Крокодил Гена и грабители

Категория Эдуард Успенский

Глава пятнадцатая ГЕНА И ЧЕБУРАШКА ИДУТ НА ОПЕРАЦИЮ

Поздно ночью Гена и Чебурашка с плоской тележкой на колёсиках, с телогрейкой и дрелью подошли к бандитскому грузовику.

Гена надел телогрейку, лёг спиной на плоскую тележку, и Чебурашка затолкал его под машину.

Гена принялся за работу, а Чебурашка стоял на «шухере», то есть на «атанде», то есть на посту, прикрывая товарища.

Гена, лёжа на спине, сверлил дырочки в днище машины и в её глушителе.

Он очень здорово придумал. Усыпляющий выхлопной газ из глушителя будет рассеиваться под машиной и проникать в кузов. Так что когда преступники выедут на дело, то приедут на место преступления уже сонные. Бери их голыми руками.

Когда Гена рассказывал всё это Чебурашке, Чебурашка возразил:

– Но если они приедут сонными, они не смогут совершить преступления. За что же их тогда брать голыми руками?

Гена на это сказал:

– Но те, кто в кабине, не заснут. Я к ним не просверлю дырочек. Они начнут преступление, усыпят охрану. А когда они откроют двери своим напарникам, газ из кузова на них хлынет, и они тоже заснут. Так что можно будет брать их голыми руками.

– А как мы узнаем, где их надо брать голыми руками? – спрашивал Чебурашка. – Ведь мест для преступления много.

– Мы прикрепим к машине радиомаячок и будем за ними следить.

Чебурашка всё понял и высоко оценил Генин план. Он стоял на посту и радостно думал о том, как они с Геной задержат бандитов. Как они сдадут их в милицию. И никто уже не будет мусорить газетой на улицах Москвы, и никто не будет ни с того ни с сего колотить людей кувалдой по голове. (Кувалда хоть и резиновая, но шишка растёт настоящая.)

Чебурашка размечтался и практически задремал, сидя на крыле кабины грузовика.

Гена был так увлечён работой, что не заметил, как запел:

Лежу на земле под машиной сырой,

Вскормлённый в неволе орёл молодой…

Гена пел так, хотя он был вовсе не орёл, а крокодил. И вскормлен он был не в неволе, а у родителей в Африке.

Он уже успел прикрепить часы-радиомаячок к днищу машины и тут услышал шаги.

Это были шаги возвращающегося домой Хлопа. Хлоп, наверно, прошёл бы мимо работающего Гены. Но он ещё издали услышал кукарекающие часы, поэтому стал тихо подкрадываться.

Он вытащил из-за пазухи резиновую кувалду и подошёл близко-близко к машине.

– Ну-ка, вскормлённый в неволе орёл, вылезай на свет, – сказал он Гене. – Что ты там делаешь под машиной?

Гена растерялся и произнёс первое, что пришло ему в голову:

– Колёса снимаю.

– Ну и времена! – вскричал Хлоп. – Одни жулики вокруг и воры! Честному человеку и шагу шагнуть нельзя. И что мне с тобой делать?

– Сдайте меня в милицию! – неожиданно попросил Гена.

– Лёгких путей в жизни ищешь! – возмутился Хлоп. – Ну уж нет! Я тебя проучу по-своему. А ну, повернись ко мне спиной!

Он думал, что Гена повернётся, – и он спокойно треснет его кувалдой по башке. Но вышло всё по-другому.

Гена резко повернулся, хлестанул хвостом жулика по ногам. И Хлоп вместе со своей кувалдой шлёпнулся, вернее, хлопнулся на землю.

Крокодил подхватил спящего Чебурашку, спящий Чебурашка подхватил тележку на колёсиках, и они убежали.

 

Глава шестнадцатая ОСТОРОЖНО! ДВЕРИ ОТКРЫВАЮТСЯ!

Всё получилось, как задумывал Гена. Рано утром жулики пошли на дело. Они натянули на голову женские колготки, чтобы их никто не узнал (причём некоторые от колготок резко похорошели), и разместились в кузове машины.

В кабине сидел один только Таракан как человек с самым не преступным лицом, в смысле не с самой бандитской рожей.

Посади за руль Хлопа или кого-либо другого из компании – каждый милиционер будет останавливать. Их уголовное прошлое (и будущее) было буквально нарисовано на их, с позволения сказать, лицах.

Таракан вёл машину в самый отдалённый филиал «Дверь-Универсам-Банка». В то место, где уже кончалась Москва и вовсю начиналась Тверь.

Гена с Чебурашкой ехали сзади на велосипеде. Чебурашка сидел на руле, потому что велосипед у Гены был дамский.

Конечно, Гена не мог ехать так быстро, как грузовик Таракана. Но зато ему не были препятствием светофоры и пробки. А дорогу ему подсказывал маленький транзисторный приёмник, висевший у него на груди и настроенный на радиомаячок. Он тихонечко так покукарекивал, и Гена знал, куда надо ехать.

Правда, один раз милиционер остановил Гену. Он строго сказал:

– Снимите этого с этого.

На что Чебурашка гордо ответил:

– Я не Этот. Я – Чебурашка.

Милиционер засмеялся и отпустил их с миром.

Хлоп и компания сидели в кузове и постепенно засыпали. Хлоп изо всех сил старался не заснуть и вовсю хлопал глазами.

