Грамота

Категория Эдуард Успенский

Глава восьмая ПУТЕШЕСТВИЕ В ГЛУБИНКУ

Наши герои ехали, скакали и переваливались. Ехали на печке, скакали на лошади и переваливались в избушке. А день, между прочим, на Брянском шоссе был такой солнечный, будто все вокруг было покрашено желтым. И длинная дорога, и дома вдоль дороги, и деревья вдоль домов, и само небо.

Папа Кощей цокал на своем богатырском скакуне:

— Цок. Цок. Цок. Цок.

Избушка шуршала своими курьими ножками:

— Шурш. Шурш. Шурш. Шурш.

Емеля подпрыгивал на своей печи:

— Шлеп! Шлеп! Шлеп! Шлеп!

Птичка вокруг распевали:

— Пи. Пи. Пи. Пи.

Вот сколько звуков и шумов сыпалось со всех сторон.

И все время раздавалось непонятное:

— Клац. Клац. Клад. Клац.

Это конь Кощея Бессмертного на каждом шагу клацал своей застаревшей челюстью.

Ирина Вениаминовна спросила у Бабешки-Ягешки:

— Что выговаривает конь папы Кощея?

— Он все время говорит букву КЛАЦ, КЛАЦ, КЛАЦ, — ответила Бабешка. — Это он ротом говорит. А ногами он говорит букву ЦОК, ЦОК, ЦОК.

— Нет такой буквы ЦОК. Есть такой звук ЦОК. Но он состоит из трех маленьких отдельных звуков: Ц-О-К.

Бабешка и Кощейчик повторили:

— Ц-О-К, Ц-О-К.

Конь Кощея услышал, что о нем говорят, застеснялся и закричал:

— И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И!

— Ой, какая длинная буква! — сказал Емеля с печки.

— Нет, это длинный звук — И-И-И-И-И. А буква, которой записывается этот звук, очень короткая. Это буква «И». Давайте остановимся, и я вам эту букву напишу.

И тут раздался звук: БАХ, БАХ и еще БА-БАХ!

Потому что Емелина печь встала как вкопанная, а избушка в нее врезалась. Кощейчик и Бабешка-Ягешка так и высыпались на дорогу.

Суровый папа Кощей не стал останавливаться. Он поцокал дальше. И так он цокал себе, пока не прицокал в свою сказочную деревню Кощейково.

Ирина Вениаминовна взяла уголек из печки и написала на стенке букву «И».

— Ой, какая интересная буква! — закричала Бабешка-Ягешка и тоже написала на печке «И».

И Кощейчик тоже написал на печке букву «И».

А Емеля не стал писать букву «И», он стал ругаться:

— Зачем вы мою печку пачкаете! Теперь меня все время ГАИ будет за немытость задерживать. Вы лучше на асфальте мелом пишите.

— Ишь ты, какой чистюля! — закричала Бабешка. — А где мы мел возьмем?

— Я вам дам. Я им печку мелю, чтобы белой была.

— Мели, Емеля, твоя неделя, — спорила Бабешка. — А я не хочу на асфальте писать. Я буду писать на печке.

— Он прав, — сказала Ирина Вениаминовна. — Зачем же печку пачкать, когда у нас есть мел и асфальт. Кстати, с какой буквы «асфальт» начинается?

— С буквы «А», — дружно сказали ученики.

— Молодцы. А вот это какая буква? — спросила Ирина Вениаминовна и написала на асфальте мелом букву «П».

— Это буква «ПРОДУКТЫ»! — закричал Емеля. — Я эту букву видел в продуктовом магазине.

— Правильно. С этой буквы начинается слово «ПРОДУКТЫ». И ты видел эту букву, когда ходил в продуктовый магазин. Только что ты там делал? Что покупал? Разве вас плохо кормили в детском саду? Разве продуктов не хватало?

— Хватало. Даже еще оставалось. Я там зубную пасту покупал, чтобы печку красить. И жувачку покупал, чтобы дырки заклеивать.

— Вот спасибо! — закричала Ягешка. — Я как к твоей печке прислонюсь, так отслониться не могу. Потому что к жвачке приклеиваюсь.

— Не надо к моей печке прислоняться. Потому что это не просто печка, а транспортное средство. Она задавить может.

Емеля спросил:

— Ирина Вениаминовна, мы уже все буквы знаем?

— А что, Емелюшка?

