Неприятности в Простоквашино

Категория Эдуард Успенский

Глава четвёртая. ЖИЗНЬ ДЕДУШКИ КАДУШКИНА

Жизнь у дедушки была как у Колобка. Он, когда был маленьким, от дедушки ушёл, от бабушки ушёл и пошёл по плохой дорожке.

Он говорил:

– Меня шоколад сгубил. Я с детских лет конфеты люблю. Как пойду я по улице, как увижу магазин шоколадно-ювелирных изделий, так пройти мимо спокойно не могу, обязательно утащу коробку.

– То есть вы были воришкой? – говорит дядя Фёдор. – Значит, вы в тюрьме сидели?

– Да, сидел, – согласился дедушка.

– А конкретно, за что вы сидели?

– Как – за что? За правду сидел.

– Как – за правду? – удивился Печкин. – У нас за правду не сажают.

– Ещё как сажают, – говорит дедушка.

– Приведите убедительный пример.

– И приведу, – говорит дедушка. – Меня, например, в милиции спрашивают: «Ты шоколад украл?» Я говорю: «Украл». Вот меня за правду и сажают.

Все задумались над такой несправедливостью. А дедушка добавил:

– Мало того, я и за неправду сидел.

– А уж это как? – поразился Печкин.

– А так. Я, например, залезу в ларёк и утащу ящик фанты, а когда меня поймают, хозяин ларька говорит, что у него два ящика фанты пропало. А вообще мне у вас очень нравится. Я у вас жить буду. Я вас многому научу: и как в форточки залезать, и как интересные вещи утаскивать, и куда интересные вещи девать.

– Нет уж, – говорит дядя Фёдор. – Это мы вас многому научим. И как дрова заготовлять, как крышу чинить, и как корову пасти.

– И как почту разносить, – сказал почтальон Печкин.

Он взял два яйца со шкафа, а третье забыл. Хватайкина жена Тащилка яйцо тотчас же к себе в гнездо укатила. И со страшным старанием начала высиживать.


Глава пятая. НОВАЯ ЖИЗНЬ СО СТАРЕНЬКИМ ДЕДУШКОЙ

Утром проснулись оттого, что Хватайка со своей женой сильно ругались. Хватайку очень смущало большое яйцо в гнезде. Он его всё время из гнезда выталкивал, а Тащилка яйцо обратно закатывала.

И оба они кричали как ненормальные.

Дядя Фёдор спрашивает:

– Где же наш дедушка?

Смотрят все – нет дедушки.

Тогда кот Матроскин спрашивает:

– Да, где же наш дедушка и где наш телевизор со стола?

Смотрят все – и верно: дедушки нет и телевизора на столе нет.

Пришла очередь Шарика спрашивать. Он и спрашивает:

– Где наш дедушка? Где наш телевизор со стола? И где моё фоторужьё?

Вышли во двор. Тут дядя Фёдор ещё одну пропажу заметил:

– И где моя тачка для огорода с двумя колёсами?

Шарик подумал, подумал и понял:

– Наверное, их дедушка в ремонт понёс, – решил Шарик. – На тачку погрузил и понёс.

– А чего их на тачку грузить, – возражает кот. – Они и так хорошо работали.

– Может, он решил их на профилактику отнести, – предположил дядя Фёдор. – Сейчас всем пылесосам и автомобилям профилактику делают.

Ждали дедушку час, ждали два, на третий Шарик сказал:

– Ну, если он сюда через полчаса не вернётся, я ему такую профилактику сделаю! Его два года в больнице ремонтировать будут.

Но ремонтировать дедушку не пришлось. В этот день он не появился.

Не появился он и на другой день, и на следующий, и вообще исчез. И скоро о нём забыли как о неприятном сне.


Глава шестая. ПИСЬМА ОТ ТЁТИ ТАМАРЫ

Всё шло своим чередом. Галки ругались на шкафу, – видно, Хватайка никак не мог понять, откуда на них свалилось такое большое яйцо. Корова давала молоко, а дядя Фёдор из-за отсутствия телевизора много читал. И ещё очень много времени у дяди Фёдора огород отнимал.

Дело в том, что его тётя – тётя Тамара стала большим деятелем в Государственной Думе. Она по нашей стране и по всем другим не нашим странам с делегациями ездила. И отовсюду по почте присылала дяде Фёдору семена и разные огородные сюрпризы.

Например она писала из Индии:

Дорогой дядя Фёдор!

Посылаю тебе семена гигантской моркови из индийского штата Пенджаб. Одной такой морковью можно накормить целый детский сад и ещё одного поросёнка. (Потому что остаётся много непрожёванного.)

Главное – эту морковь вовремя посадить (она любит солнце) и вовремя собрать (пока она не задеревенела).

До свиданья,

до встречи на огороде.

Твоя тётя – тётя Тамара.

Потом она писала из Америки:

Дорогой дядя Фёдор!