– Что-то мне не нравится это кукареканье под машиной! – говорил он засыпающим дружкам. – Где-то я уже слышал это ку-ка-ре-ку.

– Да брось ты, – говорил ему Грош. – Наверное, мы по дороге зацепили петуха. Приедем – разберёмся.

Но Хлоп не успокаивался. Он силился, силился вспомнить, где он слышал это механическое ку-ка… ка-ку… ре… Но вспомнить не мог из-за действия выхлопных газов.

На последнем перед банком светофоре милиционер задержал Таракана:

– Что это ваша машина так дымит? После вас по улице и ехать нельзя.

– На трассе не дымила, – нахально ответил Таракан. – У вас здесь в Москве кислорода для машин не хватает.

Милиционер растерялся и отпустил нахала.

Но не долго радовался Таракан. Как только он подъехал к филиалу «Дверь-Универсам-Банка» и стал дымить своим усыпляющим газом, он действительно почувствовал, что в Москве кислорода маловато. Он стал засыпать.

С трудом передвигая ноги, дошёл он до дверей грузовика, открыл их и сказал:

– Вперёд, братва!

Это были его последние слова перед задержанием.

Из грузовика полился усыпляющий газ, и Таракан рухнул наземь и прямо на асфальте уснул.

Тут как раз подъехал крокодил Гена на велосипеде. Радиомаячок ему уже не был нужен. Чёрный дым поднимался в небо лучше любого маяка. И три пожарные машины уже спешили на выручку «Дверь-Универсам-Банку».

…Вот они примчались, пожарные включили свои мощные насосы, и все, как один, заснули.

Льётся вода, в небеса поднимается чёрный дым, от воды искрят троллейбусные провода. Просто жуткая картина!

Гена понял, что пора кончать самодеятельность и надо приглашать профессионалов порядка.

Он позвонил в милицию.

– Алло, это майор Поддубенко? Срочно приезжайте к филиалу банка на Фабричной, принимайте преступников.

Майор узнал голос Гены. Он не стал выяснять, каких преступников, почему «принимайте», куда «принимайте» (не в дружину же!). Он быстро выслал на место происшествия машину с летучим отрядом милиционеров. Сам сел на мотоцикл и тоже ринулся к месту происшествия.

Он прилетел вовремя. Преступники уже начинали очухиваться. Некоторые пытались убежать ползком.

А самый противный и самый опасный преступник Хлоп с кувалдой наперевес уже направлялся к крокодилу Гене:

– А вот сейчас я кого-то в асфальт вобью! А вот сейчас я кого-то на тот свет отправлю!

– Руки вверх! – скомандовал ему майор Поддубенко.

Кувалда выпала из рук преступника и – прямо ему по ногам!

Майор достал наручники и приковал Хлопа к ручке машины. Подъехавшие милиционеры приковали к разным частям грузовика других жуликов. И жулики дружно сами повезли свою машину к отделению милиции (так во время войны девушки-солдаты водили по городу аэростаты, которые использовались против налётов вражеской авиации), потому что двигатель машины запускать было нельзя, чтобы не отравить всех прохожих на улице.

 

Глава семнадцатая НАГРАДА ВСЕГДА НАХОДИТ СВОИХ ГЕРОЕВ! (Иногда)

Генерал Дубов, полковник Дубенко и майор Поддубенко стояли рядом, составляя собой целую рощу. Гена и Чебурашка стояли перед ними навытяжку.

– Я искренне восхищён вами, мои юные друзья! – говорил генерал. – Я всегда верил в вас! Даже тогда, когда совсем не верил и считал вас за бездельников и разгильдяев.

Он поднял Чебурашку за уши и поцеловал его в лоб. Попытался поцеловаться с крокодилом, но у Гены губы никак не сворачивались трубочкой, и ничего не вышло.

– Я награждаю вас Почётной грамотой! – продолжил генерал. – И приглашаю вас на службу в милицию. Вы согласны? – спросил он Гену.

– Согласен! – ответил крокодил.

– Отлично. Будете по нашей линии курировать зоопарк.

– Гена, а я? – спросил Чебурашка.

– Тебе в зоопарк нельзя, – сказал Гена.

– Почему?

– Съедят! – ответил крокодил.

– Вы, уважаемый Чебурашка, пойдёте в следственную группу, – вмешался майор Поддубенко. – Нам безумно нужны светлые головы. Ведь у вас голова работает, как Моссовет.

– Так плохо? – спросил Чебурашка.

– Вот видите, – засмеялся майор. Потом снова очень серьёзно спросил: – Вы согласны?

– Согласен! – сказал Чебурашка.

– Тогда – кругом! – приказал генерал.

Гена с Чебурашкой быстро развернулись. Но на этот раз никто не упал. Милицейские все трое дружно подпрыгнули и пролетели над Гениным хвостом. Это говорило о том, что в милиции соображают быстро и старых ошибок не делают.

– Ну что? – спросил Чебурашка у Гены, когда они вышли на улицу. – Будем примерять милицейскую форму?

– Будем, – радостно ответил Гена.

– Тебе хорошо, – сказал Чебурашка. – Тебе всё подойдёт: и сапоги, и фуражка… А мне? Интересно, а бывают милицейские панамки и тапочки?



Комментарии:

Читать сказку Крокодил Гена и грабители Эдуард Успенский онлайн текст