— Мне одно предложение очень хочется написать на моей печке блестящими буквами.

— Что же ты хочешь написать блестящими буквами?

— «Печь самоходная дровяная „Тойота-Мерседес“».

— Почему же «Тойота-Мерседес»? Может быть, лучше «Запорожец-Волга»?

— Потому что все красивые машины в Москве называются «Тойота-Мерседес». Моя печка тоже очень красивая.

Тут в избушке раздался какой-то грохот и шум. Что-то упало, а потом снова поднялось. И в окне появилась жуткая рожа, вся в трухе и в опилках.

Наши путешественники сразу испугались и закричали букву «Караул!». Даже Ирина Вениаминовна закричала букву «Караул». Вернее, слово «Караул», начинающееся с буквы «К».

— Боже, спаси и помилуй! — сказала Бабешка-Ягешка. — Нечистая сила!

Но это была чистая сила. Даже очень чистая. Просто немытая, слегка грязноватая. Это был дядя Коля Рабинович.

— Что это вы здесь делаете? — спросил он из окна.

— Что мы делаем? Мы буквы изучаем, — ответила Ирина Вениаминовна. — Например, букву «И».

— А что я здесь делаю? — снова спросил он.

— Не знаю, — ответила учительница. — Может быть, вы тоже буквы изучаете?

— Зачем мне их изучать, — удивился дядя Коля. — Я уже все буквы знаю. И букву «И», и букву «X»… и другие буквы.

Он наклонился из окна к Ирине Вениаминовне и секретно спросил:

— У вас пива нет?

— Пива нет. А что?

— Очень у меня голова трещит.

— Лучшее лекарство против головного треска—это массаж лица и свежий воздух, — сказала учительница.

Дядя Коля начал массировать лицо, а Емеля спросил:

— Дядя Коля, вы все буквы знаете?

— Практически все.

— Значит, вы можете написать блестящими буквами «Печь самоходная дровяная „Тойота-Мерседес“».

— Могу написать, — ответил дядя Коля. — Только где взять блестящие буквы?

Кощейчик закричал:

— Ой, скоро впереди будет кузница! Там можно будет отковать эти буквы. И еще можно будет открепить меня от ядра.

— Так что, дядя Коля, вам придется ехать с нами, — сказала Ирина Вениаминовна.

— А куда вы едете?

— Куда глаза глядят. Так в русских сказках говорится.

— Да ничего подобного! — закричал Емеля. — Мы едем не куда глаза глядят. Мы едем искать клад дедушки Кощея.

— Какой еще клад? — удивилась учительница.

— А такой. Над которым он чах. Который потом запрятали около деревни Кощейково. Да вы что, совсем забыли?

— Да, да! — поддержала его Бабешка. — Только надо сначала такой золотоискательный прибор забрать. Который продавщицу нашел с золотыми зубами.

Весь этот разговор широко заинтересовал дядю Колю Рабиновича. Он спросил Емелю:

— А пиво в вашей деревне продают?

— Пилы? — переспросил Емеля. — Продают сколько хочешь. Хоть весь день пили.

Они тронулись дальше в путь. Причем все они разместились на Емелиной печке.

А избушка на курьих ножках с дядей Колей внутри брела за ними сама собой на привязи.

Ирина Вениаминовна сказала:

— Я сейчас произнесу несколько разных звуков, а вы попробуйте представить себе, что происходило. То есть мы будем сочинять рассказ по отдельным звукам.

И она произнесла:

— ТУ, ТУ, ТУ… ШУРШ, ШУРШ, ШУРШ………….. БАХ, БАХ, БАХ……. УА, УА, УА…. ПИ, ПИ, ПИ….

Первой начала Бабешка:

— Все очень просто. Это картинка из жизни Аэрофлота. Ту-ту-ту — это самолеты ТУ-104, стоят. Три штуки. Шурш, шурш, шурш — это самолет на взлетную полосу едет. Бах, бах, бах — это трап подали. Уа, уа, уа — это детей грузят. А пи, пи, пи, — это морзянка, радиосигналы.

— Ой, — удивилась Ирина Вениаминовна, — откуда это в Брянских лесах такое знание жизни аэропорта?

— А у нас в Брянских лесах два аэропорта военных есть. Там генералы с семьями всегда летают. А еще мы же яблочко—по блюдечку смотрим. Оно у нас все телевизионные программы показывает: прилетел президент с женой, улетел президент с женой… Это же все самолеты.

