Красная рука, черная простыня, зеленые пальцы

Категория Эдуард Успенский

ПОКРОВСКИЕ СТРАСТИ

Как это ни странно, в покровской гостинице «Покровск» было сколько хочешь свободных мест.

Рахманин так и не знал – оставаться ли ему здесь или ехать в родной Зелен город к капитану Матвеенко. Ему уже было о чем рассказать, но все это пока умозрительный рассказ, а действий нет никаких.

Поэтому он взял самое дешевое место в гостинице и отправился исследовать Никольское кладбище. Благо, был день, было солнечно и нестрашно.

В маленьких городах все рядом, и непонятно, почему местные жители так любят пользоваться автобусами. В любое время дня они идут набитые, как дураки, под самую крышу.

До кладбища всего две остановки. Расположено оно было в удивительно красивом месте и оставалось в прекрасном, почти музейном состоянии, в полной сохранности.

Рахманин сначала оглядел пейзаж, спокойный, как седуксен. Непробиваемо спокойный с просторами, далями и рекой. Потом он стал осматривать памятники. Осмотрел склеп Осиповых, напоминающий детскую пирамидку. Массивные черные с золотым письмом надгробия рода Семеновых. Памятник доктору Мокротоваропу с двумя медными собаками.

«Удивительно, как это пионеры не сдали их на металлолом,подумал Рахманин.Что-то неправильно в местной пионерской организации. Может быть, она с религиозным уклоном?» Ничего тревожного. Мир и покой. Один только памятник выбивался из общего настроения своим официозом. Это был памятник генералу от инфантерии (действительному тайному советнику) Краснорукову. Плоский широкий камень темно-красного цвета напоминал стол для заседаний.

«Вот он – Хозяин Кладбища»,подумал Рахманин. Но решил, что искать что-либо жуткое на кладбище в середине солнечного дня бессмысленно.

И тут ему пришло в голову, что можно просто позвонить по телефону капитану Матвеенко. Пусть хитроглазый милицейский интриган – полубюрократ, полумодернист подскажет ему, как быть.Красная рука, черная простыня, зеленые пальцы

Матвеенко внимательно выслушал практиканта, но ничего не прояснил. Только спросил:

– А те двое детей, Вася и Люся – где они?

– В детском доме в Кирекше.

– Вот и поезжай туда. Можешь?

– Могу. Только у меня денег нет.

– Как-нибудь выкрутись, раз уж взялся,посоветовал Матвеенко.Займи у кого-нибудь, а то практику не зачту. Надо версию доводить.

– Как бы она нас не довела,пробурчал Рахманин, но согласился.Ладно, попробую.

Он отправился в родную комиссионку.

Светлана Ильинична как увидела его, даже спала со своего огромного лица. Видно, были все-таки в ее магазине нарушения, несмотря на это образцово-показательное пианино.

Виктор протянул ей электробритву «Харьков».

– Это можно продать в вашем магазине?

Светлана Ильинична долго вертела бритву в руках, потом ответила:

– Можно, с трудом,

– А можно сегодня? У меня командировочные кончились.

– Мы деньги через три дня выдаем.

Она мялась, вертела, нюхала бритву, потом сказала:

– Ладно. Я ее сама для мужа куплю. У него еще хуже. Приходите завтра.

Завтра так завтра. Рахманин больше не стал настаивать. Слава богу, что хоть так-то обошлось. Интересно, сколько за нее дадут?

Он сходил в кино «Верная рука – друг индейцев», поужинал в гостиничном буфете и пошел в номер спать. Слава богу, к нему никого не подселили, и он благополучно смотрел в одиночестве телевизор до посинения.

Чем-то ему его номер не нравился. Особенно розовое пятно на противоположной стене. То ли строительный брак, то ли ремонтники бутылку вина пролили.

Утром он получил деньги в комиссионке и потопал на автовокзал. До Кирекши шли автобусы и были билеты. Но вместе с одним студентом они решили добираться на попутках.

Им повезло. Они километров пятьдесят тряслись на трубах по великолепнейшей, в смысле природы, дороге.

Студент чуть не выпал на двух страшенных ухабах (один еще не кончился, а другой уже начался), но Рахманин в последний момент ухватил его за руку и втащил обратно.

 

ДЕТСКИЙ ДОМ. ВЕЧЕР

Вот и Кирекша. Полчаса езды на автобусе, и Рахманин уже стоит у старой березовой аллеи, ведущей в барскую усадьбу.

Вокруг тишина и покой, будто он приехал не в детский дом, а в музей-усадьбу знаменитого писателя разночинца Писемского-Наливайко.

Директор дома по имени Александр Павлович Молоко долго не мог понять, зачем Рахманин приехал. А Рахманин толком и не знал, что говорить.

– Я на милицейской практике. Вот у меня командировка в Покровск. Мы ищем самовар.

– Очень приятно. Только наши дети самоваров не прячут.

– Мы не только самовар ищем. Нас интересуют хищения спирта на Большехиме.

– И спирт наши дети не прячут.

– Это прекрасно. Только у вас есть дети Крючковы Вася и Люся. Я хотел бы с ними поговорить. Их родители погибли от Большехимского спирта.

– Вы уверены, что от Большехимского спирта? – как-то странно, со значением, спросил директор.

