Грамота

Категория Эдуард Успенский

Глава седьмая ЭКЗАМЕН И КАТАСТРОФА

На следующий день рано утром был длинный-предлинный дождь. И весь детский сад грустно-прегрустно жевал кашу.

И тогда Кощейчик тихонечко запел:

Эй, Кощей, готовься к бою,

Часовым ты поставлен у ворот.

Ты представь, что за тобою

Полоса пограничная идет.

А Бабешка-Ягешка подхватила:

Чтобы тело и душа

Были как лапша,

Были как лапша.

Ребята из детского сада сразу оживились, а Кощейчик обиделся и сказал:

— Ты неправильно поешь. Надо петь: «Были молоды, были молоды».

А Бабешка стала спорить:

— Ты сам неправильно поешь. Надо петь: «Эй, вратарь, готовься к бою…», а ты поешь «Эй, Кощей, готовься к бою…» Эта песня про вратаря, а не про Кощея.

Тут вмешалась Ирина Вениаминовна. Она сказала — «Эй, вратарь, готовься к бою. Часовым ты поставлен у ворот. Ты представь, что за тобою полоса пограничная идет…» Так вот объясните мне, как это понимать?

— Очень просто, — сказал Кощейчик. — Он стоит на воротах, как пограничник на границе, и не должен никого пропускать.

— Давайте разберемся с пограничником, — сказала учительница. — Как он стоит, куда он смотрит? И куда идут нарушители?

— Чего тут разбираться? — сказал Кощейчик. — Все очень просто. Он стоит на границе и лицом смотрит на Москву. Мимо него ползут и крадутся нарушители. И он должен их ловить, как мяч. Чтобы они никуда не прошли.

— А куда нарушители идут?

— Из нашей страны в чужую.

— Ну и пусть себе идут, — сказал Емеля. — Зачем их ловить?

— А может, они шпионы? — сказал Кощейчик.

— Ну и что? Пусть себе идут в чужую страну и шпионят. Если это наши шпионы, то они уже не шпионы, а разведчики.

— А может быть, они идут что-нибудь продавать?

— Что, например?

— Например, джинсы или Родину.

— Так ведь Родина же остается здесь, а они там, в чужой стране. Как же они могут продать то, чего у них с собою нет? А джинсы они, наоборот, там за границей покупают, а не продают.

— А может быть, это их разведчики и они ползут все разведывать к нам?

— Если это их разведчики, то они уже не разведчики, а шпионы. Только почему они к нам ползут, когда они спокойно могут прилететь на самолете как туристы?

— Вы меня совсем запутали, — сказал Кощейчик. — Как же быть?

— Очень просто, — сказала Ирина Вениаминовна. — Часто военные генералы держат на границе пограничников не против чужих людей, а затем, чтобы не разбежались свои. Чем хуже государство, тем больше у него пограничников.

— А у нас их много? — спросила Ягешка.

— Мы их сильно сокращаем, — дипломатично ответила учительница.

К этому времени завтрак закончился, и они перешли в класс для занятий. Герои вели себя спокойнее, чем обычно. Кощейчик был уже прикован к ядру, чем очень гордился. Он все время натирал ядро до блеска какой-нибудь тряпочкой и перебрасывал его с руки на руку. Причем цепь тихонько звенела. Кощеи, как известно, очень любят звон цепей. Приковал Кощея мастеровой человек дядя Коля Рабинович.

— Итак, — сказала Ирина Вениаминовна, — какие буквы мы с вами уже знаем?

— Вот такие! — закричал Емеля и нарисовал несколько крючков и палочек.

— Нет, это не буквы. Это крючочки для тренировки руки. А я спрашиваю про буквы.

— Мы знаем буквы «У», «А», «И» и «Я», — сказала Ягешка.

— Умница, — похвалила ее Ирина Вениаминовна. — А сейчас я познакомлю вас с еще одной буквой. Вот она.