— Тогда все ясно, — сказала Ирина Вениаминовна. — Все правильно.

— Может быть, все ясно, — вмешался Емеля, — но все неправильно. Там все не так было. Вы рассказ про нашу столовую написали. Ту-ту-ту — это чайник вскипел со свистком. Шурш, шурш, шурш — это котлеты жарятся. Пи, пи, пи, — это повар кричит, что пи-пи-пи-роги готовы. Только он заикается.

— А что такое уа, уа, уа? — сказала Бабешка.

Емеля думал, думал, что это такое, но так и не мог придумать. И Бабешка ему подсказала:

— Это милицейская машина за окном едет.

После этого вступил Кощейчик:

— Можно теперь я расскажу? Как я эту историю понимаю. Это рассказ про войну.

И он с аппетитом начал рассказывать:

— Сначала затрубила труба: ТУ, ТУ, ТУ! Потом солдаты в казарме вскочили и побежали вперед: ШУРШ, ШУРШ, ШУРШ. Они увидели врагов и стали стрелять БАХ, БАХ, БАХ. Потом они закричали УА, УА, УА! И враги испугались и сделали ПИ, ПИ, ПИ.

— Почему это они закричали УА, УА, УА? — спросила Ирина Вениаминовна. — Ведь солдаты всегда кричат УРА, УРА?

— Это были молодые солдаты, — ответил Кощей. — Они букву «Р» не выговаривали.

— Какую букву они не выговаривали? — спросила Бабешка.

— Букву «Р», — сказала учительница. — Вернее, звук «Р», который записывается буквой «Р». Ты уж, Емелюшка, не сердись, я на трубе напишу эту букву.

— Ладно, — согласился Емеля. — Я все равно на ней буду блестящие буквы наклеивать «Тойота-Мерседес».

Ирина Вениаминовна написала букву «Р».

— Ой, она на флажок похожа, — сказала Бабешка-Ягешка.

— И на топорик! — подхватил Кощейчик.

— Она еще похожа на тяпку, которой капусту разделывают, — сказал хозяйственный Емеля.

— Верно, — согласилась учительница. — Она похожа и на флажок, и на топорик, и на тяпку, которой капусту разделывают. Я надеюсь, вы запомните теперь букву «Р», научитесь ее говорить и не будете кричать «УА, УА», как молодые солдаты.

— Эту букву очень легко запомнить, — сказал Емеля. — У меня собака в деревне есть, Жучка, очень злая собака. Она, кроме этой буквы, ничего другого говорить не умеет.

И тут откуда-то из подворотни выскочила тоже очень злая собака и стала кричать букву «Р» со страшной силой. И стала прыгать, чтобы укусить Кощейчика за ногу.

Кощейчик очень костлявый был, а собаки всегда костями интересуются.

— Вот я тебя сейчас метелкой, — сказала Бабешка.злая собака у будки

— Не надо ее метелкой, — попросила Ирина Вениаминовна. — Дайте ей лучше кусочек хлеба, и она успокоится.

Собачке дали хлеба, и она успокоилась и стала говорить целый набор звуков: «чав, чав», «хлюп, хлюп» и «блюц, блюц».

А товарищи Хрюкина и Кнопкина в Москве в это время были в ужасе. Они все время ходили по своему Воспитательному Учреждению и говорили друг другу:

— Ой, они сбежали и не подписали протокол о закрытии. Без их подписи протокол не имеет силы. Считается, что эта антипедагогическая школа все еще работает. Ее закрытие недействительно. Надо догнать их и подписать бумагу. А Ирину Вениаминовну уволить с работы! Вперед! В погоню!

Они побежали к начальнику с просьбой выделить им черную «Волгу» в целях догоняния, задержания и подписания протокола о закрытии.

Товарищ Коридоров долго ворчал и не давал им машину:

— Мне самому надо и в главк ехать и в министерство к Асмолову.

Но в конце концов разрешил им взять «Волгу» и шофера Володю и выехать в погоню за Ириной Вениаминовной и ее учениками.

Гражданки Кнопкина и Хрюкина быстро купили в буфете пластмассовый мешок пирожков на дорогу, взяли из шкафа походную одежду, в которой ездили на картошку, и поехали из академии.

Володя был очень хороший шофер, и очень скоро машина выбралась из города на Брянское шоссе.

