Школа клоунов

Категория Эдуард Успенский

ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

С утра около школы бушевали строительные машины.

Ирина Вадимовна спрашивала сквозь грохот:

— Кто из вас придумал слова, которые начинаются на Ы?

Клоуны молчали.

— Правильно молчите, — сказала Ирина Вадимовна. — Таких слов нет. А назовите слова, где Ы в конце.

— БульдозерЫ! — сказал Помидоров, глядя в окно.

— ТракторЫ! — поддержал его Саня.

— Подземные переходЫ! — сказала Наташа.

— Хорошо. А теперь назовите слова, где звук Ы в середине.

Товарищ Помидоров, не отрываясь от окна, стал говорить:

— Товарищ Д-Ы-нин, товарищ Кабачков-Т-Ы-квин.

— При чем здесь кабачки и тыквы?

— Это такие завхозы. И вообще здесь, на стройке, рабочих нет. Только замаскированные завхозы. Вон и сам товарищ Тараканов крутится… вернее, руководит.

— Опять они что-то задумали. Но не будем отвлекаться. Я хочу вас познакомить с одной хорошей буквой. Для этого мне нужен помощник. Ну-ка, Саня, пригласи сюда своего Полкана.

Саня высунулся в окно и закричал на всю улицу:

— Полкан, ко мне!

Полкан перестал жевать траву, поднял голову и побежал к входной двери. Рогами открыл ее, процокал по паркету и вошел в класс.

— Попроси Полкана подать голос.

— Голос! — приказал Саня.

— Ме-ме-ме! — закричал Полкан.

— Вы слышите слог ME в исполнении Полкана. Если бы Полкан был сторожевой коровой, он сказал бы МУ. И то и другое начинается со звука М. Ну-ка, Полкан, повтори свое ME.

— Ме-ме-ме! — закричал Полкан. А откуда-то снизу из-под крыльца тоже послышалось слабое «Ме-ме-ме».

— Это что? — закричала Наташа. — Кто-то смеется над нашим Полканом. Кто-то дразнит его.

— Ме-ме-ме! — снова закричал Полкан.

«Ме-ме-ме!» — донеслось снизу.

— Может, это эхо? — спросил Шура. И закричал: — Ы-Ы-Ы!

А снизу все равно донеслось «Ме-ме-ме!»

Саня в это время был уже на улице. Нырнул под крыльцо. Вскоре он прибежал обратно, держа в руках маленького козленка.

Директриса так удивилась, что чуть не загудела на манер Шуры.

— Кто это?

— Сын Полкана, — объявил Саня.

— Вот так денек у нас! — весело сказала Ирина Вадимовна. — Позовите сюда тетю Феклу.

Сбегали за тетей.

— Поздравляю вас, — сказала директриса. — Знакомьтесь, это сын Полкана. Устройте это создание в тепле.

Тетя Фекла закутала создание в оренбургский пуховый платок. Причем создание ухитрилось откусить кусочек платка. А Ирина Вадимовна повела урок дальше.

— Звук М, с которого начинается слово ME, записывается вот так: буквой М. С этой буквы начинаются слова МАМА, МЫЛО, МОЛОКО.

— Я на улице видела эту букву у входа в метро! — оповестила всех Наташа.

— На что похожа буква М?

— На сломанную скамеечку! — сказал Саня.

И все представили скамеечку, на которой посидел слон.

— А еще она похожа на качели, — сказала Наташа.

И точно. Клоуны представили два столбика, а между ними дощечку на веревочках.

— А сейчас будет важное событие! — торжественно сказала директриса. — Мы запишем первый в жизни слог. А может, даже первое слово. Сначала пишем букву М, потом А. Получаем МА.

— Если два раза подряд МА написать, получится МАМА! — радостно закричала быстрая Наташа.

И Шура, и Саня, и товарищ Помидоров торжественно написали слово МАМА.

— Поздравляю вас! — сказала Ирина Вадимовна. — Вы написали первое в жизни слово.

— А я могу написать еще второе, — сказал Шура. — Это слово «МУМУ». Так конфеты называются.