Она нарисовала вот такую букву «О».

— Я знаю эту букву, — сказал Емеля. — Это буква БАРАНКА.

— Неправильно.

— Тогда это буква БУБЛИК, — поправился Емеля.

— И опять неправильно!

— Тогда это буква БЛИН! — закричал он.

— Сам ты блин! — одернула его Бабешка. — Это буква ДЫРКА.

— Ничего подобного, — сказала учительница. — Эта буква не дырка, не блин и не баранка. Это буква «О».

И все ученики сказали:

— О-О-О!!!!!

— Что вы сейчас сказали? — спросила Ирина Вениаминовна.

— Мы сказали букву «О».

— Нет, вы сказали звук «О». А буква — это то, что написано. Букву «О» мы видим глазами. А звук «О» мы слышим ушами.

Она дала Ягешке мел и сказала:

— Сейчас Кощейчик пропоет букву «О», а ты его запишешь. Кощей сразу завопил на весь детский сад:

— О-О-О-О-О!!!!! И Бабешка записала на доске: «О».

— Отлично, — сказала Ирина Вениаминовна. Тогда Кощей завопил:

— Я-Я-Я-Я-Я!!!

И Бабешка записала: «Я».

Тогда Емеля не выдержал и как зашипит:

— Ш-Ш-Ш-Ш-Ш!

И Бабешка записала: «Ш».

— Молодцы! — похвалила Ирина Вениаминовна. — А какие еще звуки мы знаем?

— А!!! — закричал Кощейчик.

— У!!! — добавил Емеля.

— Вот видите, у вас целое слово получилось: «АУ». Ну-ка, Ягешка, попробуй записать это лесное слово.

— Почему лесное? — спросил Кощейчик.

— Потому что так люди в лесу кричат. Когда друг друга зовут. И Бабешка записала это лесное слово.

Тогда Ирина Вениаминовна сказала:

— Вот когда я вас хвалю, я говорю «отлично». Сколько раз в этом слове встречается звук «О»?

— Два раза! — закричала Бабешка-Ягешка. — В начале и в конце.

— Молодец!

— И здесь звук «О» два раза встречается, — подсчитал Емеля.

— Правильно, — похвалила Ирина Вениаминовна. — Теперь вы скажите какую-нибудь фразу, а я попробую подсчитать звуки «О».

Кощейчик сказал:

— Ой, сколько толстых гостей к нам приперлось!

— Какая-то странная фраза, — отметила учительница и стала считать звуки. — Звук «О» встречается в этой фразе пять раз. И прошу вас запомнить, что нельзя говорить «приперлось», надо говорить «приехало».

— Где ты видишь толстых гостей? — спросила Кощейчика Бабешка.

— Посмотри в окошко и увидишь.

Бабешка привстала со своего стула и увидела, как во дворе из двух машин выбираются дяди и тети.

— Ой, — закричала она, — вон там приперлась старушка, которая за кусочками приходила. И еще одна, которая в зоопарке была.

— Ой, — сказала Ирина Вениаминовна. — Да там и мой дядя товарищ Коридоров припе… то есть приехал. Он из машины вылезает. Значит, к нам комиссия пожаловала концерт смотреть и педагогический отчет проверять.

И точно. Первым в классную комнату вошел сам главный педагогический академик товарищ Коридоров — дядя нашей Ирины Вениаминовны.

Он сурово сказал:

— Смотри, моя любимая племянница, я тебя наградил, я тебя и отградю.

— Чем это вы меня наградили, дяденька-дядюшка? — спросила Ирина Вениаминовна.

— А тем, что назначил тебя учительницей в это почетное место.

— Не выйдет, дядя, — возразила Ирина Вениаминовна. — Мой диплом с отличием наградил меня этой трудной работой. Была бы я плохой студенткой, никогда бы вы меня сюда не назначили. Здесь бы какая-нибудь другая учительница мучилась. Может быть, ваша заместительница товарищ Хрюкина или ваша любимая помощница гражданка Кнопкина.