– А вы нет? – так же со значением ответил Рахманин.

– Я не думал об этом. У меня своих забот хватает.

Он разрешил Рахманину побеседовать с детьми, только очень осторожно, чтобы зря не тревожить их. И еще он предложил Рахманину выступить перед ребятами. Рассказать им о положении в милиции, о новых способах раскрытия преступлений. Чтобы ребят не привлекала плохая дорожка, а привлекала хорошая.

– Где ваши ребята сейчас? – спросил Рахманин. – Почему такая тишина?

– Наши ребята в поле. Деньги зарабатывают. У них нянь нет.

Пока ребята зарабатывали, Рахманин решил осмотреть усадьбу. Место было просто блеск! Умели раньше выбирать места для детских домов. Невысокие кирпичные стены, за ними залив. Хочешь, лови рыбу. Дальше на полные глаза водный простор.

Само здание двухэтажное, с большими главными окнами и очень маленькими остальными. На втором этаже спальни…

И, конечно, в полукилометре от дома остатки старой церкви и заросшее кустами дворянское кладбище. Уже вечерело, и у Рахманина не было особого желания его исследовать. Он почему-то твердо знал, что среди прочих могил ему встретится могила какого-нибудь Краснорукова-родственника. Но делать было совершенно нечего, Рахманин со слабнущими лучами солнца пошел к зеленому острову – кладбищу.

Это было не такое кладбище, про которое сказано у Пушкина:

Но как же любо мне

Осеннею порой, в вечерней тишине, В деревне посещать кладбище родовое, Где дремлют мертвые в торжественном покое, Где неукрашенным могилам есть простор…

Но тоже хорошее, если можно так сказать про кладбище. Старинные гранитные надгробия были целы. Золото на них не поблекло, и легко можно было прочесть:

«Надворный советник Прохоров Андрей Андреевич.

Житие его было 1801-1887 г.

Примите его с миром!»

И так далее. Было несколько современных могил за бедными металлическими загородочками, но в основном на кладбище могилы были старинные. А вот, что и требовалось доказать:

«Статский советник, губернский предводитель дворянства, Николай Прохорович Красноруков».

«Старый знакомый»,подумал Рахманин, хотя никогда с Николаем Прохоровичем знаком не был.

Могильная плита этого Краснорукова тоже напоминала стол для заседаний, только поменьше. Начинал намечаться вечер, и Рахманин забеспокоился. «Хватит с меня этих похоронных знакомств. Пошли к живым людям».

Живые люди как раз пришли с полевых работ и с любопытством поглядывали на Рахманина. А Рахманин рассматривал их, пытаясь узнать детей Крючковых. Все ребята были бедно одеты и кое-как подстрижены. Сразу было видно, что они небалованны. Но лица у всех без исключения были приятными, глаза живыми.

Их накормили ужином в столовой и объявили, что будет встреча с работником милиции в клубе. Ребята очень обрадовались. Видно, их не очень баловали встречами с интересными людьми.

Рахманин долго рассказывал детям об успехах московской милиции, о разных раскрытиях и поимках. И у всех, в том числе и у него самого, сложилась глубокая уверенность в том, что с наведением порядка у нас в стране полный порядок.

– Есть ли у вас вопросы? – спросил Рахманин в конце выступления.

Ребята долго молчали. Вдруг один мальчик, черный, стриженый, примерно четвертого класса, спросил:

– А знает ли московская милиция про Зеленые Глаза?

– Чего? – оторопел Рахманин.

– Про Зеленые Глаза?

– Да,сказал другой мальчик.И про Зеленый Пистолет.

Рахманин честно признался, что московская милиция ничего про Зеленые Глаза не знает.

– Расскажите мне, и я обрадую московскую милицию.

– А вы не боитесь? – спросил четвероклассник.

– Пока нет,ответил Рахманин.

Мальчик стал рассказывать.

– В одном городе жила девочка. У нее была бабушка. Когда бабушка умирала, она сказала девочке: «Не включайте старую зеленую пластинку». Она закрыла глаза и умерла, и ее похоронили. Мама тоже говорила девочке: «Смотри, не включай зеленую пластинку». А девочке нетерпелось, и она все-таки включила пластинку, когда дома никого не было. И страшный голос запел:

«Бегут, бегут по стенке

Зеленые Глаза…

Сейчас девочку задушат,

Да, да, да…»

Девочка услышала звонок в дверь и выключила пластинку. В квартиру вошла мать девочки. У матери не было одной руки. На следующий день девочка снова поставила пластинку, и ее мама вошла без двух рук.

– Ничего себе! – сказал Рахманин.Освенцим какой-то!

А мальчик продолжал:

– Потом мама пришла без одной ноги. А затем и без двух ног. Когда она пришла последний раз, то она сказала: «Ты меня погубила, и сама тоже погибнешь. Не ставь пластинку». Но девочка не послушала мать и снова завела пластинку. Не успела пластинка пропеть несколько слов, как раздался звонок в дверь. Девочка заглянула в глазок, но никого не увидела. Девочка все же открыла дверь, прямо перед ней стояли огромные от пола до потолка Зеленые Глаза. Они сказали: «Ты не послушала мать и погибнешь сама». И Глаза задушили девочку.

В комнате висела гробовая тишина.

