби сделал знак работорговцу и спросил его: "За сколько идут эта невольница и ее дочь?" - и работорговец ответил: "За пятьдесят динаров!" - "Напиши условие, возьми деньги и отдай их ее владельцу", - сказал ар-Раби. И потом он отдал работорговцу цену девушки и дал ему плату за посредничество и, взяв невольницу и ее дочь, отправился с ними домой.

Рассказ об аль-Амджаде и аль-Асаде (продолжение) (ночи 247-248)

Категория Сказки 1001 ночи

rasskaz-ob-al-amdzhade-i-al-asade2Когда аль-Амджад и аль-Асад услышали от Бахрама этот рассказ, они до крайности удивились и сказали:

"Поистине, этот рассказ удивителен..."

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

 

Двести сорок седьмая ночь

 Когда же настала двести сорок седьмая ночь, она сказала: "Дошло до меня, о счастливый царь, что когда аль-Амджад и аль-Асад услышали от Бахрама-мага, который принял ислам, эту историю, они до крайности ей удивились. И они проспали эту ночь, а когда наступило утро, аль-Амджад и аль-Асад сели на коней и отправились во дворец султана, чтобы рассказать ему о путешествии, и явились и пожелали войти к царю. И они попросили разрешения войти, и царь разрешил им, и когда они вошли, он оказал им почет, и они сели беседовать.

Повесть о Камар-аз-Замане и царевне Будур (продолжение) (ночи 248-249)

Категория Сказки 1001 ночи

Пока это было так, вдруг поднялась пыль, которая затянула края неба, так что день почернел от нее, и услышали за этой пылью крики и вопли и ржание коней, и увидали блистающие мечи и выставленные зубцы копий. И когда новые войска приблизились к городу и увидели оба другие войска, они забили в барабаны, и при виде Этого царь воскликнул: "Сегодняшний день, поистине, день благословенный! Хвала Аллаху, который помирил нас с Этими двумя войсками. И если Аллах захочет, он помирит нас с этим войском также!" - "О Амджад и Асад, - сказал он потом, - выезжайте и разъясните нам дело с этими войсками. Поистине, это войско многочисленное, больше которого я не видал".

И оба, аль-Амджад и его брат аль-Асад, выехали, после того как царь запер ворота города, боясь войск, окруживших его, и открыли ворота и ехали, пока не прибыли к подошедшему войску, и оказалось, что это войско великое.

Рассказ об Ала-ад-дине Абу-ш-Шамате (ночи 249—270)

Категория Сказки 1001 ночи

rasskaz-ob-ala-ad-dine-abu-sh-shamate

Дошло до меня, о счастливый царь, - сказала Шахразада, - что был в древние времена и минувшие века и годы один человек, купец в Каире, которого звали Шамс-ад-дин. И был он из лучших купцов и самых правдивых в речах, и имел слуг и челядь, и рабов и невольников, и большие деньги, и состоял старшиной купцов в Каире.

Рассказ о Хатиме-ат-Таи (ночи 270-271)

Категория Сказки 1001 ночи

devushka2А что касается рассказов о великодушных, то онм очень многочисленны и к яим принадлежит то, что рассказывают о великодушии Хатима ат-Таи [293]. 

Когда он умер, его похоронили на вершине горы, и у его могилы вырыли два каменных водоема и поставили каменные изображения девушек с распущенными волосами. А под этой горой была текучая река, и когда путники останавливались там, они всю ночь слышали крики, но наутро не находили никого, кроме каменных девушек. И когда остановился в этой долине, уйдя от своего племеня, Зу-ль-Кура, царь химьяритов [294], он пропел там ночь...» 

И Шахерезаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Рассказ о Мане ибн Заида (ночи 271-272)

Категория Сказки 1001 ночи

rasskaz-o-mane-ibn-zaidaВ один из дней Ман ибн Заида [295] был на охоте и захотел пить, но не нашел у своих слуг воды.