— Не будем спорить, товарищи, — сказал академик. — Давайте лучше начнем проверять знания учеников.

— Давайте скорее устроим им экзамен, — закричала товарищ Кнопкина, — про спасение утопающих и про грибы.

— При чем тут грибы? — спросила Ирина Вениаминовна. — У нас же здесь не грибной колхоз. Мы здесь грамоту изучаем.

— А при том, — закричала товарищ Кнопкина, — что сперва надо про ядовитые грибы все выучить, про «Не стой под грузом», про «Не трогай электрические провода». А уже потом, когда ребенок будет внедрен в окружающую среду, можно к грамматическим системам приступать.

— И то не к буквам и слогам, — добавила товарищ Хрюкина. — А надо полгода крючочки и палочки изучать по инструкции. Так что, товарищи, задавайте вопросы.

И педагог Хрюкина сама сразу спросила:

— Что ваши ученики будут делать, если, к примеру, этот худенький товарищ будет есть ядовитые грибы?

— Какие грибы? — переспросил Емеля.

— Какая разница — какие? Любые ядовитые грибы.

— Разница большая, — объяснил Емеля. — Если, к примеру, этот худенький товарищ будет есть мухоморы, мы ему скажем: «Не трогай мухоморы. Оставь их на полянке. Они для лосей очень полезны».

— А если он будет есть сатанинский гриб, — сказала Бабешка-Ягёшка, — мы скажем ему: «Ешь этот гриб до конца и крошек не оставляй, чтобы муравьишки и червячишки не отравились».

— Ничего себе! — ахнула товарищ Кнопкина.

А товарищ Хрюкина добавила:

— Все. Считайте, что мы потеряли худенького товарища.

— Да никого мы не потеряли! — стала спорить Бабешка-Ягешка. — Вот если он, к примеру, станет лопать ложный опенок, это уже хуже. Мы можем хороший гриб потерять. Мы тогда ему грозно скажем: «Оставь на месте этот гриб. Неужели ты не знаешь, дубина стоеросовая, что этот гриб полезный, потому что приворотный. Если его десять дней по ночам варить, а потом выбросить через левое плечо, можно влюбить в себя кого хочешь!»

— Это чистый бред! — сказала педагог Хрюкина.

А педагог товарищ Кнопкина выразительно посмотрела на старшего академика Коридорова и что-то украдкой записала в книжечку.

— Ну что? — спросила Ирина Вениаминовна. — Может, проведем эксперимент? Я, к примеру, думаю, что с этим худеньким товарищем ничего не случится, что бы он ни ел. Даже если он выпьет расплавленный свинец.

И тут послышался чей-то очень громкий голос:

— Еще чего! Да ни за что на свете! Одумайтесь! Да чтоб на него, на этого балбеса, свинец переводить!

Оказалось, что это приехал папа Кощей. Он прочитал коллективное письмо своих чад и немедленно прибыл собственной персоной проводить проверку.

Одет он был так, чтобы его никто не узнал. Попросту, по-рабочему. В телогрейке на босу грудь и в валенках на голу ногу.кощей бессмертный и кощейчик

— Полюбуйтесь! — закричала товарищ Хрюкина. — Да сюда все чучела страны стягиваются! Просто фильм ужасов какой-то!

— Минуточку, минуточку, — попросил товарищ Коридоров. — Давайте не отвлекаться. Что вы можете сказать о буквах?

— Буквы бывают двухпалочные, трехпалочные и четырехпалочные, — ответил Кощейчик. Он совсем уже растерялся, когда папа приехал.

— Вот буква «Ю», к примеру, сколькопалочная? — зловредно спросила товарищ Хрюкина.

— Такой буквы нет, — сказал Кощейчик.

— А буква «Е»?

