Неприятности в Простоквашино

Категория Эдуард Успенский

Глава седьмая. ЯВЛЕНИЕ БЛУДНОГО ДЕДА

Пришёл дедушка ещё больше обтрёпанный и поношенный.

– Здравствуйте, – сказал он. – Я – ваш дедушка. Я так сильно без вас скучал!

– Здравствуйте, – говорит дядя Фёдор. – Если вы – наш дедушка, скажите – где наш телевизор со стола?

– Да, – спрашивает Шарик. – И где мое фоторужьё с фотоприцелом?

– И где наша замечательная тележка на двух колёсах? – добавил Матроскин.

– Понимаете, – говорит дедушка. – Тут такая беда случилась – я под влияние плохих людей попал. Это они меня подговорили телевизор у вас украсть. Зато я столько вам шоколадных конфет принёс!

Он наклонился и высыпал с головы в соломенную шляпу, четыре крохотные замусоленные шоколадки.

– Спасибо, – сказал кот Матроскин. – Мы не любим ювелирно-шоколадные изделия.

– Ну и не надо!

Дедушка опять наклонился, вставил голову в шляпу, и конфеты снова всыпались туда. А все стояли вокруг него и молчали.

– Значит, мы будем милицию вызывать, – сказал наконец дядя Фёдор.

– И прокуратуру! – добавил страшное слово кот Матроскин.

– Ой, нет! – закричал дедушка. – Только не это! Мы по другому сделаем. Дайте мне шанс исправиться. Дайте мне последнюю возможность начать новую жизнь. Дайте мне немного денег, – и я у этих плохих людей всё обратно выкуплю.

Дядя Фёдор, кот Матроскин и Шарик встали в кружок, как команда телевизионной программы «КВН», и стали совещаться.

– А что? – говорит Шарик. – Давайте дадим ему деньги. Пусть он наш телевизор обратно купит.

– Ага, – говорит кот. – Мы ему деньги дадим – и больше никогда ни денег, ни его не увидим.

– Может быть, это и хорошо, – говорит дядя Фёдор. – Может быть, в этом и есть главный смысл, чтобы этого Кадочкина никогда больше не видеть.

– Не Кадочкина, а Бочкина, – поправил его Шарик.

– И не Бочкина, а Кадушкина, – сказал кот.

– И много вам денег надо? – спросил дядя Фёдор дедушку.

– Нет, немного. Давайте все, какие есть.

– Хорошо, – сказал дядя Фёдор. – Вот вам сто рублей, идите к плохим людям и без телевизора оттуда не возвращайтесь.

«И с телевизором тоже», – подумал про себя Матроскин.


Глава восьмая У ХВАТАЙКИ ПОЯВЛЯЮТСЯ ПТЕНЦЫ

Конечно, дедушка с телевизором, фоторужьём и тачкой не вернулся. Видно, он опять попал под влияние плохих людей. И они теперь вместе с увлечением ели шоколадные конфеты.

Но о нём никто и не вспоминал – у Хватайки вывелись птенцы. Все чёрные, а один жёлтый, с гребешком. Он из того яйца вывелся, который почтальон Печкин на шкафу оставил.

С самого утра семья Хватайки начинала устраивать базар. Птенцы тянули вверх жёлтые клювы, качали ими, разевали их, как дамские сумочки, и кричали:

– Кар-кар-кар! Ку-ка-ре-кар!

Хватайка с Тащилкой запихивали в них червяков размером в километр.

– Нет, это невыносимо, – сказал Матроскин. – Надо их на улицу переселить.

– Куда на улицу? – спросил дядя Фёдор.

– Куда угодно, хоть в собачью будку.

– Спасибо, – сказал Шарик. – А я что, буду на шкафу жить?

– Зачем на шкафу, – говорит Матроскин. – Под кроватью. Или на коврике у дверей.

– Вот ты сам и спи на коврике у дверей, а я свою будку никому не отдам.

Решили для Хватайки квартиру построить, то есть скворечник, а вернее галчатник.

Дядя Фёдор сразу признался:

– Я не очень умею галчатники строить. Давайте Печкина позовём.

