Народные сказки




Шелковая кисточка

Категория Алтайские сказки

Жила-была девочка, звали ее Шелковая Кисточка — Торко-Чачак. Глаза у нее были — как ягоды черемухи. Брови — две радуги.

Однажды заболел старик отец. Вот мать и говорит:

— Пойди, Шелковая Кисточка, позови мудрого кама. Поспеши, дитя мое Торко-Чачак!

Девочка прыгнула в седло и поехала. Кам жил в берестяном аиле. Аил стоял над бурной рекой.

Хан Сары-каан

Категория Алтайские сказки

Жил на Алтае хан Сары-каан. Скота у него — как муравьев в муравейнике. Богатства его, подобно высокому берегу, окаймляли аил. А сам хан Сары-каан горькое от сладкого различить не мог, черное с бурым путал.

Вот раз хан Сары-каан посылает своего раба:

— Узнай, кто у моей жены родился.

Пошел раб, видит — девочка. Испугался он, идет домой и думает: "Как быть? Скажу: "Сын" — хан Сары-каан поверил бы, да ему люди объяснят, тогда мне за ложь голову долой. Скажу: "Дочь—за дурную весть все равно шею под топор".

Счастливый Рысту

Категория Алтайские сказки

На солнечной стороне островершинной горы на берегу молочного озера жил мальчик. Ростом он был с козленка. Из двух беличьих шкурок мальчик сшил себе просторную шапку. Ноги обул в кисы из козьего меха. Лицо у мальчика было, как луна, круглое, и он никогда не плакал.

Вот раз к молочному озеру приехал на белом коне Ак-Каан. Услыхал нежный звон.

— Что такое?

Страшный гость

Категория Алтайские сказки

Один раз ночью барсук охотился. Посветлел край неба. До солнца к своей норе спешит барсук. Людям не показываясь, прячась от собак, держится, где трава глубже, где земля темнее.

Бррк, бррк... — вдруг услышал он непонятный шум.

«Что такое?». Сон из барсука выскочил. Шерсть к голове поднялась. А сердце чуть ребра не сломило стуком.

«Я такого шума никогда не слыхивал: бррк, брррк... Скорей пойду, таких, как я, когтистых зверей позову, зайсану-медведю скажу. Я один умирать не согласен".

Сто умов

Категория Алтайские сказки

Встретились журавль с лисой.

Опустила лиса голову:

— Бедный журавль, у тебя, оказывается, всего две ноги!

Глянул журавль вниз, а у лисы-то — раз, два, три, четыре лапы! От удивления журавль широко разинул свой клюв

— Ой! — крикнула лиса. — Ой, бедняга-журавль, у тебя ни одного зуба нет! А у меня тридцать шесть зубов, сто умов, четыре ноги, два уха и замечательный хвост!

Скупая лягушка

Категория Алтайские сказки

Жила-была лягушка: Вот раз она вышла из своего дома, из круглого озера. И прыг-прыг — пошла гулять. Прыг-прыг — и дорогу домой потеряла.

А тут еще на беду попала она на муравьиную тропу. Муравьи десятками взбежали ей на спину. Сотнями вцепились ей в живот.

— Ой, — заплакала лягушка, — ай! Как вам не стыдно заблудшегося кусать, у голодного кровь сосать?!

Муравьям в самом деле стало очень стыдно. Низко поклонились они ей и говорят:

— Уважаемая лягушка! Пожалуйте к нам в гости — пищу нашу кушать, мед пить.

Сказка о бедняке Оскюс-Ооле и его мудрой жене

Категория Алтайские сказки

Жил возле устья семи рек Оскюс-обл — сирота парень. Работал он с малых лет на богатых людей и заработал всего-навсего одну рыжую кобылицу. Стал Оскюс-оол пасти её, всячески холить. А через год кобылица принесла ему семь гнедых коней. Обрадовался Оскюс-оол: теперь и у него есть скот!

Да недолго он радовался. Пришёл ночью волк и съел одного гнедого коня. Переселился Оскюс-оол в другое место, к устью шести рек. Но волк прибежал и сюда и съел ещё одного гнедого коня.

Отправился Оскюс-оол с пятью своими гнедыми конями на новое место, к устью пяти рек. Сам думает: «Сюда этот волк не прибежит!»

Серый воробышек

Категория Алтайские сказки

Давно-давно на голубом Алтае жил Байбарак, пребогатый бай. Скота у него в долинах было — как муравьев

на муравейнике. Рабам своим Байбарак счета не знал. Был он жадный и злой. Если чужая собака к его стойбищу подбегала кость погрызть, он ту собаку на месте убивал. Если путник на его пастбище останавливался коня покормить, он того путника плетьми порол.

Был у него пастух Кодурлу. Лето и зиму пае отару овец. Под дождем и снегом, под ветром и знойным небом пастух постарел — крепкие кости его ослабели, зоркие глаза притупились, ноги передвигать сил не стало.

Семь братьев

Категория Алтайские сказки

Где, ласково разговаривая, семь тихих ручьев в одну бурную реку текут, на подоле семи высоких гор давным-давно жили семь братьев.

Братья скота не водили. А было у каждого вместо лошади по медному костылю толщиной в обхват.

Как звали отца, вскормившего их, — никто не знает.

Какая мать родила их, — никому неведомо.

Сартакпай

Категория Алтайские сказки

На Алтае, в устье реки Ини, жил богатырь Сартакпай. Коса у него до земли. Брови точно густой кустарник. Мускулы узловаты, как нарост на березе,—хоть чашки из них режь.

Еще ни одна птица не пролетала мимо головы Сартакпая: он стрелял без промаха.

Копытных зверей, бегущих вдали, всегда метко бил Сартакпай. В когтистых зверей он целился ловко.

Не пустовали его арчемаки'. В них всегда была жирная дичь. Сын, Адучи-Мерген, еще издали услыхав топот иноходца, выбегал навстречу отцу, чтобы расседлать коня. Сноха Оймок готовила старику восемнадцать блюд из дичи, десять напитков из молока.

Произведения разбиты на страницы