– Интересно,спросил Рахманин,а чем они ее задушили?

– Не знаю,сказал мальчик.Наверное, руками.

– Есть такое выражение: «штучка с ручкой» – рискнул сказать Рахманин.Но чтобы глаза были с ручками!

– А может, они ее гипнозом задушили,сказала девочка с первого ряда.Ведь такое может быть?

– Может быть,согласился Рахманин.А как они на кнопку нажимали, тоже гипнозом?

Никто ему на это не ответил, но история все равно не показалась Рахманину глупой выдумкой. Что-то за всем этим стояло. Что-то-то-то-то-то…

– А что вы еще знаете из таких же веселых историй?

– Про Женщину с Красным Лицом.

– Расскажите.

Тот же мальчик стал рассказывать. Видно, он был главным хранителем-библиотекарем этих рассказов.

– Одна девочка пошла в магазин покупать перчатки. Ей мама сказала, чтобы она купила любые, только красные не покупала. Когда девочка увидела в магазине красные перчатки, то они ей понравились, и она их купила.

– И что потом получилось?

– Получилось. Когда она подошла к своему дому, то увидела, что он горит. Приехали пожарные. И они никак не могли погасить пожар. Тут вдруг из-за дерева появилась Женщина с Красным Лицом. Когда ее увидели, все испугались и убежали.

– И пожарные?спросил Рахманин.

– И пожарные. Девочка одна осталась. Эта женщина сказала, что сможет потушить дом, если девочка потом выполнит одну ее просьбу. Девочка согласилась. Женщина быстро потушила все. Потом она сказала девочке, чтобы девочка ночью пришла на кладбище и положила на могилу в центре кладбища свои перчатки. Девочка очень испугалась. Но она еще больше боялась не выполнить приказ. Она не знала, что делать.

Слушающие в ужасе замерли. Одна девочка даже лицо руками закрыла. Рахманин решил вмешаться:

– А что же она в нашу славную милицию не пошла? Про которую я вам так много рассказывал.

– Это только у вас в Москве милиция славная,сказал самый большой мальчик из середины зала.А у нас она обыкновенная. В нее лучше не ходить.

– Так, понятно,согласился Рахманин.Со временем будем укреплять среднее звено… в маленьких городах. И что же было дальше?

Мальчик продолжал:

– И она пошла на кладбище и положила в центре кладбища свои перчатки. Вдруг с одной могилы съехала крышка, и выскочила эта женщина. Она хотела схватить девочку за руку, но девочка побежала. Тогда эта женщина закричала: «Ты просто так от меня не отделаешься! У тебя умрет бабушка!» Девочка пришла домой и увидела, что у нее умерла бабушка.

– Ничего себе! – сказал Рахманин.А много лет было бабушке?

– Я не знаю,ответил мальчик.Только раньше она не умирала, а тут сразу умерла.

– Знаешь что! – сказал Рахманин.Я двадцать лет на свете живу, а что-то никогда не видел тетенек с красным лицом.

– А я видел! – сказал тот же взрослый мальчик из середины зала.Когда у нас подсобки горели.

– И мы видели! – сказали девочки из конца зала.

– Если они такие заметные, их давно бы уже всех задержали,сказал Рахманин.

– А как же их можно задержать, если они на кладбище живут?спросил черненький мальчик.

Тут уже Рахманин оторопел и растерялся:

– А почему они? Разве их много?

– А вы дослушайте до конца. Потом, когда хоронили бабушку, девочка опять встретила на кладбище эту женщину. Она снова ей сказала приходить на кладбище. Девочка пришла, и эта Женщина с Красным Лицом и в красных перчатках сказала ей, что этой ночью она умрет.

– А что,сказал Рахманин,и пора. Тем более на кладбище живет, хоронить не надо.

– Это не женщина умрет. Это девочка умрет! – закричали напряженные слушатели.Вы слушайте.

– Девочка пришла домой, легла спать и умерла.затараторил дальше рассказчик.Ее похоронили. Она лежит и вдруг видит, что она под землей. Она увидела там свою маму и бабушку и побежала к ним. А потом вдруг заметила, что у них красные лица. И у нее самой тоже было красное лицо. Потом они сами стали приходить к людям, которые покупали красные перчатки.

На этом лекция об успехах московской милиции окончательно завяла. Время было позднее, разговор с детьми Крючковыми надо было перенести на завтра. Александр Павлович Молоко предложил Рахманину переночевать в учительской на диване.

 

ДЕТСКИЙ ДОМ. НОЧЬ И УТРО

Молоко принес Виктору подушку, сдвоенное интернатское одеяло и стакан киселя с двумя кусками серого хлеба:

– Опыт показывает, что ночью есть хочется.

И Рахманин заснул как убитый. Ночью он вдруг проснулся. В комнате что-то происходило. Слышалось шипенье и треск. Рахманин выпил кисель и попытался понять, что случилось. Комната была красной. Во дворе горел стог сена.

Рахманин стал одеваться. Он с трудом надел носки, ботинки, пиджак. Потом он долго тыкался в разные двери в поисках выхода из здания. Наконец он вырвался на хозяйственный задний двор.

Когда он оказался на месте пожара, там были люди. Они встревоженно стояли вокруг, глядя на огненные вихри и бешеные искры. Слава богу, что искры быстро гасли и не долетали до здания.