И когда это было так, вдруг подошли к нему три девушки, которые несли три бурдюка с водой..."

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

 

Двести семьдесят вторая ночь

 Когда же настала двести семьдесят вторая ночь, она сказала: "Дошло до меня, о счастливый царь, что к нему подошли три девушки с тремя бурдюками воды, и Ман попросил у них напиться, и они напоили его. И он приказал, чтобы слуги принесли девушкам подарки, но у них не нашлось денег, и тогда он дал каждой девушке по десять стрел из своего колчана, наконечники которых были из золота. И одна девушка сказала своей подруге: "Послушай, только Ман ибн Заида способен на такое. Пусть каждая из нас скажет стихи в похвалу ему".

Рассказ о городе Лабтайте (ночи 272—273)

Категория Сказки 1001 ночи

И дошло до меня, о счастливый царь, что был город, называемый Лабтайт [298], и это была обитель власти румов, и находился там дворец, постоянно запертый. И всякий раз» как у румов умирал царь и вступал вместо него другой царь, он приделывал ко дворцу крепкий замок. Так на воротах дворца оказалось двадцать четыре замка – от каждого царя по замку.

А после этого во дворце воцарился человек не из царской семьи. И захотел он отпереть эти замки, чтобы посмотреть, что во дворце.

Рассказ о халифе Хишаме и юноше (ночь 273)

Категория Сказки 1001 ночи

1001skazkiРассказывают также, что Хишам, сын Абд-аль-Мелика ибн Мервана [300] как-то был на охоте и вдруг увидел газеленка. И он погнался за ним с собаками и, преследуя газеленка, увидал юношу из арабов-кочевников, который пас овец. «О юноша, перед тобой этот газеленок, он убежал от меня», – сказал Хишам, и юноша повернул к нему голову и молвил: «О, значения лучших не знающий, ты посмотрел на меня глазом умаляющим и заговорил со мною речью унижающей! Речью притесняющего твоя речь была, а поступки твои – поступки осла». – «Горе тебе, разве ты меня не знаешь?» – воскликнул Хишам. И юноша ответил: «Тебя я узнал, ибо невежей ты себя показал, сказав мне все это прежде привета!» – «Горе тебе – я Хишам ибн Абд-аль-Мелик!» – воскликнул Хишам. И кочевник ответил: «Аллах не приблизь твой родной край и твоей могиле жизни не дай! Как много ты сказал и как мало уважения показал!».

Рассказ об Ибрахиме ибн аль-Махди (ночи 273—276)

Категория Сказки 1001 ночи

rasskaz-o-byke-s-oslomК числу хороших рассказов относится и такой: Ибрахим ибн аль-Махди [302], брат Харуна ар-Рашида, когда власть в халифате перешла к аль-Мамуну, сыну Харуна ар-Рашида, не присягнул ему, но отправился в ар-Рей [303] и объявил халифом самого себя. И он провёл так один год и одиннадцать месяцев и двенадцать дней, и сын его брата, аль-Мамун, ожидал, что он вернётся к повиновению и присоединится к другим на пути общины, пока не отчаялся в его возвращении. И тогда аль-Мамун выехал с конными и пешими и вступил в ар-Рей, ища Ибрахима.

Рассказ об Абд-Аллахе сыде Абу-Килябы (ночи 276—279)

Категория Сказки 1001 ночи

Рассказывают, что АбдАллах ибн Абу-Киляба выехал искать своих верблюдов, которые убежали. И во г он ехал по пустыням земель йеменских и по землям Саба [308] и оказался перед большим городом, вокруг которого было укрепление, а вокруг укрепления – дворцы, возвышавшиеся к небу. И, приблизившись к этому городу, АбдАллах подумал, что там есть обитатели, которых он спросит про своих верблюдов, и направился туда. Но, достигнув города, он увидел, что город пустынен и нет в нем ни человека.

«И я сошёл со своей верблюдицы», – говорил Абд-Аллах…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Произведения разбиты на страницы