Народные сказки




Как Алдар-Косе попал в услужение к Алаша-хану

Категория Казахские сказки

Как Алдар-Косе попал в услужение к Алаша-хану— Уж если падать, так падать с верблюда, — сказал Алдар-Косе и отправился в становище хана.

Был тогда ханом над степью Алаша-хан, властитель лукавый и своевольный. Никто никогда не знал, что взбредёт ему в голову, чем обернётся его милость, к чему приведёт его гнев.

Когда хан со свитой проезжал по степи, люди разбегались и прятались кто куда. Считалось несчастьем попасться ему на глаза. Но от ханских законов куда спрячешься? Недаром сложилась пословица: «Палка хана до края степи достанет».

Отдал хан повеление: «Все, у кого есть хоть одна овца, должны внести до зимы в ханскую казну по золотому. Ослушники будут обращены в рабство».

Заволновалась степь. Зароптал народ. Где взять голодному и убогому золотой, когда он сроду и стертой теньги в руках не держал?

Как Алдар-Косе победил трех великанов

Категория Казахские сказки

Как Алдар-Косе победил трех великановСпокойно было тем летом в степи: ни вражеских набегов, ни междоусобиц, ни барымты. Да внезапно навалилась беда: из неведомых стран, из-за снежных гор пришли три великана. Пришли, поставили под горой свою великанскую юрту и стали промышлять себе еду.

А что её промышлять, когда еда вот она, рядом.

Набросились великаны на стада, стали их пожирать. Заревела скотина, кинулись пастухи её отбивать, да где же им совладать с великанами! А великаны набили утробу, да от сытости затеяли игру: тысячелетние скалы, тысячепудовые камни давай из земли выворачивать да перекидывать с места на место.

От этой игры застонала земля, заплескались воды, побежали звери из нор и берлог, полетели птицы из насиженных гнёзд, потянулись кочевья с тучных пастбищ в выжженную степь.

Собрались в круг аксакалы, старейшины родов и аулов, стали думать, как избавиться от несчастья, как великанов умилостивить. Уставясь в бороды, думают день, думают другой, думают третий…

А пока они думают, Алдар-Косе уже делает дело.

Как Алдар-Косе перехитрил шайтана

Категория Казахские сказки

Как Алдар-Косе перехитрил шайтанаБыло ли, нет ли — рыскал по степи шайтан. Много пакостей людям делал. Где ни повернётся, там и беда. И люди терпели. Боялись нечистого. Думали: нет никого сильней и хитрей шайтана. Сам аллах не может с ним сладить, где же человеку?

А шайтану это и на руку: «С покорного верблюда легче снимать шерсть». Над старым и малым, над конным и пешим тешился шайтан, как хотел. Да настали и для него чёрные дни.

Но кто же одолел шайтана? Послушай — узнаешь.

Рыскал шайтан по степи. Глядь — на берегу речонки, над самым обрывом, лежит какой-то безбородый человек. На теле рубаха да штаны, ноги босы, под головой кулак. Можно бы подумать, что мертвец, да как подумаешь, если от храпа безбородого прибрежные кусты, как от ветра, гнутся.

«Ну, раз живой, — ухмыляясь, потёр лапы шайтан, — так сейчас будешь мёртвый».

Как Алдар-Косе осрамил гордеца

Категория Казахские сказки

Как Алдар-Косе осрамил гордецаНа белой верблюдице, под цветным балдахином, окружённый слугами и охраной, возвращался с богомолья во владения отца сын султана.

По дороге встретился каравану всадник, безбородый человек в ветхой одежонке. Едет себе да улыбается во весь рот. глядя на небо.

— Эй, — крикнул ему сын султана, — ты не Алдар-Косе?

— Вы угадали, господин мой, так оно и есть, я Алдар-Косе, раб вашей милости.

Сын султана поднял руку — караван остановился.

— Скажи, Алдар-Косе, это правда, что ты обманываешь всех людей?

Алдар смиренно склонил голову.

Как Алдар-Косе научил бая возделывать ослов

Категория Казахские сказки

Как Алдар-Косе научил бая возделывать ословДля безлошадного, говорят, и осёл — скотина. А у многодетного бедняка Камала не было даже осла. Потому-то он и обрадовался так, будто выдал дочь за султана, когда после долгих просьб богатый родич согласился, наконец, дать ему трёх ослов — отвезти в город дрова на продажу.

— За ослов отвечаешь головой, за милость отработаешь у меня три месяца, — сказал родич.

Нагрузил Камал на ослов саксауловые дрова, весёлый-развесёлый отправился в дорогу.

