Таинственный гость из космоса

Категория Эдуард Успенский

Глава двадцать четвёртая Теневые структуры похищают дядю Колю

Тем временем мафиозные бандитские структуры, близко связанные с правительственными кругами, проведали, что пришелец является миллиардной ценностью. И наряду с учёными и с местными алкогольными гениями они включились в поиски Камнегрыза.

Главным теневым структурщиком в Клязьме был уголовный авторитет Кудеяр Кудеярыч Вахрушев по кличке Куку. Когда-то он был бандитом и совершал разбойные нападения. Он даже убивал людей. Но теперь он стал другим: никаких нехороших дел. На это у него были приспешники — на воровском жаргоне их называют «быки».

Милиция ловила кого-нибудь из приспешников и спрашивала:

— Кто тебя послал на дело?

Приспешник отвечал:

— Куку.

Милиция переспрашивала:

— Кто-кто?

— Куку!

Милиция выходила из себя и говорила:

— Я тебе дам «ку-ку»! Я тебе дам такое «ку-ку»! Что ты у меня полчаса крякать будешь! И кукарекать!

Кудеярыч как член правительства ездил на трёх машинах сразу. И как член правительства знал всё, что происходит в стране. Он один из первых заинтересовался Камнегрызом.

Местные клязьменские бандиты навели двух кудеяровых «быков» на крупного учёного дядю Колю Спиглазова. Пожалуй, это были не «быки», а скорее «бараны», потому что они были слишком бестолковы.

По случаю отсутствия сварочных и слесарных работ дядя Коля стал являться на работу в научный филиал, то есть Катину дачу, в полном параде, даже при галстуке. А так как вид у него был солидный и лысый, его немедленно приняли за крупного специалиста.

И вот на подходе к калитке дядю Колю остановили два плотненьких типа с явным отсутствием мысли на лице. С такими лицами ходят студенты, которых приняли в институт без экзаменов за первый разряд по карате.

— Ты учёный? — спросили типы.

— Учёный, — ответил дядя Коля.

Дядя Коля ответил так неспроста.

В его ответ было вложено два смысла: тот, что дядя Коля — человек, учёный жизнью, и тот, что дядя Коля явно связан с научной работой. Чем дядя Коля чрезвычайно гордился.

— Требуется научная консультация, — сказали типы.

Они надели на голову дяди Коли потрёпанную спортивную сумку с верёвочками и быстро запихнули его в незаметную серую «Волгу» у забора.

После этого типы отвезли дядю Колю на большой, почти огромный дачный участок с соснами на окраине Клязьмы и выгрузили из машины. На участке при большом деревянном доме в три этажа стоял ещё маленький каменный домик на две семьи с погребом. Дядю Колю запихнули в этот погреб.

Один из «баранов» вытащил сотовый телефон из пистончика и секретно сказал в трубку:

— Кудеярыч, всё о’кей! Птичка в подвале!

И дядя Коля сразу понял, что его похитили.

 

Глава двадцать пятая Министерство иностранных дел ведёт переговоры

«С кого начинать?» — думал министр иностранных дел господин Борис Пастухов.

Мало того, что он никогда не был светочем разума, он ещё и никогда не торговал инопланетянами.

Он решил:

— Первым делом надо познакомиться с объектом торговли.

Он попросил учёных, работавших с пришельцем, выслать ему по факсу фотографии.

Фотографии его не обрадовали.

— Этот резиновый коврик для ног не потянет и на пару миллионов. Стоит ли чикаться?

Хотя министр Пастухов не был лучом света в тёмном царстве, у него было одно светлое качество — он очень любил советоваться. Он пригласил к себе для разъяснения научного консультанта министерства.

Консультантом работал его родной дядя профессор технических наук Милашевский Андрей Андреевич.

— Скажи-ка, дядя, ведь недаром наш президент хочет продать это сомнительное изделие из космоса за два миллиарда долларов? — спросил Пастухов Милашевского.

Он показал фотографии пришельца со штампом: «Совершенно секретно». И с надписью: «Из министерства не выносить. Не копировать».

— Конечно, не даром, — сказал дядя.

— Почему?

— Да потому, что появление пришельца — может быть, самое главное событие в жизни человечества за все века.

— Как так?

— А так. Ты, Борис, сам посуди. Когда человечество ступило на Луну, это был самый важный шаг за всю историю людей. Шаг более значительный, чем строительство египетских пирамид, открытие Америки и создания атомной бомбы. Правильно?

— Ну, уж ты скажешь!

— И скажу. Человечество все века, все, все века смотрело на небо, на Луну и ломало голову: что там в небесах — дырка в три метра, полтонны сыра висит или это серебристый космический корабль, набитый лунятами. Наконец собравши все силы, человечество допрыгнуло до Луны — сделало первый шаг в космос.

— Понимаю, — сказал министр.

— Так вот, твой инопланетянин есть второй шаг в космос. Вернее, шаг ИЗ космоса к нам. Его появление означает переворот в научных исследованиях и в электронике. Схватываешь?

