Грамота

Категория Эдуард Успенский

Глава шестая ПОИМКА ЛАЗУТЧИКА И РЕПЕТИЦИЯ

Что касается погоды, то она была великолепная. Как по заказу. Если шел дождик, то грибной, то есть раскрашенный солнцем. Если дул ветер, то ласковый, как теленок. Если солнце грело, то грело не как духовка, а как теплое дыхание.

Наши герои учились с каждым днем все сильнее.

— Итак, — говорила Ирина Вениаминовна, — вы уже знаете, что такое звуки. Так вот, теперь я обрадую вас. Я скажу вам, что звуки можно записывать. Звуки можно записывать буквами. Вы помните, как вчера гудел речной трамвайчик?

Кощейчик и Емеля немедленно загудели басом: У-У-У-У! А Бабешка-Ягешка загудела таким дохленьким паровозиком: у-у-у-у!

— Отлично, — сказала Ирина Вениаминовна. — Так вот этот звук У-У-У-У записывается буквой «У». Очень просто ее написать, две палочки — одна длинная, а другая короткая.

— Ой, — закричала Бабешка-Ягешка. — У нас береза за окном буквой «У» растет!

Все посмотрели и убедились, что за окном действительно растет березовая буква «У». И все написали в своих тетрадках букву «У». Хозяйственный Емеля пририсовал ей веточки, и у него буква «У» тоже получилась березовая. Ирина Вениаминовна продолжила:

— Чтобы записать звук «У», нужны были две палочки. А чтобы записать звук «А», нужно уже три.

Она написала букву «А». Все ученики тоже написали три палочки и сказали:

— А-А-А.

— Чтобы записать звук «Ш-Ш-Ш», надо уже четыре палочки. Ну-ка, попробуем.

Они все попробовали, и у них получилось:

«Ш-Ш-Ш-Ш».

Правда, буквы были очень уж кривоноговатые.

— Мы уже грамотные? — спросила Бабешка-Ягешка.

— Боюсь, что нет. Вы знаете только три буквы алфавита, а надо знать их тридцать три.

— Что такое афал-вит? — спросила Бабешка.

— Не афал-вит, а алфавит, — поправила учительница. — Это все буквы русского языка вместе взятые. Я вам сейчас его покажу.

Она принесла и повесила на стенке такую таблицу:

Она сказала:

— Это и есть алфавит. Еще можно говорить «азбука».

— Мне азбука больше нравится, чем этот ахренит, — вмешался Кощейчик.

Емеля поправит:

— Не ахренит, а офанорит!

— Сам ты офанорит! — вмешалась Бабешка-Ягешка. — Когда он абалдит!

— И не «абалдит» и не «ахренит», а «АЛ-ФА-ВИТ»! — возразила Ирина Вениаминовна. — Очень легко запомнить:

Алфавит, алфавит

Он умен и деловит.

— Как я! — добавил Емеля. — Как я!

— А вот мы сейчас проверим твою умность и деловитость, — сказала Ирина Вениаминовна. — Посмотрим, сумеешь ли ты записать букву «Я». Эту букву очень трудно писать. Надо сначала нарисовать кружочек, а потом приставить к нему две палочки. Вот так — «Я».

Наши герои попробовали писать букву «Я», и у них у всех получились очень корявые буквы.

— Я поняла, — сказала Ирина Вениаминовна. — Нам надо набивать руку. Мы будем вырабатывать почерк.

— Кого мы будем набивать? — спросил Кощей.

— Что мы будем зарабатывать? — спросил Емеля.

— Мы будем вырабатывать почерк. Мы будем учиться писать отдельные части букв. Палочки и крючочки.

Она раздала ученикам тетрадки в линейку и предложила написать много-много палочек и кружочков и крестиков.

Вот так:

////////////////////////////////////////////////////////// ////////////////////////////////

Вот так:

ООООООООООООООООООООООООО ОООООООООООООООО

И вот так:

XXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXX XXXXXXXXXXXXXXXXXX

Она заглянула Емеле в тетрадку и видит, что там у него ничего нет.

— Это почему, Емелюшка?

А Емеля отвечает:

— Зачем же я буду заборы в тетрадке городить? Я их на улице построю.

Выглянула Ирина Вениаминовна в окно и ахнула — рядом с детским садом забор. Вернее, такая площадка, окруженная заборами разной формы. Передняя часть такая: //////////////////////////, задняя часть такая: ОООООООООООООООО. А по бокам вот что: XXXXXXXXXXXXXXXXXXXX. А в середине этого квадратика какая-то тетенька бегает и ругается со страшной силой.

— Эх, Емеля, — сказала учительница, — и не жалко тебе Щучье Веление на такие пустяки тратить! Такой бестолковый зоопарк городить.

А тетенька, которая в «зоопарке» оказалась, была очень ругательная. Она кричала:

— Караул! Замуровали! Безобразие! Кто посмел заборы с самолета сбрасывать?

— Ирина Вениаминовна, — спросила Бабешка-Ягешка, — можно я слетаю посмотрю, кто там у нас в зоопарк попался?

Не успела Ирина Вениаминовна ответить, как Бабешка вскочила на ближний веник и вылетела в окошко. Она пролетела на бреющем полете над зоопарковой тетей так низко, что почти подмела тетю. Потом вернулась обратно и сказала:

— Там какая-то тетя сидит очень педагогическая.