Долог путь до города. Бредёт за ослами Камал, размышляет:

«Если дадут за дрова приличную цену, куплю овечку. У кого есть хоть одна овца, тот уже не нищий. Подоит жена овечку — накормит айраном ребят. А как объягнится овечка раз, и другой, и третий, появится у нас и жир в похлёбке, и шерсть на кошму, чтобы залатать юрту… Со временем, глядишь, заведу жеребёнка. Справедливы слова: «Не брезгуй жеребёнком, на лето он будет коньком». А конь — это крылья мужчины. Ведь пеший перед конным, что хворый перед здоровым. Сяду в седло — стану человеком. Вот когда заживёт Камал!..»

Как Алдар-Косе наказал жадного муллу

Категория Казахские сказки

Как Алдар-Косе наказал жадного муллуСундуки муллы ломились от приношений верующих, а мулле всё было мало. Редкий человек не слышал от него слова «дай», но не встречалось таких, кому бы он хоть раз сказал: «Возьми». Если какой-нибудь горемыка и обращался к мулле за помощью, то ответ был всегда один и тот же:

— Сын мой, усерднее молись всевышнему. Аллах всемогущ и милостив к правоверным. Если на тебе нет греха, он не оставит тебя своими щедротами.

Узнал Алдар-Косе про жадность и лицемерие муллы и решил его проучить.

Как-то раз ехал мулла на осле из одного аула в другой. Слышит: впереди у дороги кто-то горестно рыдает. Что такое? Не по умершему ли плачут? Мулла подогнал ослика. Ведь не зря говорится: «Скотина жиреет от обильных кормов, мулла — от частых покойников».

Женщина-жумсаук

Категория Казахские сказки

Женщина-жумсаукДавным-давно жила женщина-жумсаук. Она доставляла много беспокойства людям, хитростью заставляя их работать на себя.

Один всеми уважаемый аксакал решил проучить женщину — устыдить ее. Но жумсаук, еще издали заметив аксакала, закричала:

— Кто бы ты ни был, прихвати со двора собачью миску!

Седобородый подумал: «Устыжу я ее»,— и принес собачью миску в дом. Жумсаук притворилась, будто только что увидела почетного аксакала, и затараторила :

— О боже! Это вы? Мне, право, стыдно. Будь проклята эта миска... Выбросите ее, пожалуйста!

Жезтырнаки, пери и Мамай

Категория Казахские сказки

Жезтырнаки, пери и МамайВ давно прошедшие времена три джигита отправились в далекий путь. В дороге они встретили пастуха.

— Чей это аул виднеется вдали?— спросили они.

— Это аул батыра Мамая,— ответил пастух.

Жигиты поехали дальше и встретили другого пастуха. Опять спросили:

— Чей это аул?

— Это аул батыра Мамая,— ответил пастух.

Так они спрашивали девять пастухов в девяти аулах и получали один и тот же ответ: «Это аул батыра Мамая». К вечеру жигиты добрались до десятого аула. Они слезли с коней и подошли к белой юрте на краю аула. Возле юрты стоял молодой казах. Они спросили его:

— Чей это аул и можно ли здесь переночевать?

— Это аул батыра Мамая,— ответил жигит.— Пойду спрошу аксакала: разрешит ли он вам остановиться.

Жаныдыль

Категория Казахские сказки

Жаныдыль сказкаЖил смелый человек по имени Жаныдыль. У него была красавица сестра. В эту девицу был влюблен хан. Хан несколько раз просил брата отдать за него замуж сестру, но тот не соглашался. Девушке тоже нравился хан. И вот она притворилась больной. Брат был очень огорчен и не знал, что делать. Хан позвал к себе одну старуху и сказал ей:

— Иди и скажи Жаныдылю, что ты лекарка и что его сестре может помочь «ангельская вода».

Если спросит, где взять такое лекарство, ты скажи, что там-то и там-то, и отведи его туда, где много бед, где по дороге он мог бы встретиться с жалмауыз-кемпир. Сделай так, чтобы он не вернулся назад.

Жайык и Едиль

Категория Казахские сказки

Жайык и Едиль сказка

Жили на свете два брата-охотника Жайык и Едиль. Жайык был старший, а Едиль — младший. Тем, что добывали на охоте, они кормили бедных и сирых всего аула. По первой пороше уходили братья на охоту в разные стороны и сходились только к концу дня. Однажды Жайык, встретившись с братом вечером в шалаше, рассказал ему, что произошло с ним днем.

— Я видел такое, что диву дашься. Я напал на след босого человека. Пошел я по следу и пришел в густые заросли камыша. Долго петлял след, потом привел в шалаш, сделанный из камыша. Вошел я в шалаш, но там никого не было. Я вышел из шалаша и, не зная, сон это или явь, подошел снова к следу. Кроме моего следа и следа босой ноги, ничего вокруг не было. Я снова вошел в шалаш — и остановился в недоумении.

Произведения разбиты на страницы