Люди стояли группками, двигались, разговаривали. И как-то странно выделялась из всего этого одна женщина неопределенных лет в плаще с красиво уложенными волосами, неподвижно, скульптурно стоявшая в некотором отдалении.

Рахманин решил подойти к ней и заговорить. Он подшагал, стараясь не шуршать травой, и спросил:

– Вы не знаете, отчего загорелось?

– Что? – повернулась она. И Рахманин отпрянул, потому что ее лицо оставалось красным, несмотря на то, что она отворотилась от огня. Она закрыла лицо рукой в красной перчатке и быстро пошла в сторону от пламени и бешеных искр. Кажется, в сторону кладбища.

Утром директор принес Рахманину стакан чая и хлеб с маслом.

– Вы будете разговаривать с детьми Крючковыми? – спросил он.

– Конечно, я ведь для этого приехал,ответил Рахманин.Будем говорить.

– Они здесь, за дверью.

– Минуту, я только побреюсь.

Рахманин сразу вспомнил, где его бритва, и сказал директору, что бриться не будет, потому что решил отращивать бороду.

Он позвал ребят. Они вошли и сели на диван, но сидели не сгибаясь, прямо, как на лавке.

– Прочитайте, это, ребята.Виктор протянул им гранки статьи.

Дети стали читать. Они долго не отрывали глаз от смятой газетной страницы и, казалось, прочитали ее раз двадцать. Видно, им не хотелось начинать разговор.

Рахманин спросил:

– Как вы думаете, можно поймать Красную Руку?

– Нельзя,сказала девочка.

– Можно,сказал мальчик.Надо поставить фотоэлемент с пистолетом.

– Интересная мысль,сказал Рахманин.Ты утром проснулся, чтобы на работу идти, поднял голову от подушки, и пистолет как ба-бах тебе прямо в нос.

– Надо фотоэлемент настроить на красный цвет. Человеку ничего, а Руке будет плохо.

– Хорошо,согласился Рахманин.А как мы узнаем, что Рука туда придет?

– А там всегда Красное Пятно появляется,сказал Вася.

– Так, может быть, лучше в Пятно стрелять? – спросил Рахманин.

– Люди пробовали,ответил Вася.Не вышло.

– Кто пробовал?

– А как же? Следователь Василенко из милиции и пробовал.

– И что получилось?

– Ничего не получилось. Его задушили, а на стене дырки остались.

– Откуда ты все это знаешь?

– Не знаю… У нас все это знают.

– И ты знаешь? – спросил Рахманин Люсю.

– И я,кивнула она головой.

– А вы сами Красной Руки не боитесь?

– Нет,подумав, ответили ребята.

– Я боюсь,сказал до сих пор молчавший Александр Павлович.

Вот уж этого Рахманин никак не ожидал. И то, что ребята «пострадавшие» от Красной Руки, ее не боятся, а Молоко боится, придавало сказанному странную убедительность.

Рахманин отпустил брата и сестру. И потребовал у директора объяснений.

Александр Павлович провел его в свою комнату – квартиру, расположенную в левом одноэтажном крыле здания. Он подошел к дивану, на котором, очевидно, спал, отдернул угол огромного ковра, висевшего над диваном. И Рахманин увидел ярко-красное пятно в форме черепа, пробивающееся сквозь жухлые обои.

 

БЕСЕДЫ С КАПИТАНОМ МАТВЕЕНКО

Матвеенко слушал Рахманина, не перебивая. Все просил рассказывать по два раза. А потом сказал, что хочет хорошенько все обдумать.

– Приходи завтра,сказал он Виктору.Покумекаем.

Когда назавтра Рахманин пришел кумекать к Матвеенко, тот первым делом показал ему телеграмму:

«МОЛОКО СКИСЛО. КИРЕКША. ЖДЕМ.»

– Что бы это значило?спросил Матвеенко.

– Ничего,угрюмо ответил Рахманин.Это значит, что директора задушили.

– А кого они ждут?

– Нас.

– Зачем?

– Чтобы задушить.

– А кто давал телеграмму?

– Откуда я знаю,сказал Рахманин.Может, Женщина с Красным Лицом. Может, Красная Рука прилетала. Может, Белые Перчатки бланк в окошко сунули.

– А почему же они сюда сами не едут? – настырно задавал свои следовательские вопросы Матвеенко.Душили бы здесь, не привлекая внимания.

– Не знаю,растерялся Рахманин.Может, они застенчивые. Может, они московской милиции боятся. Может быть, дома им стены помогают. Может быть, погода нелетная. Все что угодно может быть.

– А кто у них главный, как ты думаешь?

– Никак не думаю. Может быть, Хозяин Кладбища. Может быть, Зеленый Пистолет.

– Это еще кто такой? Новое действующее лицо?

– Пока еще не действующее. Но скоро задействует.

– Да откуда он взялся?

– Вот отсюда.Рахманин показал Матвеенко пачку писем, переданную ему из «Пионерской зорьки» за это время.

– Вот и хорошо,сказал Матвеенко.Давай-ка приведем наших действующих лиц в систему.