Уже слегка вечерело. Вдруг Кощейчик говорит:

— Ой, чую, за нами кто-то гонится.

Он спрыгнул с печки и приложил ухо к земле. И Емеля спрыгнул и приложил ухо к земле, и Бабешка-Ягешка приложила ухо к земле, и дядя Коля Рабинович выбрался из избушки на курьих ножках и приложил ухо к земле.

— Чую, за нами погоня, — сказал Емеля.

— Чую, за нами погоня, — сказала Бабешка.

— Чую, керосин пролили, — сказал дядя Коля Рабинович.

— Не иначе как товарищ Кнопкина нас догоняет, — решила Ирина Вениаминовна. — А может, и сам товарищ Коридоров.

— Зачем? — спросила Бабешка.

— Хотят вас в академию забрать, чтобы учить там по всем педагогическим правилам.

— Не хочу я учиться по всем педагогическим правилам! — сказал Кощейчик. — Я хочу учиться у Ирины Вениаминовны.

— И я хочу учиться у Ирины Вениаминовны, — сказала Бабешка.

— И я, — поддержал Емеля.

— А я хочу на Ирине Вениаминовне жениться, — сказал дядя Коля Рабинович.

— Я очень вам всем благодарна, — сказала Ирина Вениаминовна. — Особенно вам, дядя Коля, за столь смелое желание. А сейчас вперед, по коням… то есть по печкам!

— Вперед! — закричал Кощейчик. — Там скоро будет кузница. Мы в ней спрячемся.

К тому месту, где они только что были, уже подъезжала черная «Волга».

— Ой, смотрите, — сказала педагог Кнопкина, — буква «П» нарисована на асфальте. Не иначе как они здесь были. Занятия проводили на свежем воздухе.

— Значит, мы их скоро догоним.

И тут выскочила та самая букво-эр-выговаривательная собачка. И как зарычит букву «Р»:

— Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р!

— Надо дать ей пирожок, — сказал шофер Володя.

— Надо дать ей зонтиком по спине, — сказала Хрюкина.

Она взяла зонтик и стала прогонять собачку с буквой «Р». Собачка уцепилась зубами за зонтик и потащила зонтик к себе. Собачка была такая сильная, что чуть не вытащила товарищ Хрюкину из машины. Хрюкина выпустила зонтик, и собачка потащила его к себе в конуру.

— Ой! — закричала товарищ Хрюкина. — Это не мой зонтик. Это зонтик нашего начальника товарища Коридорова. Что теперь будет!

Долго она уговаривала собачку отдать зонтик, давала ей пирожки. Но собачке зонтик понравился, она пирожки ела, но зонтик не отдавала.

Тогда товарищ Хрюкина стала стучать в калитку, чтобы вызвать хозяев собачки, но никого дома не было.

Шофер Володя разгорячился, взял собачкину будку и вместе с собачкой и зонтиком запихнул в багажник.

— На обратной дороге вернем! — сказал он.

И машина понеслась в погоню.

Знал бы он!

РЕКОМЕНДАЦИИ

Во что следует играть с ребятами в этой главе? Надо учить их выделять в слове первый звук. Например, слова «собака», «ситро», «слон», «спорт», и т. д. начинаются со звука «С». И т. д. Можно учить ребят записывать эти звуки.

Следует вырезать из бумаги и склеить печку, предварительно раскрасив ее. Хорошо бы, чтобы ребята научились понятиям «ВЕРХ», «НИЗ», «ЛЕВО», «ПРАВО», «БОЛЬШОЙ», «МАЛЕНЬКИЙ».

Щенок большой? Маленький. Да, а муравей?

Значит, щенок большой? А слон?

Ага, значит, слон огромный. А гора Казбек или Луна?

Хорошо бы рассказать ребятам о геометрических фигурах. Это квадрат, а это круг.

Следует раскрасить кружки, нарисованные на бумаге, потом вырезать их и сложить в пирамиду по размерам. Может быть, следует попробовать использовать эти кружки как колесики для печки. И ребята поймут, что колеса должны быть одинакового размера. И сами вырежут одинаковые кружки по шаблону. И, безусловно, следует просить ребят сочинить рассказ по определенным звукам или по определенным рисункам.

Можно взять звуки из «Курочки Рябы» или из «Теремка».

