Смерть Геракла и его вознесение на Олимп

Категория 12 подвигов Геракла

Смерть Геракла

"Вот и свершил я свой последний подвиг", — думал Геракл, возвращаясь в Трахины к любимой жене и детям. Не знал он, что еще одного подвига потребуют от него боги Олимпа. Против бессмертных небожителей восстал род гигантов, сынов Геи-Земли. Одни из них были подобны людям, хотя и огромных размеров, у других тела оканчивались клубками змей. Были гиганты смертными, но не боялись богов, потому что знали: по воле Провидения победить их может только смертный человек.

Наступил день битвы богов и гигантов. На Флегрийских полях сошлись гиганты и боги. По всему свету разнесся гром этой битвы. Не страшась смерти от рук богов, гиганты теснили обитателей Олимпа. Они бросали в них горящие стволы вековых деревьев, громадные скалы и даже целые горы, которые, падая в море, превращались в острова.

В самый разгар битвы на помощь богам пришел Геракл. Его призвала дочь Зевса Афина Паллада. Она, самая мудрая из Олимпийских богов, догадалась, что герой, который способен истребить племя гигантов — это Геракл.

Встал в один строй с бессмертными смертный Геракл. Зазвенела тетива его грозного лука, сверкнула стрела, напоенная ядом Лернейской гидры, и вонзилась в грудь самого могучего из гигантов, Алкионея. Вторая стрела попала в правый глаз гиганта Эфиальта. Дрогнули гиганты, и обратились в бегство. Но всем им, бегущим в панике с поля битвы, послал Геракл смерть своими незнающими промаха стрелами.

"Благодарность моя не знает границ,— сказал Зевс Гераклу после битвы.— Тело твое смертно, но отныне будет бессмертным твое имя".

И снова дорога. Снова идет Геракл по горам, лесам и дорогам Эллады. Идет домой, к жене Деянире, к сыновьям Гиллу, Глену, Ктесиппу, Ониту, к кудрявой дочке Макарии…

А Деянира, привыкшая к постоянному отсутствию мужа, на этот раз сильно тревожилась. Она собиралась уже послать старшего сына Гилла на поиски отца, но явился вестник от Геракла и сказал, что супруг ее жив и здоров, возвращается домой и посылает домой подарки: украшения, золотую посуду и пленницу — девушку необыкновенной красоты.

"Кто эта девушка?" — спросила Деянира. Вестник ответил лукаво: "О, это не простая пленница, а дочь царя Эврита Иола, которую Геракл когда-то хотел взять в жены".

Увидела Деянира, что Иола моложе ее и красивее, и подумала: "Видать разлюбил меня Геракл, а если не разлюбил еще, то непременно скоро разлюбит".

Тут-то и вспомнила Деянира предсмертный совет кентавра Несса: его запекшейся кровью она натерла новую, праздничную одежду, которую сама выткала для мужа, и послала ее с гонцом навстречу Гераклу.

Принял Геракл подарок жены и захотел тотчас надеть его. Но едва одежда коснулась тела, яд Нессовой крови, смешанный с кровью Лернейской гидры, проник в тело Геракла.

Точно жаркое пламя охватило Геракла. Стал он рвать на себе проклятую одежду, но она приросла к телу и причиняла невыносимые муки. Слезы покатились из глаз Геракла. Его, не склонявшегося перед самыми грозными опасностями, боровшегося с чудовищами и даже с богами, теперь надломили страдания, которые навлекла на него слабая любящая женщина.

Но спасения уже не было…

Когда Деянира узнала о том, что собственными руками погубила мужа, она на супружеском ложе бросилась грудью на меч.

В долину, где умирал Геракл пришли все его дети от Деяниры, пришла престарелая мать Алкмена, пришли друзья — Иолай, Филоктет… Уже холодеющими губами Геракл сказал им: "Не здесь я хочу умереть, не в этой сырой долине. Отнесите меня на высокую гору, чтобы было видно с нее море. Там, на вольном просторе, сложите мой погребальный костер. Когда я уйду в мир иной, ты, сын мой Гилл, возьми в жены Иолу, и пусть всегда живут на земле мои потомки — Гераклиды. Это моя последняя воля".

На поднебесной горе Этна, что возвышается над Фермопилами, на заповедном лугу Зевса сложили погребальный костер для Геракла. На шкуру Немейского льва положили еще живого героя.

Муки Геракла не прекращались, и взмолился сын Зевса: "Нет у мертвых страданий! Подожгите скорее костер! Избавьте меня от нестерпимых мучений! Гилл! Сын мой! Смелее! Подноси же факел к костру!"

В ужас пришел сын Геракла: "Сжалься, отец, разве я могу стать твоим убийцей!?"

"Не убийцей ты будешь, а целителем моих страданий", — ответил Гиллу Геракл.

Тут Филоктет, давний друг-товарищ Геракла, подошел к погребальному костру и поджег смолистые бревна.

"Благословен будь, Филоктет, дарю тебе на память мой лук, береги его",— послышались сквозь поднявшийся к небу дым последние слова Геракла.

Вот уже солнце заходит за горами запада. Когда оно взойдет над восточным морем, дочь Геракла, Макария, подойдет к догоревшему погребальному костру, соберет в урну белую золу — останки ее отца.

* * *

А на светлой вершине Олимпа сияют золотые столы. Их больше, чем бывало раньше: будет пир для гостей старого и нового мира. Все боги Олимпа на пороге своей обители ждут великого героя Эллады. Вот показалась высоко в небе золотая колесница. Это Афина мчит на священную гору нового бога — Геракла, рожденного смертным, но заслужившего жизнью своей бессмертие.

"Радуйся, мною гонимый, мною прославленный, мною вознесенный! — приветствует Геракла Гера.— Отныне как супруг моей дочери, богини Юности Гебы, ты будешь и моим сыном.

Обнимает Гера Геракла, а Геба наливает жениху кубок нектара — напитка бессмертия.


Комментарии:

Читать скандинавский миф и легенду Смерть Геракла и его вознесение на Олимп 12 подвигов Геракла онлайн текст