У Матвеенко постоянно звонил телефон. Все о чем-то его спрашивали, чего-то от него хотели. Но он как-то легко по касательной все мимо себя пропускал и, как клещ, держал только одну тему – события в Кирекше, события в Кирекше, и только события в Кирекше.

– Итак, составим список действующих лиц.

– Действующих лиц и их товарищей,добавил Рахманин.Потому что целый ряд лиц пока не действует.

– Давай по порядку. Все-таки кто у них главный?

– Не знаю. Скорее всего, Хозяин Кладбища.

Но может быть кто угодно. Тот же самый Человек с Синими Зубами.

– Да у тебя целый паноптикум! – воскликнул Матвеенко.И все разноцветные. Начнем с Хозяина Кладбища. Что о нем известно?

Рахманин отыскал письмо на «Пионерскую зорьку» о Хозяине Кладбища и стал читать Матвеенко:

«Возле одного английского кладбища стояла гостиница. В ней никто не жил. Однажды в Англию приехали два француза туриста. Они не верили ни в какие ужасы и, узнав о гостинице на кладбище, пошли туда жить. Ночью, открывая окно, чтобы зашел свежий воздух, они увидели, что в проходах между могил светятся два красных огонька. Видно было, что этим глазам надоело среди могил, и они хотят напасть на комнату. Французы схватили револьверы… Послышалось хлопанье крыльев… Они стали стрелять… Позвали полицию. Существо убежало. А утром увидели… что мальчишки во дворе стоят около чудовища с крыльями и палками толкают его возле глаз, которые еще светятся… Отдали Хозяина Кладбища на исследование. После исследования им ответили, что чудовище сбежало от генетиков 29 лет назад. Что это очень опасное животное… Клетку человека скрестили с клеткой летучей мыши и оставили в благоприятных условиях. Генетики совсем забыли про клетки, как из ящика, где они лежали, вылетело чудовище, схватило в зубы первого попавшегося человека… (»Очевидно, генетика»,подумал про себя Рахманин)… разбило окно и улетело. И поселилось на кладбище, потому что там спокойно… Но остались другие чудовища, его братья, и они мстят людям, которые с ними борются. Записал историю Берекет Дима, 6-й класс».

– Спасибо,сказал Матвеенко.Кто тебе больше всех понравился в этой истории?

– Конечно, французы! – ответил Рахманин.А вам?

– А мне Берекет Дима, который записал эту историю. Несмотря на то, что эти «хозяева жизни» мстят тем, кто с ними борется. Что еще есть про Хозяина Кладбища?

– Есть другие варианты. Что это умершие люди, которых не принимает земля. Есть даже стихотворная версия.

– Читай.

Рахманин прочел:

– По ночам на кладбище Хозяин

Приготовил мраморный столешник,

Ждет своих начальников на ужин,

Приготовил он кагор кровавый,

Приготовил шпагу и свечу…

– Это уже просто Малый театр,сказал Матвеенко.Слишком уж натуралистично. Это, пожалуй, совсем из другой серии. А что это за Зеленый Пистолет?

Рахманин вытащил из папки письмо:

– «В одной деревне жил мальчик. Один раз мальчик пошел гулять и увидел около реки бабушку. Она была одета во все черное и в руках у нее была корзина, накрытая сверху черным платком. Бабушка показалась мальчику подозрительной, и он, чтобы проверить, ведьма она или простая старушка, сунул руки в карманы и сделал фиги. Бабка сразу оглянулась и, чмокая губами, спросила, что ему нужно. От страха мальчик сказал, что в голову пришло: „Я здесь пистолетик потерял. Вот и ищу его“. „Вот этот?“ – спросила старуха и достала из корзины большой блестящий пистолет. Мальчику так захотелось иметь его, что он тут же соврал: „Да, это мой пистолет“. Мальчик взял пистолет. И вдруг бабка вся стала зеленая, и корзинка зеленая, и они постепенно исчезли. Мальчик обрадовался и пошел домой. Идет и пистолетом иногда любуется. А навстречу цыганка шла. Она сказала: „Что это, мальчик, у тебя?“ „Вот я пистолетик нашел“. „Дай сюда!“ – сказала цыганка. Она схватила пистолет и бросила его в речку. И вдруг река в этом месте зашипела и стала зеленой. А у мальчика на всю жизнь остались зеленые ладошки».

– И много у тебя таких историй?спросил капитан.

– Почему у меня? У всех советских детей. Остановите на улице любого ребенка и спросите: «Знаешь историю про Желтые Шторы?» Он ответит: «Знаю». Или спросите: «Знаешь историю про Черный Тюльпан?» И вам скажут: «Конечно».

– Странно,сказал Матвеенко,на глазах у всей страны действует шайка потусторонних душителей и убивал, все о ней знают, одна милиция не в курсе.

Он немного подумал и добавил:

– Хорошо, давай проведем следственный эксперимент. Выйдем на улицу и спросим у первого школьника про твой Черный Тюльпан.

Первый встречный школьник оказался сыном Матвеенки Петром. Он крутился на велосипеде возле кинотеатра «Горизонт», вместо того, чтобы помогать матери на маленьком Матвеенковском участке.

– Слушай,спросил его отец.Ты знаешь историю про Черный Тюльпан?

– Конечно, знаю,обрадовался мальчик.

– Ну-ка, расскажи.

