Новые порядки в Простоквашино

Категория Эдуард Успенский

Новые порядки в Простоквашино - рассказ УспенскогоКнига для современных детей и родителей

Дорогие ребята, эту книгу лучше всего читать вместе с родителями, потому что в ней встречается много непривычных ситуаций из современной жизни.

Если вам что-то будет непонято – папы и мамы вам объяснят.

Эта книжка очень ироничная и с большой дозой сарказма.

Во всей стране жизнь заметно меняться начала в лучшую сторону. Веяние ларьки открылись с алкоголем, бани. Заводы, которые экологию портили, позакрывались. И те, которые экологию не портили, тоже позакрывались. Так что многие люди в деревню потянулись.

В Простоквашино жизнь тоже заметно улучшилась – раньше ни одного магазина не было, теперь сразу восемь пивных палаток появилось. И народу в деревне здорово поприбавилось.

И хоть народ вокруг сильно обеднел, легковых автомашин на селе больше стало. Поэтому около Простоквашино пост ГАИ открыли.

 

ИНСПЕКТОР ЛЮСЬКИН (Глава первая. Въездная)

Однажды под осень, когда листья с деревьев уже облетели, а с кустов еще нет, когда снег уже с неба падал, но на земле еще не лежал, мама позвонила дяде Федору в Простоквашино и сказала:

– Слушай, у меня тут старый диван кожаный образовался. Забери его к себе в деревню.

– Хорошо, мама! Заберем.

Больше всех такому событию Матроскин обрадовался:

– Мы свой старый диван Печкину отдадим, а новый старый диван себе возьмем.

Так он и сделал. Заинтересовал почтальона Печкина старым диваном и уговорил в город ехать.

Для начала они старый диван к Печкину на почту перевезли Чтобы, когда очередь, сельские люди на ногах не мучились.

Потом попили чаю, завели трактор тр-тр Митю и в тот же час в город за мебелью отправились.

Приехали они в город. Мама их тоже чаем напоила и булочек в дорогу дала.

Потом они новый старый диван загрузили и в Простоквашино направились.

Едут, едут, едут.

Впереди ГАИ. Выходит им навстречу инспектор Люськин, такой важный, даже с двумя палочками.

– Стой! – говорит он Матроскину. – Что везешь?

– Мебель, – важно отвечает Матроскин. – Диван поношенный.

– Вижу, что мебель, – говорит постовой. – А лицензия на перевозку мебели у тебя есть?

– Какая такая лицензия? – кричит кот. – Это моя мебель. Я ее себе везу.

– Не знаю, – говорит постовой. – На ней не написано, что ты ее себе везешь. Может быть, эта мебель не твоя, а вот этого дядьки с усами.

– Этому дядьке с усами мы уже один диван перевезли, – кричит Матроскин. – А это мой.

– Один перевезли, а это уже второй?

– Ну да, второй. Ну и что?

– А то. Частные перевозки, вот что, – говорит инспектор Люськин. – Плати пошлину или покупай лицензию.

Тут Матроскин забеспокоился. Он понял, что могут или номера снять, или диван отобрать:

– Да какая это мебель! Это дрова.

– Если это дрова, – спорит постовой, – надо еще иметь разрешение на порубку. Есть у тебя разрешение?

– Это мой диван, – кричит Матроскин – Я его себе везу.

– Хорошо, вези. Только номера с твоего трактора снимай и документы сдай.

Как ни бился Матроскин, пришлось ему диван стаскивать. Остался Матроскин без дивана (а вернее, без двух) и на инспектора Люськина сильно затаил.

И вот как-то холодной зимой едет Матроскин на своем тракторе из города. Стоит на дороге инспектор Люськин.

– Слушай, водитель, довези до Простоквашино. Я только что с поста сменился.

– Не могу, – говорит Матроскин. – У меня лицензии нет.

– Какая лицензия! Я же твой знакомый.

– Это для меня ты знакомый, а для наших гаишников ты – частный извоз. Без лицензии номера снимут. У нас гаишники строгие.

– Да ты не волнуйся. Я ведь и сам гаишник, – говорит постовой.

– Раз ты с поста сменился, – спорит Матроскин, – ты уже не гаишник, ты – частное лицо.

– Но я же тебе платить не буду, – стал успокаивать его Люськин.

– Так это еще хуже! – сказал Матроскин и газанул со всех сил.

Говорят, что инспектор Люськин сейчас в налоговой инспекции работает.