— И такой буквы нет. Мы такую букву не учили! — закричал Емеля.

— А буква «И»?

— Что вы ко мне пристали? — рассердился Кощейчик. — Мы же русский язык учим. А не китайский какой-нибудь.

— Я тебе русским языком говорю — не груби! — вмешался папа Кощей. — Сейчас ты у меня все палки получишь, какие в твоей азбуке есть.

— Это непедагогично! — сказала товарищ Хрюкина. А сама обрадовалась.

— А что вы знаете о словах? — академик Коридоров.

— Слова бывают которые дышат и которые не дышат.

— Например, слово «ПАРОВОЗ» дышит?

— Когда как! — ответил Кощейчик. — Когда он нагрет, он дышит. Когда он на месте стоит вторые сутки без работы, где уж там ему дышать?

— Ну-с, а вы, юное создание, — обратился академик к Емеле. — Чем вы нас порадуете? Какие буквы вы знаете?

— «У», «А», «О», — ответил Емеля.

— Это уже лучше, — сказал академик. — А скажите мне, с какого звука начинается слово «ПЕТУХ»?

— Со звука «КУ-КА-РЕ-КУ», — ответил Емеля.

— А слово «ЛОШАДЬ»?

— Со звука «И-ГО-ГО».

— А чем оно кончается?

— Хвостом. И еще…

— Чем же еще?

— Неудобно говорить…

— Смелее, молодой человек. Здесь все свои.

— Навозом.

— А что? — сказал академик. — Если глубоко задуматься, то юноша где-то прав. Так, а слово «УЧИТЕЛЬНИЦА» с какого звука начинается?

— Со звука «ЗДРАВСТВУЙТЕ».

— Хорошо. А каким звуком оно заканчивается?

— Звуком «БАЛБЕСЫ».

— Это почему еще?

— А потому что, когда Ирина Вениаминовна приходит, она говорит: «ЗДРАВСТВУЙТЕ». А когда уходит, говорит: «ДО СВИДАНЬЯ, МОИ ДОРОГИЕ БАЛБЕСЫ!».

— Ну что же, мои дорогие балбесы, я вижу, что даром вы время не теряли. Много нового узнали про буквы и про грибы, — сказал академик. — Осталось последнюю ученицу проэкзаменовать.

Ирина Вениаминовна сидела в это время на стуле, схватившись за голову.

— Ну-с, прошу вас вперед, — обратился он к Бабешке. — скажите, это какая буква?

Он написал на доске букву «О».

— Это буква дырка! — ответила Бабешка.

— Чего? — переспросил товарищ Коридоров.

— Это буква баранка, — поправилась Ягешка.

И тут Кощейчик уронил на ногу Емеле пушечное ядро. Емеля как закричит:

_ О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!!

Товарищ Хрюкина сказала:

— Единственная буква, которую они знают правильно.

Емеля взял больную ногу в руки и стал на нее дуть и тихонько так ее укачивать. Он говорил:

— У-У-У-У-У-У!

— Вот видите, — добавила Ягешка. — Он еще букву «У» знает.

— Этого недостаточно! — сурово сказал товарищ Коридоров. — Итак, товарищи педагоги, какие выводы мы делаем?

— Будем закрывать! — радостно сказала товарищ Кнопкина.

— Будем ликвидировать эксперимент! — поддержала товарищ Хрюкина.

Тут не выдержал папа Кощей. Он выхватил из ножен туповатый меч и закричал:

— Как так ликвидировать — эксперимент! Да я сейчас тебя саму буду ликвидировать. Да я тебя в капусту превращу!

Но товарищ Хрюкина, Кнопкина и примкнувший к ним товарищ Коридоров не испугались. Они прижались друг к другу плечом и встали, как герои на картине:

— Нас капустой не запугаешь!

— Лучше вы нас ликвидируйте, чем мы позволим вам всю педагогику разваливать.

