Народные сказки




Заяц и лев

Категория Башкирские сказки

Заяц и левЖил в одном лесу лев, и не было от него житья остальным зверям.

Когда невмоготу стало терпеть бесчинства злого льва, обитатели леса устроили большой совет. Решили они послать ко льву зайца, который обещал перехитрить льва. Пришёл заяц к злому льву и говорит:

-  Звери решили бросать жребий, кому твоей добычей становиться. Сегодня не повезло мне.

- Долго же ты шёл, - сердито сказал лев.

Чайка-необычайка

Категория Бурятские сказки

Чайка-необычайкаЭто случилось на Байкале в одну глубокую холодную осень, после сильного урагана, когда все птицы давно уже улетели на юг.

Проснулся на зорьке старый рыбак Шоно от странного крика чайки, никогда не слыхал он такого громкого, такого тоскливого крика. Выскочил он из юрты и увидел в небе огромную и диковинную чайку, такой он раньше не видывал.

Необычных размеров чайку занесло на Байкал свирепым осенним ураганом. И она с первого же дня сильно затосковала по родному Ледовитому океану, потому что была полярной чайкой и никогда не покидала севера. Такие чайки все времена года проводят на своей родине и на юг не улетают.

Хозяин Ольхона

Категория Бурятские сказки

Хозяин ОльхонаЕсть на острове Ольхоне страшная пещера. Называется она Шаманской. А страшна она тем, что жил там когда-то повелитель монголов — Гэ-ген-бурхан, брат Эрлен-хана, правителя подземного царства. Оба брата наводили ужас на жителей острова своей жестокостью. Даже шаманы боялись их, особенно самого Гэген-бурхана. Много невинных людей пострадало от него.

И жил в это же время и на этом же острове, на горе Ижимей, мудрый отшельник — Хан-гута-бабай. Власти Гэген-бурхана он не признавал, да и самого его знать не хотел, во владения его никогда не спускался. Многим доводилось видеть, как он ночами разжигал на вершине горы костер и жарил себе на ужин барана, а пути туда не было — гора считалась неприступной. Пытался грозный хозяин Ольхона подчинить себе мудреца-отшельника, да отступился: сколько ни посылал туда он воинов, гора никого не пускала. Всякий, кто отважился подниматься на гору, сваливался мертвым, потому что на головы непрошеных гостей с грохотом обрушивались огромные камни. Так все и оставили в покое Хан-гута-бабая.

Случилось так, что у одной островитянки Гэ-ген-бурхан казнил мужа, молодого табунщика, за то, что тот непочтительно взглянул на него.

Умный кучер

Категория Бурятские сказки

Умный кучерБыло время владычества хитрых лам.[буддийский монах] В одном дацане [монастырь] жили трое монахов, слухи о мудрости которых ходили по степи. По правде говоря, хитрые ламы сами о себе распускали хорошие слухи, чтобы казаться не теми, кем они были.

— Интересно испытать мудрость этих лам, — сказал однажды своим одноулусникам один умный старик пастух.

— Как бы наоборот не получилось, — отговаривали его пугливые и набожные люди, — как бы святые отцы нас не уличили в глупости.

— Это еще неизвестно, — сказал старик.

И вот во время праздника белой луны жители улуса пригласили к себе гостей.

Получив приглашение, один из лам с довольным видом сказал:

— Кто лежит в юрте, тот похудеет без еды, кто ходит, тот кость да найдет. Надо ехать. Полакомимся на празднике мясном, попутно соберем за молебствия кое-какое добро. Не правда ли?

Трава и мошка

Категория Бурятские сказки

Трава и мошкаВыглянуло весеннее солнце, пригрело землю. Растаял снег, выросла трава. Села мошка на вершинку стебелька, греется на солнышке и песни поет.

Подул сильный ветер, прижал траву к земле. Мошка в страхе уцепилась лапками за стебель, дрожит, вот-вот оторвется — тут ей и погибель. Едва удержалась.

Ветер утих.

Опять мошка на вершине стебля сидит, смеется и хвастает:

— Эх, трава, стыдно мне за тебя! Ты дрожала от страха, чуть не оторвалась от земли, чуть не улетела к Великому океану. Скажи мне спасибо: я держала тебя лапками, спасла от смерти!

Трава рассмеялась, спросила:

— Скажи, мошка, ты, когда врешь, на солнце смотришь?