 

КОРОБКА С ДОЛЛАРАМИ (Глава вторая. Финансово-политическая)

События стали сыпаться на Простоквашино со страшной силой. Даже почтальона Печкина захватили.

Кажется, почтальон Печкин не с теми людьми связался, с какими надо связываться. Или, наоборот, с теми – богатый он стал и хорошо одетый.

То ли он письма чужие стал читать по секрету, а секреты начал продавать, то ли хорошо подслушивание в Простоквашино наладил. Только в эту весну всегда он при деньгах был, и многие люди с ним начали за квартал здороваться и с разбегу целоваться.

Была хорошая погода. Уже два зяблика прилетело.

Однажды выходит почтальон из сельсовета простоквашинского, и в руках у него коробка. Дело как раз было перед выборами главы администрации.

Тут откуда ни возьмись два милиционера в зеленой форме появились. (Отродясь этих милиционеров в Простоквашино не было, а тут взяли и возникли.) Они Печкина хвать под белые руки:

– Что у тебя в коробке?

– Так, мелочи всякие, – говорит Печкин. – Гуталин, паста для зубов.

– Что ты нам своим гуталином зубы заговариваешь? – кричат милиционеры – Да у тебя там доллары.

И верно, открыли коробку – там пять долларов лежит. Не милиционеры, а рентгены на ногах. И давай они Печкина спрашивать: откуда у простого почтальона такие большие деньги?

Печкин ни бе ни ме.

– А ну, отвечай! А ну, ложись на пол!

Делать нечего, Печкин прилег на сельсоветовский пыльный пол.

Стали милиционеры протокол составлять: «Как зовут почтальона Печкина? – Почтальон Печкин. – Какая у почтальона Печкина кличка? – Почтальон Печкин. – Чьи задания „почтальон“ Печкин выполняет? – Партии и правительства. – Какой партии? Какого правительства? – А хрен!.. – Не хочет ли почтальон Печкин по зубам? – Не хочет. – Какой партии? Какого правительства? – Да тех, которые сейчас, наверное. Других-то ведь нету».

Но зеленые милиционеры не успели его до конца допросить – появились четыре милиционера совсем в другой форме, в синей:

– Чего это вы нашего Печкина мучаете?

– Мы его не мучаем. Мы хотим узнать откуда у него доллары.

– Откуда доллары! Да вы сами их ему и подбросили.

– Мы подбросили? – удивились зеленые милиционеры. – Да мы таких больших денег ни разу в жизни и не видели. Мы даже не знаем, какого они цвета.

– Нечего разговаривать! А ну, ложись на пол!

Зеленые милиционеры полегли. Печкин встал. Но поторопился. Потому что откуда-то, как из-под земли, еще десять зеленых милиционеров появились. Они четверых синих на пол положили.

Синие не согласны, спорят.

Стали милиционеры по своим радиотелефонам во все стороны звонить. Долго разбирались. В общем, Печкина на свободе оставили, а доллары арестовали.

Взяли с него подписку, что он из Простоквашино никуда не уедет и тайну разглашать не будет.

Потом следователи приезжали. Потом Печкина к прокурору районному возили. Но так и не смогли узнать, откуда у Печкина доллары.

– Неужели это так трудно? – спросил Шарик у Матроскина.

– Невозможно, – ответил Матроскин. – Вон из нашей Думы Государственной два каких-то типа полмиллиона долларов в коробке выносили. Несунов схватили как миленьких, а что толку? Полгода прокуратура работала. А так ничего и не выяснили.

Тогда Шарик по секрету самого Печкина спросил:

– Печкин, а Печкин, откуда у тебя доллары?

Печкин ответил:

– Шарик, я тебе сейчас не могу отвечать. Вот как только у нас нового главу администрации выберут, тогда я тебе смело все в тот же день расскажу. Если меня к тому времени не посадят.


ВПЕРЕД, НА ПРОСТОКВАШИНО! (Глава третья. Военная)

 Лето началось, сначала зеленое, свежее, как салат. Потом уже настоящее, жаркое. Хорошо стало жить в Простоквашино тому, кто умеет хорошо жить.

Почтальон Печкин хорошо жить не умел, но начал пытаться. Он решил почту приватизировать.

Создал закрытое общество, напечатал на машинке одну акцию и сам себе эту акцию вручил.

И первым делом повысил плату за доставку писем и газет.

– Это почему так? – спрашивает Матроскин. – Почему ты один всю почту приватизировал? Почему ты народные интересы не учитываешь?

– Потому что я на ней работаю. Кто где работает, тот то и приватизирует. Наш премьер-министр весь газ страны приватизировал, его заместитель – ВАЗ, который автомобили делает.