– Пожалуйста. У одной девочки мама уехала в командировку надолго,бодро начал молодой Матвеенко.А дело было под Новый год. И она ей оставила 10 рублей, чтобы девочка купила себе карнавальный костюм. Приходит она в магазин, а там костюм принцессы стоит 20 рублей и костюм снежинки 15, и больше ничего нет. И вдруг продавщица говорит:

– Девочка, хочешь костюм Черного Тюльпана?

– А сколько он стоит?

– Десять рублей.

И показывает костюм отличный. Платье черное шелковое и все остальное, что нужно для девочки. Девочка, конечно, купила костюм и побежала домой.

– Так, а дальше? – спросил старший Матвеенко.

– А дальше на другой день сидит она на кухне. И вдруг само собой заговорило радио. А оно было поломанное. «Девочка, девочка, прыгай в окно, Черный Тюльпан появился в городе».

Девочка подумала, что это кто-то шутит. Она жила на втором этаже. А радио опять говорит:

«Девочка, девочка, прыгай в окно, Черный Тюльпан сошел с троллейбуса, подходит к твоему дому». Девочка говорит тому голосу в радио: «Сам прыгай. Я не дура». А радио как закричит: «Девочка, девочка! Зря ты меня не слушаешься, Черный Тюльпан подходит к твоей квартире. Он близко стоит».

– Ну и кочергой его! – подсказал старший Матвеенко.

– Это ты кочергой,возразил Петр,а она маленькая. Она встала, пошла к дверям, чтобы посмотреть, кто это так шутит, а в это время дверь шкафа сама собой открылась и на пороге появился Черный Тюльпан. И прямо пошел на девочку. Радио как закричит еще сильнее: «Девочка, девочка, не теряй времени! Прыгай теперь в окно! Может, еще спасешься! Тебе говорят!» Девочка прыгнула в окно. Падает, только не камнем, а как на парашюте. Может быть, и не расшибется. А Черный Тюльпан перегнулся через подоконник, вытянул руки, и они у него начали расти. Растут, растут и все хотят схватить девочку. И уже у самой земли схватили девочку и обратно втянули. И Черный Тюльпан сказал: «Ти хотела от меня убязять, я тебя за это убю».

– Он что, иностранец был? – спросил Рахманин.

– Нет. Он просто плохо по-русски говорил.

– Значит, он не русский?спросил Матвеенко-старший.

– Он никакойский.

– И что, убил он девочку?

– Нет. Он заставил ее быть служанкой. И все время уходил в шкаф. Вот однажды, когда Черного Тюльпана не было, радио опять заговорило:

«Девочка, девочка, достань из шкафа костюм Черного Тюльпана и сожги его». Она бросила костюм на пол и подожгла. Он весь сразу вспыхнул черным пламенем с синим уклоном, кто-то страшно закричал, и девочка потеряла сознание. Когда она пришла в себя, на месте костюма ничего не было. И Черный Тюльпан больше не приходил.

«Ознакомившись с делом» при помощи сына, Матвеенко поделился своими выводами с Рахманиным:

– Ты смотри, у этих Красных Рук и Черных Простыней есть не только сторонники. Кто-то по радио старается их опередить, предупредить об опасности.

А Рахманин пытался представить себе, как выглядит Черный Тюльпан. Он как капустные листья разматывал бинты темноты с его лица и все пытался и пытался разглядеть – что же под ними… что там под ними… Но неведомые черты не прояснились, а все затуманивались и уходили, затуманивались и уходили.

Отпустив «свидетеля Петра», милицейские работники пошли в ближайшее кафе обедать.

Кафе-ресторан (странное сочетание) находилось (находился) при местной новой гостинице «Зеленгород».

В нем было пусто. В самом светлом углу только сидела одна девушка в свадебном белом платье.

Рахманин сказал Матвеенко:

– Она от них.

– Кто она? От кого от них?

– Эта девушка. Она от Красных Рук.

– Ты что, студент, с ума сошел? Почему?

– Потому что у нее на платье Красное Пятно.

– На этой скатерти тоже красное пятно,сказал Матвеенко,значит, она тоже от них, от этих занавесок?

– Скатерть не от них, а девушка от них,уперся Рахманин.Можете проверить. Никаких документов у нее нет.

Матвеенко молча поднялся и направился к девушке. Он подошел и вежливо сказал:

– Извините, пожалуйста, мы из милиции. Мы разыскиваем одну женщину, похожую на вас. У вас есть какие-нибудь документы? Разрешите взглянуть.

Тут произошло неожиданное и несуразное. Девушка встала и почему-то спиной вперед, как в балете «Лебединое озеро», поплыла к выходу. Все дальше и дальше. Дальше и дальше. Как в кино.

Казалось, что капитан сейчас тоже взмахнет руками и плавно, как в балете, засеменит за ней в своих просмоленных сапогах. Но Матвеенко руками не взмахивал и никуда не семенил. Он просто вернулся за столик к Рахманину и сказал сердито:

– Чумовая какая-то. Так почему же она от них? Кто она такая?

– Это Девушка с Красным Пятном. Про нее есть много историй.

– Пожалуйста, излагайте.

– А чего тут излагать. Читайте сами,сказал Рахманин.Вот письмо из того же города Покровска.