Сразу всем клоунам захотелось конфет. И Шуре тоже. Он загудел.

— Сейчас что-то будет! — прошептала Наташа.

— Корова, — решил Помидоров.

Ирина Вадимовна очень хотела выключить Шуру или хотя бы отвлечь. Но она не знала, как это сделать.

Хлоп! Шура сработал.

Не было коровы. Не было конфет. Была маленькая грязноватая собачонка.

— Ничего не понимаю! — сказал Шура.

— И я тоже не могу объяснить этот феномен природы, — сказала Ирина Вадимовна.

Позвали Валисису Потаповну. Она педагог с большим опытом.

Василиса Потаповна подумала, а потом все поняла.

— Этому учащемуся когда-то читали рассказ писателя И. Тургенева «Муму». Учащийся забыл об этом. И сейчас он даже не помнит, о чем там речь. Но в уголках памяти, в уголках головы у него задержались обрывки знаний. То есть сведений. И когда он думал о конфетах «Муму», уголки подсунули ему полузабытую собаку.

Наташа с уважением посмотрела на Шурину голову:

— Она круглая. Где же там уголки?

Тут Шура со всем согласился. Он закричал:

— Точно, точно мне читали этот рассказ. Там еще дворник был, дядя Шакир.

— Не Шакир, а Герасим, — поправила Василиса Потаповна.

— Верно, верно, — согласился Шура. — Он еще разговаривал плохо.

— Вот видите, все и объяснилось, — сказала Ирина Вадимовна.

В эту радостную минуту Саня спросил:

— Ирина Вадимовна, чтобы письмо написать, сколько слов знать надо?

— Не меньше десяти.

— Значит, я еще не могу переписываться?

— С кем?

— С той девушкой из «Огонька»! Помните? Вы даже сказали, что знаете, где она живет.

Тогда Ирина Вадимовна сказала клоунам:

— Сейчас вы напишете слово МАМА три раза подряд. И я в награду поведу вас в одно интересное место. В Третьяковскую галерею.

Клоуны закричали:

— Ура! Ура! Ура!

И написали: МАМА, МАМА, МАМА и МУМУ, МУМУ, МУМУ.

Учиться, оказывается, было интересно и весело. Запомните это, ребята. Только Помидоров отпросился:

— Я неоднократно посещал данный очаг культуры в составе завхозных делегаций. Я лучше за этой стройкой понаблюдаю. Мне она кажется подозрительной. Зачем здесь нужен подземный переход, когда здесь двор и нет никакой улицы.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ к десятому дню занятий

Приложение первое. ЛЕКЦИЯ-ЭКСКУРСИЯ ПО ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕЕ

Третьяковская галерея — это такой музей. Здесь собраны картины русских художников.

Они висят на стенах в красивых залах. Люди ходят и их рассматривают. Никто не шумит и не бегает. Даже наши клоуны. Ирина Вадимовна потихоньку объясняет:

— Вот картина художника Васнецова «Богатыри». На ней изображены старинные воины. Они охраняют границу от разных набегов.

— Значит, они пограничники?

— Пожалуй.

— А почему же они без собаки?

— Тогда еще не было пограничных собак. И шпионов не было. В то время границу нарушали целые отряды или даже армии кочевников. Они начинали разорять страну. А задача богатырей была не задерживать нарушителей, а быстро поскакать в город к своему войску и предупредить об опасности…

— Мне кажется, что средний богатырь похож на товарища Помидорова, — сказала Наташа.

— Да, — согласилась Ирина Вадимовна. — Только у него вместо палицы должна висеть печать.

— А это чья картина? — спросил застенчивый Шура.

— Это очень известная картина «Грачи прилетели». Художника Саврасова. С одной стороны, она чуть грустная, а с другой какая-то вся светлая.

— У нас в Касимове, — сказал Шура, — тоже очень грустно весной. И клуба нет.

— Скажи, Саня, а ты что чувствуешь, когда видишь эту картину?

— Что у нас клуб есть.