Печкин был человек деревенский, мастеровой, он и топором, и рубанком, и пилой очень хорошо работал.

Он пришёл и сказал:

– Ага, не можете без меня! Как чай пить, как день рождения отмечать, как телевизор смотреть, так без меня, а как скворечники строить, сразу – Печкин.

– Какой такой телевизор? – говорит Шарик. – Нашему телевизору ноги приделали.

– Чьи ноги, кто приделал? – спрашивает Печкин.

– Я не знаю как сказать, – замялся дядя Фёдор. – Тут наш дедушка Кадушкин попал под плохое влияние.

– Какое там влияние! – кричит Матроскин. – Просто этот дедушка в кадушке спёр наш телевизор и продал на рынке, вот и всё влияние.

– Я его в городе видел, в парке около скамейки, – говорит Печкин. – Он был весь потёртый и шоколадом вымазанный. Он что-то под скамейкой искал.

– Что он мог там искать? Наверное, какое-нибудь ювелирно-шоколадное изделие закатилось, – решил Матроскин.

Печкин принялся за галчатский скворечник и скоро его смастерил. У него получилось что-то среднее между обычным скворечником и собачьей будкой.

Потом он долго пил чай с конфетами и беседовал с котом Матроскиным о политике.

Почтальон Печкин спрашивал:

– Интересно, будут ли у нас в Простоквашинске выборы губернаторов?

Матроскин отвечал:

– А кто его знает!

Дядя Фёдор спросил:

– Как там у вас американский порошок, который машину навоза заменяет?

Печкин очень обрадовался:

– У меня теперь в огороде всё хорошо растёт. Особенно морковь и свёкла. Уже почти по пояс выросли. Американцы зря ничего не придумывают. Я уверен – американский навоз самый витаминный в мире.

Прежде чем верхнюю крышку скворечника приколотить, взяли всё Хватайкино семейство и вместе с гнездом в скворечник запихнули.

– А теперь куда их? – спрашивает дядя Фёдор.

– Как куда? – говорит Печкин. – На чердак, к слуховому окну. Где веники для бани сушат.

Хватайка и Тащилка не хотели переезжать в другой район. Они кричали и клевались, аж до крови. Пришлось им вход в скворечник старым тапочком заткнуть.

Тогда они утихомирились и мирно на чердак переехали.


Глава девятая. ЧТО НИ ДЕНЬ, ТО ИНТЕРЕСНЕЕ

Галчатский петух на чердаке рос не по дням, а по часам. Ближе к июню он уже начал кукарекать. Но не так как все петухи: ку-ка-ре-ку, а как-то по особому: ку-ка-ре-кар-кар!

Скоро он начал с чердака слетать и по огороду разгуливать. Но если обычные куры ищут зёрна и червяков, то этот искал, с кем бы подраться.

Дрался он с воронами, с дворняжками, с другими петухами и с каждым разом всё удачнее.

Хватайка пытался его урезонить, но куда там! Петух вырос в три раза здоровее папы и в десять раз клевачее мамы.

Дядю Фёдора, Матроскина и Шарика он не трогал. Но на всех остальных людей бросался точно ворон и клевал их в голову.

Из него настоящий сторожевой петух получился. Почтальон Печкин к ним почту приносил в трофейной немецкой военной каске с рожками.

Он заявлял:

– Хорошо, что у меня каска есть, которая от дедушки досталась. А то бы мне пришлось почту под корытом разносить. Ползал бы я под ним, как настоящая черепаха.

Кот Матроскин часто так говорил:

– Всё! Новое поколение выбирает петухов. Шарик у нас теперь отдыхает.

Долго думали, как петуха назвать. И решили сделать как всегда: пусть каждый своё имя придумает и на бумажке напишет. Чьё имя из шапки вытащат, так петуха звать и будут.

Кот Матроскин придумал имя Штурмовик. Очень грозное имя для врагов.

Шарик ещё дальше пошел. Решил назвать его Истребитель.

А дядя Фёдор придумал простое и красивое имя – Сокол Ясный. Как из сказки.