Матвеенко быстро прочел:

«Один юноша солдат сидел в ресторане и пил красное вино. К нему подошла одна очень красивая девушка в белом платье. Они познакомились, и она дала ему свой номер телефона. Она написала его на салфетке и протянула ему. А он нечаянно опрокинул вино. Несколько больших капель попало на белое платье девушки. Вечером он позвонил по телефону. Трубку подняла пожилая женщина. Он попросил девушку к телефону, а женщина расплакалась и сказала, что та, которая нужна ему, ее дочь, и что она умерла два года назад. Он ответил, что этого не может быть, потому что он видел ее сегодня утром и разговаривал с ней… Дело дошло до того, что раскопали могилу, чтобы пролить свет на это темное дело.

Когда этот человек увидел девушку, то он сразу узнал ее. У нее на платье были свежие капли вина. И тут раздался голос: «Уходите отсюда. Тот, кто будет долго смотреть, скоро умрет». Все. Варежкина Катя. Пятнадцать лет».

– Так это была она? – спросил Матвеенко.

– Или она или такая же,ответил Рахманин.

– Плохи наши дела,сказал Матвеенко.Если бы я во все это верил, я бы сказал, что мы засветились и что пора сматывать удочки.

– А я и в самом деле так думаю, что мы засветились и что пора сматывать удочки.

– И все-таки не надо спешить. Давай-ка мне сюда всю эту пачку писем. Я их почитаю и постараюсь привести в систему. Я так думаю. Пусть все это есть… Тогда это или инопланетяне с какой-то чудовищной техникой и странным смыслом жизни, или это потусторонние силы, объединенные в шайку: ведьмы, фантомасы, мефистофелевщина всякая…

– Или наши галлюцинации,добавил Рахманин.А может быть, еще хуже – материализованный бред.

Он передал Матвеенко все имеющиеся письма и отправился в отпуск на неопределенное время.

 

ЕСТЬ ЛИ В ЭТОМ БЕЗУМИИ СИСТЕМА?

Уже несколько часов ломал над этим голову Матвеенко. Все воскресенье Анатолий Петрович сидел у себя в комнате и перебирал пачки писем, которые принес Рахманин из «Пионерской зорьки». Его никто не беспокоил. Ребята знали, если отец работает дома, значит, занимается самым важным. А жена была счастлива, что вся семья в сборе, и постоянно приносила ему то чай, то блинчики.

Но капитану было не до чая и не до блинчиков. Перед ним открывались истории одна страшней и уголовнонаказуемее другой.

«СЕКРЕТНЫЙ СЛУЧАЙ НА СОВЕТСКО-ПОЛЬСКОЙ ГРАНИЦЕ.

На советско-польской границе произошла эта история. Есть там в самом центре темной дубравы старый замок, который был заброшен в стародавние времена и совсем был бы забыт людьми, если бы рядом не проходила граница, а значит, и пограничная тропа.

На заставе знали расположение комнат в замке, но не каждый раз осматривали их, а лишь когда что-то вызывало тревогу.

Однажды в наряд мимо замка пошел один солдат, служивший недавно, но хорошо знающий те места. Звали его Юрой. Он, собственно, и рассказал эту историю. Кроме него, в наряде были сержант Березов и солдат Гвоздин.

Шли они около замка и увидели, что в верхнем окошке на втором этаже мелькнул свет и что-то заискрилось. (Это была самая маленькая комната на втором этаже в углу.) Сержант приказал Юре остаться внизу, а сам с Гвоздиным отправился на обследование замка.

– Если услышишь что-то подозрительное, свяжись с заставой и сообщи обо всем,сказал он перед уходом.

Стоит Юра, прислушивается: вот прошли дверь, топают по лестнице, по коридору, скрип открываемой тяжелой двери в комнату… автоматная очередь, страшный крик и глухое падение тел одного за другим.

Юра опешил, но спустя несколько мгновений пришел в себя и бросился к ближайшему потайному телефону, чтобы сообщить на заставу о происшествии. Через несколько минут застава, поднятая в ружье, была у замка, и все побежали наверх, на выручку.

Когда открыли дверь одной из комнатушек, предстала страшная картина: в нескольких шагах от двери лежал лицом вниз сержант Березов, а у дверей с автоматом на предохранителе – солдат Гвоздин, но глаза у сержанта были широко открыты.

Когда врач заглянул в них, он дико закричал и упал без признаков жизни. Оказалось, что на сетчатке глаз сержанта отпечаталось то страшное видение, которое он видел перед смертью. Постепенно оно растворилось и ушло.

Когда врача откачали, сознание вернулось к нему, но он ничего не помнил. Он совершенно все забыл, и его заново пришлось учить всему как маленького: словам, умению завязывать ботинки, есть и пить. Потом он снова стал ходить в школу при погранзаставе. Во все классы.

А этот замок обнесли колючей проволокой, и больше туда никто не заходил. Иногда в этой комнате в углу что-то тихонько светится и искрит: Ученые хотят туда попасть, но пограничники никого в эту секретную зону не пропускают».

Про сетчатку глаза, с которой все можно читать, Матвеенко как следователь знал, что это ерунда. Но в остальном рассказ звучал убедительно.