Табунщик и ханша

Категория Бурятские сказки

Табунщик и ханшаУ одного хана служил очень хороший и прославленный табунщик. Славился он не только тем, что умел выращивать выносливых, красивых и быстроногих лошадей, но и своей честностью и прямотой. Он был смелым человеком и говорил всем только правду. Говорил он правду и ханским ноёнам, осуждая их за жестокое и бесчестное отношение к простому народу. Не стеснялся говорить он правду и о самой ханше — женщине злой, сварливой и своевольной, которая особенно жестоко поступала с бедными и незнатными людьми. Невзлюбили табунщика за правду ноёны. Возненавидела его ханша. Недолюбливал его и сам хан, но прощал ему все за великое мастерство табунщика.

И вот однажды ноёны подговорили ханшу, чтобы убить табунщика. Та пришла к хану и потребовала смерти табунщика.

Хан воскликнул:

Счастье и горе

Категория Бурятские сказки

Счастье и гореОдин батрак всю свою жизнь работал на богача. Известно, какая жизнь у батрака, — одна мука. Однажды хозяин зовет его к себе и говорит:

— Иди завтра на гору и разбивай камни, буду строить каменный загон для скота. За работу получишь ведро арсы.[18]

Пошел батрак к горе и давай разбивать камни. Работал он днем и ночью, изрезал себе руки и ноги об острые камни, а вокруг него стоял красный туман — пыль от камней. Как ни старался он, как ни был силен — плохо подвигалась работа, и, наконец, затряслись у него ноги и руки: устал батрак. Стоит он, качается на ветру, дух еле переводит, поскользнулся, упал и покатился вниз под гору.

— Встань! — говорит ему кто-то. Открыл батрак глаза и видит: стоит над ним мальчик.

— Иди домой, детишки твои плачут, — говорит мальчик.

— Нет, — отвечает батрак, — мне надо кончить работу, тогда получу ведро арсы и накормлю детей.

Старый Алядай

Категория Бурятские сказки

Старый АлядайУ старого Алядая была пегая лошадь. На ней он пахал свою землю. Подошел однажды к нему медведь и сказал:

— Старик Алядай, какая у тебя красивая лошадь — пегая. Ты сам ее сделал такою?

— Да, я сам, — пошутил старик.

— Сделай меня пегим.

Старый Алядай вспомнил, как этот медведь разорял у него пчелиные ульи.

— Пегим стать очень трудно, мучительно. Если вытерпишь, сделаю тебя пегим, — пообещал Алядай.

Медведь согласился.

Старик развел костер, на нем докрасна накалил сошник и говорит медведю:

Сорока-воровка

Категория Бурятские сказки

Сорока-воровкаСолнце было закрыто осенними черными тучами, дул холодный ветер. Перелетные птицы собирались улетать в теплые края. У березовой чащи паслась стая гусей. Около них мелькало что-то пегое. Это сорока кружилась от зависти. «Красивые перья у гусей», — думала она. Подлетела к одной спящей гусыне, выдернула у нее перо и спрятала в своем гнезде.

Проснулась гусыня, заплакала и сообщила своему вожаку о пропаже пера.

Собрал вожак всех гусей и грозно спросил:

— Кто украл красивейшее перо у нашей матери гусыни?

Все молчали.

Выскочила вперед сорока и, подпрыгивая, застрекотала:

— Говорите, признавайтесь, воры!

В это время из чащи вышел человек, он что-то искал. Гусь-вожак подошел к человеку и спросил:

— Что вы потеряли?

Снег и заяц

Категория Бурятские сказки

Снег и заяц сказкаСнег говорит зайцу:

— Что-то мне нехорошо.

— Наверное, ты таешь, оттого тебе и плохо, — ответил заяц. Сел на пенек и горько заплакал.

— Жалко, жалко мне тебя, снег. Я все по снегу бегал, круглые дырки делал. От лисицы, от волка, от охотника в снег зарывался, прятался. Как без тебя жить буду? Любая ворона, любая сова меня увидит, заклюет. Пойду я к хозяину леса, попрошу его, пусть он тебя, снег, сохранит для меня.

Стал заяц плакать, хозяина леса просить.

А солнце уже высоко ходит, жарко припекает, снег тает, ручьями бежит с гор. Затосковал заяц, еще громче заплакал. Услышал зайца хозяин леса. Просьбу его выслушал и сказал:

— С солнцем спорить не берусь, снег сохранить не могу. Шубу твою белую сменю на серенькую, будешь ты летом легко прятаться среди сухих листьев и травы, никто тебя не заметит.

Произведения разбиты на страницы