И всё очень хорошо получилось. Сокола Ясного из шапки и вытащили.

Обычно Сокол Ясный сидел на крыше у трубы.

Стоило только постороннему человеку войти во двор, как он немедленно поднимал голову вверх, кричал своё галчато-петухайское ку-ка-ре-кар-кар, коршуном слетал вниз и садился прямо на голову этого человека.

Однажды к ним за спичками пришёл сосед – профессор Сёмин. Только он вошёл на участок, как Сокол Ясный закукарекокаркал как ненормальный, и с клёкотом бросился вниз.

Он сел на профессора Сёмина и стал сердито клевать его в шляпу. Бедный профессор забегал, забегал по участку, замахал руками, но петух всё не слезал.

Профессор в ужасе забился в будку Шарика, одни только тапочки торчали.

Сокол Ясный схватил один тапок, улетел с ним на чердак и стал рвать на кусочки и верёвочки.

Пришлось профессора Сёмина под кастрюльной охраной домой провожать в одном тапочке.

И тут, как раз в это петухово-истребительное время, дедушка Кадушкин заново объявился.

– Здравствуйте, я – ваш дедушка.

Только он подошёл к калитке, как Сокол Ясный закричал своё ку-ка-ре-кар-кар и прямо на голову ему спикировал. Он так долбанул дедушку в затылок, что из затылка искры посыпались.

Дедушка закричал:

– Спасите! Убивают! – И бросился бежать на почту.

Он забежал в помещение, закрыл за собой дверь и спрашивает у Печкина:

– Что это было? Кто это такой с отбойным молотком мне на голову сел?

– Как кто? – говорит Печкин. – Это петух штурмовой. Дядя Фёдор новую породу кур вывел. Это такая смесь с воронами. У нас теперь по деревне без кастрюли на голове спокойно пройти нельзя.

Дедушка выпросил у почтальона Печкина старый таз и снова к дяде Фёдору явился.

– Здравствуйте, я ваш дедушка. Я понял: вы – очень хорошие люди, потому что у вас хорошо кормят котлетами. Я хочу вас обрадовать – я буду жить у вас всегда.

Дядя Фёдор отозвал Матроскина в сторону и спросил:

– Что будем делать?

– А что мы можем сделать? Будем радоваться. Он здесь прописан, пусть живёт. Больше он ничего у нас не утащит. У нас больше и нет ничего, только кровати остались да печка.

И стал дедушка Кадушкин дальше с дядей Фёдором жить. И никак от него дядя Фёдор не мог избавиться.

Тут дяде Фёдору сильно стал Ясный Сокол помогать. Как он увидит дедушкину лысую голову, сразу на дедушку пикирует и хлоп его клювом по затылку!

Кот Матроскин и Шарик каждый раз немного подхихикивали: мол, так тебе и надо, противному. А дядя Фёдор дедушку жалел – противный, а всё-таки дедушка.

Дядя Фёдор всё собирался петуху на голову специальный колпачок надевать и на руке его носить, как охотничьего сокола. Чтобы выпускать его только на плохих людей, на мафию там, на жуликов.

Но дедушка был не просто противный, он был хитро-противный. Он говорил:

– Я тебя, несчастная курица, проучу!

Однажды утром, когда все спали, он вытащил на улицу свой чемодан на колёсиках, раскрыл его и поставил посередине лужайки перед домом.

Потом он насыпал туда яровой пшеницы, привязал к крышке длинную веревку и, прикрываясь корытом, заполз в траву. Ну, чистый Конёк-Горбунок.

Он стал кричать из травы:

– Цып-цып-цып! Орл-орл-орл! Петя-петушок!

Петуховый сокол высунулся из чердака, увидел чемодан с яровым зерном, обрадовался и полетел зерно клевать.

– Ага, – сказал дедушка. – Попался!

Он потянул за верёвку, чемодан закрылся, и петух оказался в ловушке.

Дедушка схватил чемодан и скорее побежал за горизонт к тем плохим людям, под чьё влияние он попал.


Комментарии:

Читать сказку Неприятности в Простоквашино Эдуард Успенский онлайн текст