— А меня немного знобить начинает, — сказала Наташа. — И хочется новый плащ достать из шкафа. Потому что весна.

— Мы с тобой, наверное, одинаково живопись понимаем, — сказала Ирина Вадимовна. — Потому что мне тоже велосипед выкатить хочется. И кеды купить.

— Ирина Вадимовна, — спросил Саня, — а зачем нужно искусство, когда есть фотоаппарат? И все можно сфотографировать.

— А как ты сфотографируешь старину? Старое время. Например, богатырей?

— Я артистов приглашу. Посажу на лошадей и сфотографирую.

— Допустим. А есть такая знаменитая картина «Гибель Помпеи». Там с неба камни сыпятся. Здания рушатся. Значит, и там будем артистов ставить?

— Ничего не выйдет.

— Верно. Ничего не выйдет. Художник часто передает картиной свое настроение. Рисует особое освещение. Какого в жизни не бывает. Он может один и тот же пейзаж сделать и грустным и веселым. И летним и зимним. И светлым и темным. А фотограф что, будет солнце занавешивать?

Клоуны все это стали обдумывать.

— А вот еще одна картина. Художник Крамской. «Неизвестная».

Клоун Саня остановился и глазам своим не верит. Это же девушка из «Огонька». С которой он хотел переписываться. Он же из-за нее в школу пошел. Тайгу бросил. А она здесь висит.

— Это что? Старинная картина? — спросил Саня. И голос у него задрожал, как у Полкана или маленького Полканчика.

— Старинная, — честно призналась директриса.

— И девушка старинная? Такой сейчас нет?

— Думаю, что нет.

Саня жутко опечалился. Ирина Вадимовна спросила:

— Что ж, теперь ты грамоту учить не будешь?

— Я вам завтра отвечу…

У всех довольно грустное настроение получилось. Как на картине великого русского художника Саврасова.

 

Приложение второе. ЗАМЕТКА ИЗ ГАЗЕТЫ «ВЕЧЕРНИЙ ГОРОД»

Рассказ для пересказа

ПЛЫВУЩИЕ ЗАВХОЗЫ

Сегодня на улице имени бабушки космонавта Антона Семенова произошло интересное событие.

Светило солнце. Группа строителей с энтузиазмом строила переход.

Вдруг под забором одного здания рабочие наткнулись на железную преграду. Это была то ли балка, то ли металлическая тара. Проще говоря, ящик.

Строитель Грушин моментально привез газовую сварку, на которой строители соседнего дома варили суп, и стал огнем прорезать в ящике дырку.

Металл начал шипеть, а потом понемногу взрываться. В ящике оказались гранаты.

— Караул! — закричали героические строители.

И как один они все укрылись в подвале соседнего дома.

А над переходом бушевало пламя. И небо усеялось осколками и летающими газосварочными баллонами. Был как будто праздничный салют.

На месте строительства образовался котлован. Он наполнился водой из ближайшего ключа. Получился пруд.

— Этот водоем будет украшением города! — заявил главный завхоз района товарищ Тараканов. — Здесь будут учить плавать учеников из завхозной школы. Они будут не только хорошо работать, но и прекрасно нырять и плавать.

Нет, не зря ходят в народе крылатые слова:

СТРОИТЕЛЬНЫЙ РАБОЧИЙ — ЭТО ЗНАЧИТ МОЛОДЕЦ.

Корреспондент Жувачкин


Приложение третье. РАССКАЗ ПО КАРТИНКЕ

Вот, ребята, живой уголок школы. Тетя Фекла Паркинен шла кормить зверюшек. Она несла еще стакан чая для товарища Помидорова и сосиски для дяди Шакира.

Тут стали взрываться гранаты. Тетя Фекла испугалась и все перепутала. Сено для козленка, червяков для рыб, орехи для белки, сосиски для Шакира, чай для Помидорова и арбузные корки для Полкана.

Найдите ее ошибки. И накормите всех правильно.


Комментарии:

Читать сказку Школа клоунов Эдуард Успенский онлайн текст