И вот впереди послышались металлические звуки. Усталые кузнецы заканчивали работу. Они узнали Кощейчика, вспомнили о нем и ласково сказали:

— Ага, это тот самый балбес, который раскаленную рессору рукой держал. И та самая девочка, которая всю нашу курицу съела. Заходите, заходите, будем чай пить.

Кощейчик, Бабешка, а с ними все остальные путешественники вошли в кузню. И, конечно, дядя Коля Рабинович вошел.

— Ну что, освоил ты грамоту? — спросили кузнецы Кощейчика.

— Не всю еще, — сказал Кощейчик. — Только половину. Я знаю буквы У, А, Ш, Я, О, И, П, Р.

— Это много, — решили кузнецы.

— Значит, ты уже можешь написать слово «ШАР», — сказал младший кузнец.

— И слово «ПАР»! — добавил старший.

— И слово «ПИР», — сказал дядя Коля Рабинович.

— Ой, ой! — закричал Емеля. — Вы отвлекаетесь на какие-то ненужные слова. А меня интересуют такие слова: «Печка», «самоходная», «дровяная» и «Тойота-Мерседес». Причем блестящими буквами.

Кузнецы заинтересовались, что это за буквы такие. И почему они Емеле так нужны.

— Емеля долго им объяснял, что лучшие машины в Москве — это машины со словами «Тойота-Мерседес». Он хочет, чтобы его, печь тоже имела такие слова. Чтобы все сразу понимали, что его печка — отличное транспортное средство.

— Знаешь что, — сказал старший кузнец. — Оставайся ты со своей печкой здесь. Нам как раз нужен шустрый ученик-подмастерье. Ты и нам будешь помогать, и мастерству будешь учиться, и в конце концов откуешь свои буквы сам.

Емеля чуть было не согласился. Но остальные участники экспедиции запротестовали. Особенно Бабешка:

— Ты что, Емелюшка дорогой, совсем шлепнулся, что ли? Как же мы без твоей печки дальше поедем золото искать?

— Какое золото?

— Да над которым мой дедушка чах! — напомнил Кощейчик.

— Ах, это золото! Так на избушке и поедете. Я пока ковать буду.

— Да? — возмутилась Бабешка. — А пироги мы на чем печь будем? А суп варить в дороге?

— На костре и сварите, — спорил Емеля.

Тогда в спор вмешалась Ирина Вениаминовна:

— Но ты же, Емеля, не все еще буквы знаешь. Как же ты ковать их будешь?

Емеля задумался.

— И из чего? — вступил в спор дядя Коля Рабинович. — Граждане кузнецы, как у вас с материалом? Нержавейка имеется?

— Какая нержавейка! — загрустили кузнецы. — Чугун второй сорт, и то не всегда. Нержавейка—материал стратегический. Из него калитки начальникам делают.

— Поехали с нами, — сказал дядя Коля. — На обратной дороге и откуешь.

— А из чего? — закричал Емеля.

— Как — из чего! — сказал дядя Коля. — Из золота, над которым вот его дедушка чах. Чего ему зря пропадать, этому золоту.

— И ты уже все буквы будешь знать, — сказала Ирина Вениаминовна. — Кстати, с какой буквы начинал чахнуть дедушка Кощей?

— С буквы «ЧАХ», — сказала Бабешка.

— Не с буквы «ЧАХ», а с буквы «Ч». Вот как она записывается, — объяснила Ирина Вениаминовна и хотела написать эту букву, но не нашла ни бумаги, ни карандаша.

Тогда старший кузнец выгнул эту букву из проволоки.

— Ну точно как перевернутый стул! — закричал Кощейчик.

А Емеля спросил:

— Ирина Вениаминовна, каких еще букв мне не хватает для слова «ПЕЧКА»?

— Еще двух букв: «Е» и «К».

— С буквы «Е» я сам начинаюсь, — обрадовался Емеля. — А с буквы «К» начинается мой друг Кощейчик. Ой, покажите мне, как эти буквы записываются!

— Не сейчас, — возразила учительница. — Давайте сначала решим, где мы ночевать будем.

— Чего тут решать, — сказали кузнецы. — Прямо тут во дворе и будете. Кто в избушке, кто на печи. А кто хочет, пусть здесь в кузнице ночует, прямо у огонька.

— А это что за двухпудовая гиря? — спросили они про ядро на ноге Кощейчика. — Ты что, в картофельные продавцы готовишься?