– Вот бы допросить этого Юру по-настоящему да и всыпать ему, чтобы ерунды не нес. А впрочем, я думаю, его и без меня допрашивали. Там у военных свои следователи есть. А доктор снова в школу будет ходить десять лет – не позавидуешь.

Следующая история была очень похожей.

В одной пустыне шла экспедиция. И вдруг на пути – колодец. Одного геолога решили туда опустить. Его долго опускали, вдруг он дико закричал и задергался. Когда его достали, он был мертвый и седой. Тогда вместо него опустили фотоаппарат. Фотоаппарат что-то сфотографировал. Вот стали проявлять пленку. Проявщик как взглянул на нее, так страшно закричал и умер.

Его помощник догадался сжечь фотографию, не заглядывая в нее. Он понял, что эта фотография может погубить сотни людей. Так никто и не узнал, что же было там, в этом пустынном колодце.

– А действительно,думал Матвеенко,что же было в этом пустынном колодце? Может быть, страшный скелет? Может быть, пистолет, направленный в глаза? Может быть, тигр с зубами?

– Ну ладно,думал он.Я еще могу испугаться тигра с зубами или скелета, но чтобы испугался закаленный в нервах геолог?

– Да! – возражал он сам себе.А если это был его собственный скелет. Он его узнал и испугался.

– Да ерунда! Что он, своих рентгеновских снимков не видел? И опять же: как это скелет геолога мог оказаться в колодце раньше самого геолога?

Матвеенко кликнул сына. Дал ему прочитать оба письма. И спросил:

– Ты знаешь, что там было?

– Конечно, знаю.

– И что же?

– Космические Глаза.

– Чего, чего?оторопел Анатолий Петрович.

– Космические Гипнотизирующие Глаза. Они смотрят на человека и приказывают: «Немедленно умирай». И человек умирает от космического гипноза.

– Спасибо, сынишка,сказал строгий капитан.Вот не знал, что у тебя голова такой ерундой набита!

Но про себя он подумал, что этот довод, пожалуй, самый убедительный. И что думай он три дня, такого, пожалуй, не придумал бы.

На следующем конверте было написано:

«ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ В ГОРОДЕ НЬЮ-ЙОРКЕ».

– Ну и пусть этой смертью нью-йоркская полиция занимается,подумал Матвеенко. Но любопытство взяло верх. Тем более что на последнем Съезде депутатов очень много говорилось о вступлении в Интерпол. Он начал читать:

«Однажды в море один грузовой корабль дал сигнал 505. Мимо проходил другой корабль, и его экипаж решил прийти на помощь.

Когда они поднялись на борт, то никого там не нашли. Только помощник капитана второго корабля зашел в одну каюту и увидел, что на полу лежит груда одежды. Из этой груды вдруг выползла какая-то черная туманная масса и бросилась на помощника.

Она обволокла его и съела. Осталась одна морская форма с фуражкой. Это была Черная Смерть. Все остальные испугались, убежали и уплыли.

Этот случай был описан в газетах.

Через несколько лет в одной квартире где-то на западе какой-то богач проснулся и увидел, что его любовница пошла в ванную. Ее очень долго не было. Он удивился и пошел за ней следом. В ванной лежал только халатик и тапки.

И вдруг на него с потолка набросилась Черная Смерть. Она кинулась на богача, но у него в кармане халата всегда был пистолет. Он несколько раз выстрелил. Черная Смерть съежилась, но не умерла. Она втянулась в дыру в полу, куда уходит вода, и пошла по городу.

С той поры Черная Смерть погубила множество людей. Она растворяла их, оставляя лишь одежду. Она перебиралась из одного места в другое по канализации и водопроводу, и ее невозможно было поймать.

Но однажды она выползла на улицу из канализационного люка и напала на полицейского. Тот стал стрелять из автомата, и она уползла обратно. Полицейский вызвал по радио подмогу, они открыли люк и увидели, что дальше нет хода. Они забросали Черную Смерть слезоточивыми гранатами, а потом и простыми.

Потом в люк спустились ученые и взяли несколько кусочков Черной Смерти в стеклянные банки.

Оказалось, что Черная Смерть зародилась от биомассы, когда американцы проводили в океане испытание водородной бомбы. Когда во всем разобрались, последний кусочек сожгли, и ее не стало».

Прочитав много писем, Матвеенко понял, что все истории можно было разделить на группы. К первой группе относились ПОНЯТНЫЕ УЖАСЫ.

Сюда входили традиционные рассказы, связанные со скелетами, вампирами, красным печеньем, с котлетами, в которых встречался человеческий ноготь, и т. д.

Ко второй группе относились

УЖАСЫ НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЕ.

К ним относились Черная Смерть из канализации, Космические Гипнотизирующие Глаза, смесь человека с летучей мышью.

И к третьей группе относились самые ужасные ужасы -

УЖАСЫ НЕОБЪЯСНИМЫЕ.

Такие, как Красная Рука, Черная Простыня, Черный Тюльпан, Женщина с Красным Лицом, Белые Перчатки, Зеленые Пальцы и т. д.

Именно от этих историй исходила непонятная угроза, и никак Матвеенко не мог отмахнуться от них, считая пустым вымыслом.



Комментарии:

Читать сказку Красная рука, черная простыня, зеленые пальцы Эдуард Успенский онлайн текст