— Я не боюсь смерти, — гордо сказал товарищ Коридоров. — Я боюсь строгого выговора.

— Оставьте их, — попросила Ирина Вениаминовна. — Пусть радуются. Они за этим только сюда и приехали, чтобы нас закрыть.

— Что же теперь нам надо делать? — спросил Кощейчик.

— Ничего, — ответила учительница. — Упаковываться и уезжать.

— А что вы будете делать? — спросила Бабешка.

— Не знаю. Может быть, пойду посудомойкой в ресторан.

Детский сад ревел, как стадо буйволов. Ребята не хотели расставаться с Кощейчиком, Емелей и Бабешкой-Ягешкой. Они висели на них гроздьями и дарили подарки. Даже грозный вид папы Кощея с большим мечом их не пугал. А его богатырскую дохловатую лошадь дети просто закормили кусочками хлеба, травой и манной кашей из ладошек.кощей бессмертный с мечем

Комиссия стояла в стороне на солнцепеке и радовалась. Особенно торжествовала курносая Кнопкина:

— Теперь мы без них хорошо заживем. Теперь никто не будет смущать наш педагогический покой игровыми методами обучения. Теперь все снова будет по-старому.

И еще она все время думала: «Где бы мне добыть этот ложный опенок? Очень мне хочется приворожить товарища Коридорова. Он такой неухоженный. Я за ним начну ухаживать по всем правилам. Я буду все делать по инструкции. Есть одна такая замечательная инструкция: „Уход за пожилым мужем в первые дни после свадьбы“».

Со слезами на глазах наши герои уложили свои вещи и подарки в мешки. Емеля растопил печку, и под могучий рев детского сада сказочные персонажи тронулись в путь. Впереди Емеля на своем печном «Мерседесе» на дровах, позади избушка на курьих ножках из чистой сказочной пластмассы. Избушка шла на буксире.

Рядом с избушкой ехал папа Кощея на коне. И Кощейчик разговаривал с ним из окна избушки.

— Родитель-папа, — говорил он, — а чего это вы сюда явились? Какой дурак вас сюда звал? Нужны вы здесь больно!

— Как это зачем явились? — переспросил Кощей. — Как это кто звал? Да ты меня и звал. Это что такое?

Он так разволновался, что говорил заикаясь. Он даже немного квакал. Он говорил не «Как это зачем явились?», «Как это кто звал?», «А это что такое?», а он говорил: «Квак это зачем явились?», «Квак это кто звал?», «А это что квакое?»

Он показал замусоленное письмо, которое Кощейчик, Емеля и Бабешка писали вместе с Ириной Вениаминовной.

— Вот кто меня звал! Ваше письмо. Не хотите ли послушать, любезный сыночек, что вы мне наваляли?

Папа Кощей с трудом начал читать:

«Дорогие наши худощавые родители средней упитанности папа Кощей, папа Емельян и любимая мама Баба-Яга. Сегодня я встал утром рано и первым делом помыл свою любимую печку. Потом… съел пять железных гаек, как ты, папа, меня учишь. И почистил зубы, чтобы во рту не было опилок…»

— А чего? — спросил Кощейчик. — Все правильно. Стоило ли из-за этого приезжать?

— Квак это все правильно? Квак это не стоило приезжать? А что это за папа Емельян у тебя объявился? Что это за обращение к матери «любимая моя Баба-Яга»? Так родную мать обзывать!

— Это не моя мама Баба-Яга. Это Ягешкина мама Баба-Яга, — оправдывался Кощейчик.

— А она-то при чем? Письмо ведь к нам пришло. Теперь ты дальше послушай:

«Мне хотелось накрасить губы и брови, но у меня кончилась губная помада и черная тушь. Пришлось поджечь деревяшку и красить брови головешкой».

кощей чистит зубы— Квак это понимать? Мой любимый сын, воин и диктатор, потомственный душегуб, будущий тиран и притеснитель народов, красит брови черной головешкой! Может, он там в девицу превратился? Может, он тетенькой стал?