— Нет, это чтобы я с уроков не сбегал.

Кузнецы быстро отковали Кощейчика.

— Ты оставь нам это ядро, — сказали они. — Мы из него ведро гвоздей накуем.

— Нет, — ответил Кощейчик. — У меня сын родится. Хорошая игрушка для него будет. Он с такой игрушкой никуда со двора не убежит.

Все стали укладываться спать.

Как раз в это время в черной «Волге» шофер дядя Володя спросил товарищ Хрюкину:

— Скажите мне, товарищ Хрюкина, а где мы ночевать будем?

— Нигде не будем, — ответила товарищ Хрюкина. — Как только мы их выловим, сразу обратно домой и поедем.

— Как мы их выловим?

— Очень просто. Будем ехать в сторону Брянских лесов, пока не увидим избушку на курьих ножках и печку с мотоциклом. Тогда мы их схватываем, подписываем протокол и едем обратно в Москву. Все весело и просто.

— Это вам весело и просто, — сказал шофер Володя. — А я уже пять часов за рулем, я ужасно устал. И завтра утром меня мой начальник товарищ Коридоров у подъезда ждет, чтобы ехать из дома в академию. Вы как хотите, а я обратно поворачиваю.

— Вы куда хотите можете поворачивать, — сказала товарищ Хрюкина, — а я без подписанного протокола домой возвращаться не собираюсь.

— И я не собираюсь, — поддержала ее товарищ Кнопкина.

— Мы здесь остаемся! — сказали они хором.

Они вылезли из машины на дорогу и пошли в своих шароварах вперед, в неизвестную даль, а машина развернулась и уехала в Москву.

В этом месте следует сделать перерыв и попробовать составлять с ребятами слова из выученных букв: У, А, Ш, Я, О, И, П, Р, Ч.

Может быть, воспитателям следует попробовать выучить с ребятами буквы «Е» и «К», чтобы помочь Емеле составить слово «ПЕЧКА». И опять же следует почитать ребятам русские народные сказки, типа «Гуси-лебеди», «Кощей Бессмертный» и «Василиса Премудрая».

Сначала наступила ночь, а потом она побыла, побыла, и началось утро. Бабешка-Ягешка и Ирина Вениаминовна ночевали в избушке на курьих ножках. Емеля и Кощейчик разместились на печи на подушечных и диванных рессорах. А дядя Коля Рабинович устроился в кузне, в родной и привычной для себя производственной атмосфере.

Все сладко-пресладко спали. Каждому из них снился сон. Емеле снились золотые буквы «Печка самоходная дровяная Тойота-Мерседес». И он видел во сне, как все милиционеры на дороге, прочитав эти буквы, отдавали ему честь.

Бабешке-Ягешке снилось, как она на парадной метле участвует в демонстрации последних моделей сезона. Ведущий говорит:

— Платье бально-летальное, весеннее — «Летучая мышь». Рукав реглан, воротник отложной распахнутый. В руках легкий походный молоток против комаров!

И раздаются аплодисменты. А она снова вылетает уже в зимнем варианте, на совковой лопате, и ведущий говорит:

— Одежда рабоче-хозяйственная утепленная. Телогрейка декольте, валенки на шпильках для скола льда. Обратите внимание на карманы. В них можно запихнуть пять килограммов опилок и полпуда соли для посыпания льда.

И снова аплодисменты, переходящие в авиацию.

Кощейчику снился сон, как будто стоит он у сборочного конвейера автозавода «Москвич» и собирается собирать автомобили. Все время собирается, собирается, но не собирает. Потому что напарник подает ему гайки из нержавейки, а Кощейчик, вместо того чтобы привинчивать их, запихивает их в рот одну за одной, одну за одной… и никак не может остановиться.

Дяде Коле Рабиновичу снился сон, будто он в черном вечернем костюме, с водопроводным ключом в одной руке и букетом роз в другой шел расписываться в загс с Ириной Вениаминовной. По дороге ему попался пивной ларек. И дядя Коля вовсю стал сражаться сам с собой. Он никак не мог понять—что ему дороже: ларек или Ирина Вениаминовна, Ирина Вениаминовна или ларек.

Он сам себя хватал за грудки, сам себя таскал в разные стороны по асфальту. В конце концов он стащил сам себя на пол с топчана. Раздался дикий грохот, и на этом его прекрасный сон кончился.