Могу тебя обрадовать – я нахожусь в США. Я посылаю тебе из штата Алабама невероятные удобрения. Один пакетик удобрений заменяет машину навоза. Если этим порошком посыпать грядки, то всё начинает расти в десять раз быстрее. Я сама видела у них клубнику размером с футбольный мяч.

Дорогой дядя Фёдор! Больше читай книг и учись.

Мне в молодости трудно давалось учение. Но однажды я узнала: «Тяжело в учении – легко в бою!» – и пошла в армию. Я потеряла много лет и стала всего лишь полковником. А если бы я много читала, я бы достигла большего. Я бы сейчас была не простым депутатом, а командиром взвода депутатов – или, как у нас в Думе говорят, начальником фракции.

И ещё. Больше воспитывай себя сам. Самовоспитание – это великая вещь. У нас в армии говорили так: «Ни один боец без самовоспитания не жилец».

И запомни, мой дорогой дядя Фёдор: надо больше читать. Никакой телевизор не заменит тебе чтение художественной литературы.

С телевизором у дяди Фёдора всё было ясно. Не было телевизора. Он много читал. А с остальными советами он просто не знал, что делать.

Тётя Тамара была из тех тёть, которые ни в чём не имеют сомнений. Она всегда разговаривала командирским голосом. Всегда была права. Когда она входила в комнату, она первым делом говорила:

– Вольно!

Как ни странно, после этой команды все наоборот вставали по стойке смирно.

Однажды тётя Тамара прислала дяде Фёдору сельскохозяйственное письмо прямо из Парижа:

Дорогой дядя Фёдор!

Находясь в трудной и ответственной поездке во Франции, я нашла для тебя то, в чём ты больше всего нуждаешься – складную карманную огородную лопату.

Она хороша тем, что умещается в нагрудном кармане пиджака. В любой момент за полчаса её можно собрать из разных частей и пустить в ход. И весит она совсем немного – всего три килограмма.

Желаю тебе хороших урожаев.

Твоя любимая тётя Тамара.

Париж, Елисейские поля.

И все её подарки, как нарочно, давали обратный эффект – не упрощали труд дяди Фёдора, а усложняли. Например из семян гигантской индийской моркови вырос крепкий деревянный кустарник с колючками.

Французскую складную лопату дядя Фёдор с папой неделю собирали. У них то домик получался с трубой, то сковорода. В конце концов, они все части в пакетик целлофановый сложили и решили ждать тётю Тамару.

– У неё лучше получится. Может быть, у неё ещё и инструкция есть.

Порошковый навоз из Америки дядя Фёдор решил Печкину подарить. У Печкина тоже свой огород был.

Печкин, когда увидел порошок, сказал:

– До чего наука дошла! Целую машину навоза в один пакетик запихнули! Если то же самое с машиной картошки сделать, сколько же из пакетика картофельного пюре можно будет вытряхнуть!

Дольше всего дядя Фёдор с индийским кустарником сражался, который из семян гигантской моркови вырос. Никакая коса его не брала. Дядя Фёдор даже устал его срубать и спиливать.

– И чего ты, дядя Фёдор, мучаешься? – сказал Матроскин. – Позови почтальона Печкина с козой. Зря, что ли, мы ему козочку дарили! Она в пять минут тебе любой кустарник уничтожит.

Дело в том, что в день рождения Печкина в прошлую осень дядя Фёдор и Матроскин ему козочку маленькую подарили. Печкин имя ей дал почтовое – Марка. Козочка выросла и превратилась в большую козищу. Она всё время ела зелень. Очень быстро ела. Очень торопилась. Видно, боялась, что скоро зима придёт и всё зелёное закончится.

– И верно, – сказал Шарик. – У нас в Простоквашине из-за этой козы ни одной клумбы целой не осталось. Никаких цветов – одни корешки торчат. На всей деревне ни одного деревца нет не обглоданного. Она даже всю ветеранскую рощу Победы сгрызла, которую школьники растили. Стыдно пожилым людям в глаза смотреть!

Коза Марка самому почтальону Печкину много неприятностей доставляла. Мало того что она была на диво жевачая, она была ещё и на диво прыгучая. Она даже на чердак его дома залезала.

Полез Печкин как-то вечером на чердак за веником для бани, чтобы попариться, а там никаких веников нет – один навоз козий рассыпан и верёвочки висят.

Дядя Фёдор позвал к морковному кустарнику Печкина, чтобы он со своей козой пришёл.

Печкин сразу пришёл, и коза Марка два дня кустарник грызла.

Почтальон Печкин сначала радовался, а потом жаловаться стал:

– После вашего кустарника у моей козы молоко горькое стало, как осиновая кора.

Дядя Фёдор никогда осиновой коры не ел, поэтому он совсем не расстроился.

Матроскин тоже осиновую кору не ел, но он очень огорчился. Ему даже чужое молоко было жалко.

А тем временем дедушка Кадушкин вновь объявился.


Комментарии:

Читать сказку Неприятности в Простоквашино Эдуард Успенский онлайн текст