Тут Кощейчик закричал:

— Да не стал я тетенькой! Я и есть будущий тиран!

— Да? А ты дальше послушай! — сказал папа:

«Потом я взял зубную щетку, банку с зубным порошком и целый час белил переднюю стенку моей любимой печки».

— Какую стенку ты белил? Ты что, в маляры нанялся? Вместо того чтобы Иванов-царевичей в щепки рубить, вместо того, чтобы власть захватывать и принцесс похищать, ты стенки красишь? Даже наша уютная мама Кощеиха возмутилась. Говорит, они там из нашего любимого сына, захватчика и воина, артиста-песенника сделали. Я письмо до конца не дочитал, вскочил на своего богатырского скакуна Сивку-Бурку и двое суток без перерыва сюда скакал.

— Можно было с утречка полететь на метелке, — вмешалась Бабешка-Ягешка. — Это гораздо быстрее.

— Пусть уж на метелке твоя «мама Баба-Яга» летает! — возразил папа Кощей. — Я такой тяжелый, меня не только метла, меня не каждый танк выдержит.

И тут раздался грозный рев мотоцикла. Это примчалась Ирина Вениаминовна. Все закричали:

— Ура! И вы с нами?

Она сказала:

— Куда уж я без вас? Пока я вас грамоте не научу, я с вами не расстанусь.

И вот через некоторое время на Красной улице москвичи могли видеть странную процессию. Впереди, весь подсвеченный солнцем, сидя на печи, ехал Емеля.

За ним на буксире шагала избушка на курьих ножках.

А по бокам избушки как почетный эскорт ехали папа Кощей на богатырском коне и Ирина Вениаминовна на богатырском мотоцикле.

— Ирина Вениаминовна! Ирина Вениаминовна! — кричала Бабешка-Ягешка. — Давайте я вас поцелую! А как же наш концерт? А как же блины с потолка?

— Ничего, ничего! — ответила Ирина Вениаминовна. — Мы еще вернемся и устроим ребятам праздник. Только сначала надо грамоту выучить. Согласны вы ее учить?

— Еще как! — закричали ученики. — Ура!

— Ну тогда помогите мне привязать мой мотоцикл к печке. А я сама в избушке с Ягешкой и Кощейчиком поеду.

Емеля с помощью ухвата прицепил мотоцикл к печке. А Ирина Вениаминовна забралась в избушку пить чай с Бабешкой и Кощейчиком. Все были счастливы больше обычного.

РЕКОМЕНДАЦИИ

В конце этого урока надо заниматься с ребятами буквами и звуками. Надо рассказать им о гласных и согласных звуках. О том, что гласные буквы можно петь, а согласные долго и громко не тянутся. Один Владимир Высоцкий мог это делать. И, может быть, следует продемонстрировать это его умение.

Может быть, следует вырезать все буквы алфавита и раздать ребятам. Каждый прикрепляет свою букву, и повторяется игра в почту. Только вместо рисунков у каждого своя буква служит адресом, а вместо писем идут рисунки ребят и мелкие подарки и посылочки. Эти подарки и посылочки могут вырезаться ребятами — лисички, зайчики, котята.

И каждому ребенку надо объяснить его адрес.

— Это какая буква у меня? — спрашивает мальчик.

— Шура, твоя буква «Ш». Шуба, шапка, Шамолет, — отвечает воШпитательница. — А у тебя, Маша, адресом служит буква «М». Мыло, Маша, Лермонтов.

— А при чем тут Лермонтов? Почему Лермонтов?

— Потому что М-М-М-Михаил.

Можно вырезать несколько масок и раздать ребятам. Чтобы кто-то был Бабешкой-Ягешкой, кто-то Кощейчиком, а кто-то Емелей на печи.


Комментарии:

Читать сказку Грамота Эдуард Успенский онлайн текст