Бедные товарищи Хрюкина и Кнопкина всю ночь шли по дороге, надеясь увидеть избушку на курьих ножках. Они сильно замерзли и проголодались. И вот, когда уже выпала роса и стало совсем холодно, они увидели кузницу и избушку. Они очень обрадовались и решили:

— Сейчас мы смело войдем и скажем: «Руки вверх! Ваша игра окончена! Подписывайте протокол!»

Они вошли в дом и вместо этого смело сказали:

— Ой, пустите нас погреться!

— И позавтракать.

Бабешка-Ягешка, как увидела их, сразу схватилась за метлу:

— Вот я вас сейчас погрею! Вот я вам устрою завтрак!

— Кто это? — спросила Ирина Вениаминовна.

— Закрыватели явились… те самые, которые экзаменаторы.

— Что же вы хотите? — спросила Ирина Вениаминовна с кровати. Она едва узнала в этих картофельных тетках двух педагогинь.

— У нас два желания, — ответила товарищ Кнопкина. — Одно жгучее и одно нежгучее.

— Мы хотим позавтракать и протокол подписать, — объяснила товарищ Хрюкина.

— И какое же у вас желание более жгучее?

— Позавтракать, — сказала Кнопкина.

— Протокол подписать, — сказала Хрюкина.

— Позавтракать — это просто, — сказала Ирина Вениаминовна. — Сейчас Емеля вмиг нам блинов нажарит. А вот протокол подписать сложнее.

— Почему? — спросили товарищи Хрюкина и Кнопкина.

— Потому что мы расписываться не умеем, — объяснила Бабешка. — Мы еще не все буквы выучили.

Товарищи Хрюкина и Кнопкина жутко опечалились:

— Как же нам быть? Мы без протокола возвращаться не можем. Нас там в академии не поймут.

— Ну и не возвращайтесь, — предложила Ирина Вениаминовна. — Поезжайте с нами. Как только мы все буквы выучим, мы вам сразу все и подпишем.

— А куда вы едете?

— В сказочную деревню Кощейково, золото искать.

— Золото?! — удивились сотрудницы.

— Ну да. Над которым царь Кощей чах, когда молодым был, — пояснила Бабешка-Ягешка.

— Ой, как интересно! — сказала товарищ Кнопкина. — И мы хотим с вами.

— Только мы сначала должны посоветоваться с нашим начальником товарищем Коридоровым и получить указания, — сказала товарищ Хрюкина. — Где тут ближайший телефон?

А в это время дисциплинированный шофер Володя как раз подъехал к дому начальника Коридорова, чтобы везти его на работу в академию.

Черная «Волга» блистала на солнце, как черное солнце. Прохожие даже жмурились. И говорили:

— Ой, какая красивая машина. Наверное, очень красивый человек на ней разъезжает. Какой-нибудь начальник паршивый.

Товарищ Коридоров вышел из подъезда с небольшим чемоданчиком в руках и сел в машину. Он оглядел ее привычным взором и сказал:

— А где мой любимый зонтик… желтый в полоску?

— Где же ему быть, — ответил шофер Володя. — Он в багажнике.

Товарищ Коридоров вышел из машины и подошел к багажнику.

А из багажника раздался звук «Р-Р-Р».

— Ой, — тихо сказал Коридоров. — Зонтики рычат.погоня злой собаки за дядей

— Володя, — закричал он. — Что это у вас в багажнике рычит? Нет ли у вас там случайно тигра?

— Это у меня глушитель пробивает! — ответил Володя. — Он и рычит.

Тов. Коридоров смело открыл багажник. Оттуда собака как выпрыгнет! Как бросится на него, как зарычит, как укусит его за ботинок! Но цепь ее задержала. Будка гремела вовсю. Товарищ Коридоров в ужасе вопил:

— Караул! Дикие собаки! Дикие будки!

Шофер Володя сразу вспомнил, откуда в багажнике собака взялась. Он ее за шиворот схватил и снова в будку запихнул. И все своему начальнику объяснил.

В это время в машине зазвонил телефон. Товарищ Хрюкина спрашивала:

— Товарищ Коридоров, товарищ Коридоров, можно нам остаться в этом коллективе на несколько дней?

— Зачем?

— Затем, что они протокол подписать не могут, — объяснила товарищ Хрюкина. — Они же пока неграмотные.

— Ну и что? Пусть крестики ставят.