— Схватываю.

— Если это робот, — продолжал Милашевский, — то это новые технологии, новые научные разработки, новые металлы и сплавы. Если это живое существо — новый поворот в генетике, зоопсихологии, биохимии, биофизике, биосинтезе и так далее.

«Так, — думал Пастухов, — за каждое „био“ — по сто миллионов. За каждый переворот — по пятьдесят».

Настроение его из упадочнического постепенно перешло в сдержанно оптимистическое. Он приступил к подготовке переговоров.

А его дядя Андрей Андреевич Милашевский, в далёком прошлом князь, насупился. Ему не нравилось, когда его племянник разбазаривал народное достояние — будь то золото, бриллианты или какие иные нефтяные богатства.

 

Глава двадцать шестая Побег дяди Коли

Птичке, то есть дяде Коле Спиглазову, в погребе не чирикалось. Он с грустью ощупывал погреб и удивлялся, как плохо он был построен. Можно сказать, халтурно.

Вентиляция ни к чёрту — камни обросли плесенью, деревяшки сгнили.

Даже огурцы в банках, стоящие на полках, его не радовали.

Когда на второй день его глаза основательно привыкли к темноте, дядя Коля оторвал от погребных досок одну, самую толстую, и методически стал колотить ей по крышке погреба.

Сверху на него сыпались опилки, земля и мусор. Радостного было мало.

Тогда дядя Коля в сердитости стал бить доской по стенам со всей своей механиковской и сварщицкой силой. И вдруг одна стена продырявилась.

Дядя Коля стал колотить доской по краям дыры и скоро увидел подземный ход. Это был ход в другую половину погреба, потому что дом был на две семьи. Радостный дядя Коля полез вверх по маленькой лестнице. Он головой поднял крышку погреба, поднажал — и она с грохотом откинулась назад.

Дядя Коля выбрался на твёрдый пол.

Механик и сварщик одновременно, в парадном костюме, засыпанном щепками и мусором, был похож на выходца с того света.

— Есть тут кто? — спросил дядя Коля.

— А как же! — ответил скрипучий старушечий голос. — Ещё как есть! Мы это уже проходили. [Что именно уже проходила старушка, ты узнаешь, если откроешь главу 29]

 

Глава двадцать седьмая Пояснительное отступление

Глава 27 вынесена в Приложение, потому что немного тормозит развитие сюжета.

 

Глава двадцать восьмая Все изучают, а Катя играет (но узнаёт больше)

Первое, что заметила Катя, общаясь с пришельцем, это то, что Камнегрыз не любит круглое.

Если ему на пути попадался мячик или пластмассовая кегля, он немедленно старался их расплющить.

А если круглый предмет не расплющивался, Камнегрыз сердился, менял цвета, трещал ножками и шумел всё больше. Приходилось мячик отбирать.

Он очень любил асфальт и совсем не любил песок. В песке его ножки тонули, он беспомощно лежал ковриком и, казалось, плакал.

— Вот ты однажды уйдёшь из дома, — говорила ему Катя, — и пропадёшь. Сто лет будешь лежать на песке.

Катя теперь в школу не ходила, но от этого ей было не легче. Папа задавал ей задание сам, хуже самого строго учителя. А вечером проверял, что Катя выучила.

— Ну-ка, дочка дорогая, скажи мне, что ты запомнила о глаголах первого и второго спряжения. Доярки у нас доЯТ или доЮТ?

Катя отвечала ему:

— К глаголам первого спряжения относятся глаголы, которые на вопрос… окончанием на… Доярки у нас доЯТ.

— Что ж, — говорил папа. — Не очень хорошо, но это не клиника. А вот теперь скажи мне, прекрасное создание, что ты выучила о квадратных уравнениях. И чем квадратное уравнение отличается от круглого или, например, прямоугольного?

— А мы круглых уравнений не проходили! — говорила Катя.

— Да? — удивлялся папа.

— И мы не проходили, — говорила мама.

— Вот видишь, — спорила Катя. — А Камнегрыз круглое вообще не любит.

И она рассказывала папе о чудачествах Камнегрыза.

— Мне кажется, — сделал вывод папа, — что тебя уже можно включать в научную группу академика Гаврилова в качестве старшего научного сотрудника.

Однажды папа зашёл в комнату и увидел, что Катя сидит на полу, а Камнегрыз летает вокруг неё, как подводный электрический скат. А на нём сидят Катины игрушки: мишки всякие потрёпанные, Буратино.

— Это что? — удивился папа.

— Это мой ковёр-самолёт.

— И давно он у тебя летает?

— Сегодня первый день, — сказала Катя.

Тут вмешалась мама:

— Я же говорю вам, что это больной ребёнок. Он просто выздоравливает. Его для этого к нам и прислали. Дальше ещё и не то будет.

И верно. Дальше было и не то.


Комментарии:

Читать сказку Таинственный гость из космоса Эдуард Успенский онлайн текст