– А мне что приватизировать? – спрашивает Матроскин.

– Ты свой сеновал приватизируй.

– А Шарику что приватизировать?

– Будку свою, вот что.

Матроскин на такое дело никак согласиться не мог. Он пошел на речку мужиков поднимать.

Мужиков в Простоквашино было трое. Их поднять ничего не стоило. Они пришли и почтальона Печкина побили. Мало того, еще в речку запихнули, чтобы он остыл немного от своей приватизации.

И все думали, что этим дело и кончится. Ан нет!

– Я вам покажу! – сказал Печкин. – Я с министром, который всей милицией командует, в школе за одной партой сидел. Умнейший человек. Он всегда у меня списывал. Он вам покажет. Он войска введет. Он наведет конституционный порядок. Он вам такую зачистку устроит!

И точно. Позвонил он министру, пожаловался на Матроскина и Шарика и на местных мужиков, и на другой день десантная бригада из десяти человек в Простоквашино высадилась. Нельзя, чтобы по всей стране одни порядки были, а в Простоквашино другие.

В газете «Простоквашинская правда» сообщение появилось. Что село Простоквашино вооружено с ног до головы. Что там есть подземные бункера, доты, колючая проволока. Что там есть незаконные бандформирования. Что недавно эти незаконные бандформирования расстреляли всех старейших почтальонов.

Газета писала:

«Особую опасность представляют местные сепаратисты Шарик и Матроскин, которые не признают приватизации почт. Они несут за это особую ответственность. Фактически, они поджигают бочку с бензином, в которой плавают. Их надо немедленно призвать к порядку или приговорить к высшей мере наказания».

Шарик и Матроскин обиделись на это сообщение и сразу в полевые командиры ушли. Построили себе лагерь в дубовой роще и стали готовиться танки и самолеты под откос пускать.

– А чем воевать будем? – спрашивает Шарик.

– Как чем? Оружием.

– А где мы его возьмем?

– У десантников купим.

– Да, что ли, они совсем уж без ума? – кричит Шарик. – Чтобы нам оружие продавать, которым мы в них и стрелять будем!

– Верно, – говорит Матроскин. – У этих покупать не будем. У соседних приобретем. Там за рекой дачи генеральские строят целыми гроздьями, там солдаты что хочешь продадут.

Возвращается Матроскин на другой день радостный, и не пешком, на БТРе. Шлем на нем, в руках автомат, весь он сверкает.

– Я установку ГРАД купил и БэТэЭр.

– Где?

– Там, где дачи генеральские строят.

– А зачем им БэТэЭры?

– Они на них под видом боевых учений дачи строят, как укрепления. Там дзот-туалеты стоят, понтон-бассейны, заборы из колючей проволоки.

– И сколько ты им заплатил? – спрашивает Шарик.

– Одну цистерну молока. У них один полковник-язвенник, оружием торгует. Ему молоко полезно, а БэТэЭры не нужны.

Шарик обиделся:

– Они нам государственное продают, а мы им – свое. Вот, наверное, твой полковник радуется.

– Не долго он будет радоваться. Я в эту цистерну сырок бросил. Молоко скоро скиснет и в творог превратится. Его из цистерны никогда не вытащить.

– Слушай, – насторожился Шарик, – так, быть может, он нам БэТэЭр тоже испортил? Что с такого взять, возьмет и в бензобак песку насыплет.

– Не насыплет. Ему честь мундира на позволит. Все, Шарик, хватит болтать, пора технику к бою готовить.

Тут откуда-то из кустов местный авторитет Печкин в маскхалате и в каске с листочками вылезает.

– Нельзя вам технику готовить. Надо солдат накормить сначала. Они три дня не ели. Вы же не варвары какие!

– Ничего себе, – кричит Матроскин. – Они наше Простоквашино захватили, а мы их еще кормить должны. Пусть твой министр их кормит.

– Не может он их кормить. Его за хорошую работу повысили. Ему сейчас некогда с одной армией возиться. Он сейчас всеми армиями командует.

Матроскин даже за голову схватился:

– Ни одной страны нет в Европе, в которой все так же было бы запутано, как у нас в Простоквашино! На следующих выборах выставляю свою кандидатуру в президенты. Будем в стране порядок наводить.

– Почта уже согласна! – встал Печкин по стойке «смирно».

И пошли они десантников кормить.



Комментарии:

Читать сказку Новые порядки в Простоквашино Эдуард Успенский онлайн текст