— Затем, что они золото ищут! — закричала товарищ Кнопкина.

— Какое еще золото? — поразился товарищ Коридоров.

— Чахоточное, — объяснила Кнопкина. — Над которым царь Кощей чах.

Товарищ Коридоров задумался:

«У них от усталости мозги заплетаются. Какую-то чушь они несут. Золото бывает красное, бывает самоварное, а чахоточного золота не бывает».

И еще он подумал:

«Что же это у них сейчас получается: командировка или прогул? На работе в академии их нет. Значит, это прогул. Но с другой стороны, они же не на пляже с сигаретками лежат. Они же ведь протокол подписывают в суровых походных условиях».

И он сказал:

— Хорошо. Оставайтесь там. А здесь вам командировки выпишут, что вы не просто так по области болтаетесь, а по заданию института. Заодно и немного фольклора соберете.

— Ой, как хорошо! — обрадовалась тов. Хрюкина. — А что с золотом делать?

— Про какое золото вы все говорите? — опять удивился тов. Коридоров.

— Про чахно-кощеевское.

— В нашей стране любое золото, даже частно-кощеевское, принадлежит государству. Его надо конфисковать и сдать в сберкассу.

— А какой фольклор вас интересует? — запищала в телефон товарищ Кнопкина. — Что надо особенно собирать?

— Частушки и народные ругательства, — ответил товарищ Коридоров.

«Частушки — это просто, — подумала про себя товарищ Кнопкина. — А с народными ругательствами сложнее».

А потом она решила, что и с ругательствами все будет просто:

«Как только я у человека сто частушек запишу и начну сто первую спрашивать, он так ругаться начнет по-народному, только успевай запоминать и записывать».

Веселые и радостные, тов. Хрюкина и Кнопкина вернулись в кузницу как раз к Емелиным блинам.

Емеля сказал Ирине Вениаминовне:

— Я бы вместо блинов им лучше бы сковородкой по башке надавал. Они такие вредные.

— Ни в коем случае, — запретила Ирина Вениаминовна. — У канцелярских работников головы такие твердые, можешь сковородку расколоть.

Товарищ Кнопкина сразу подошла к кузнецам и стала их про фольклор спрашивать:кузнец

— Скажите, товарищи кузнецы, знаете вы русские народные частушки?

Кузнецы были сильно заняты, они пламя в горне разводили, они все время от нее отворачивались. А один кузнец в стороне стоял и ничего не делал. Это был дядя Коля Рабинович. И Кнопкина к нему подошла:

— Скажите, товарищ дядя, знаете вы хоть одну народную частушку?

Дядя Коля молчал, только ботинки свои рассматривал. А она продолжала:

— Можете вы мне ее спеть?

Дядя Коля Рабинович хмуро так глаза вытаращил и сказал:

— Вот как тресну по макушке,

Так забудешь про частушки.

Собирательница фольклора товарищ Кнопкина долго не могла понять, что это такое у него получилось — народная частушка или народное ругательство. Но все записала в книжечку.

Через полчаса экспедиция тронулась в путь.

РЕКОМЕНДАЦИИ

После прочтения этой главы можно предложить ребятам игру «ПОКАТАЕМСЯ ПО НАШЕЙ СТРАНЕ».

Для игры необходимо вырезать названия городов МОСКВА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, НОВГОРОД, ПСКОВ и т. д. и разложить их на полу. Между городами следует провести веревочки — «дороги», а на перекрестках поставить на булавках стрелки-указатели с именами городов.

Ребята будут «ехать» по этим указателям из города в город. Таким образом они будут привыкать к тому, что отдельные понятия (в данном случае города) можно записывать словами. Они начнут «читать» карту и поймут, что можно читать не только книги, но можно считывать и другую информацию.

Надо использовать и другие знаки, такие как «проезд запрещен», «объезд» — ремонт дороги, и т. д. На этой же странице следует напечатать рисунки автомашин, чтобы ребята могли их склеить сами для «поездок» по стране.

Еще можно поговорить о профессиях. Наверное, можно вырезать и склеить ДОМ-КУЗНИЦУ.

Может быть, следует поговорить о деревне: рассказать о коммуникациях между городом и селом. Может быть, следует сделать игру ВЫ — НАМ, МЫ — ВАМ, чтобы показать, как деревня и город обмениваются товарами.



Комментарии:

Читать сказку Грамота Эдуард Успенский онлайн текст