— Почему? — спросила учительница.

— Она все время кричит: «Дайте мне проделанный отчет о педагогической работе! Дайте мне педагогический отчет о проделанной работе!» И платье на ней в косую линеечку.

— Очень хорошо. Это, наверное, товарищ Кнопкина из Академии Педагогических Наук. Передай ей вот это письмо.

Ирина Вениаминовна дала Бабешке свой «ОТЧЕТ О ПРОДЕЛАННОЙ РАБОТЕ». И Бабешка полетела назад к педагогической тете гражданке Кнопкиной.

Гражданка Кнопкина кричала во весь голос:

— Как я теперь отсюда вылезу? Лазить через заборы непедагогично!

Тогда прибежал Кощейчик и своей железной рукой вытащил педагогическую гражданку Кнопкину из-за Емелиного забора. А пока Бабешка-Ягешка летала и Кощейчик бегал, деловая гражданка Кнопкина прочла письмо Ирины Вениаминовны.

И стала кричать во все стороны:

— Это не педагогический отчет, это филькина грамота. Вы только прочитайте, что здесь написано!

— Мы же еще не умеем читать! — ответила Ягешка.

— И никогда не научитесь. Потому что вы не признаете настоящих педагогов. Когда вы в последний раз слушали лекцию педагога товарища Хрюкиной?

— Какую лекцию? — спросил Емеля.

— «О влиянии усидчивости на понимаемость».

— Никогда не слушали.

— А где у вас висят учебные пособия типа плакатов? Например, о несъедобных грибах и утопающих?

— Что это за грибы такие утопающие? — спросил Емеля. — У нас в лесу таких не было.

— Не грибы утопающие, а утопающие утопающие. Это такие люди, которым нельзя плавать и играть на воде и бегать по льдинам. Поэтому они тонут в неустановленных местах.

— Нет у нас таких плакатов, — сказал Кощейчик.

— Значит, вас надо закрывать! И мы это сделаем. Только посмотрим ваш концерт. Это будет последняя капля!

Ирина Вениаминовна высунулась в окно и закричала своим ученикам:

— Не отвлекайтесь от учебного процесса! Вас ждет алфавитная таблица!

Гражданка Кнопкина услыхала знакомые слова «учебный процесс», «алфавитная таблица» и успокоилась и затихла, как нервный больной после таблеток. Потом она пошла проверять, как занимаются младшие группы.

А Ирина Вениаминовна сказала:

— Во-первых, что это за безобразие? Почему вы срываетесь с места и бежите, куда вам хочется? Завтра же я начну приковывать Кощейчика на время занятий к ядру, чтобы он никуда не убегал без спроса. Во-вторых, мы совсем забыли о концерте. Давайте начнем репетировать.

— Нет, — сказал Емеля. — Мне не надо репетировать. У меня и так мало Щучьих Велений осталось.

— Мне тоже не надо репетировать, — сказала Бабешка-Ягешка. — Я только что репетировала, я к этой педагогической дурочке летала.

— Так нельзя говорить про старших, — поправила ее Ирина Вениаминовна.

— Это еще неизвестно, кто кого старше. Я хоть и Бабешка, а мне, может быть, уже все двести пятьдесят стукнуло.

— А я пожалуйста, — сказал Кощейчик. — Я сколько угодно могу репетировать. Давайте мне побольше горящих углей.

— А где же их взять сейчас? — спросила Ирина Вениаминовна.

— Не знаю, — сказал Кощейчик. — Может, в котельной?

Они все побежали в котельную. Там в подвале сидел дядя Коля Рабинович и топил паровое отопление. Он не столько топил, сколько сидел и пел народную песню:

Раскинулось море широко

И волны бушуют вдали.

Товарищ, мы едем далеко,

Подальше от милой земли.

Товарищ, я вахты не в силах стоять, —

Сказал кочегар кочегару. —

Огни в моих топках совсем не горят,

В котлах не сдержать мне уж пару.

— Дядя Коля, — попросила Ирина Вениаминовна, — дайте нам немного горячих углей.

— Да сколько угодно, — сказал дядя Коля. — Берите хоть целую корзинку. Только пожара не сделайте.

— Если мы возьмем целую корзинку, мы обязательно пожар сделаем, — сказал Емеля.

— Это почему? — спросила учительница.

— Потому что корзинка загорится.

— Правильно, — согласилась Ирина Вениаминовна. — Да нам и не нужна целая корзинка.

— Нам нужно немного для репетиции, — сказал Кощейчик. — Так с полкастрюльки.

Дядя Коля Рабинович взял металлический совок и достал горсть горячих углей для Кощейчика.

Кощейчик подхватил угли и начал ими жонглировать прямо голыми руками. В темном подвале они так и засверкали, как маленький салют. А потом он все угли проглотил один за одним.

Ирина Вениаминовна и дядя Коля Рабинович даже остолбенели от удивления. А Бабешка-Ягешка и Емеля захлопали в ладоши.

— Тебе, наверное, жарко, — сказал дядя Коля. — Давай запей.

Он протянул Кощейчику жестяную кружку с водой. Кощейчик взял и запил. Из него фонтан пара как вдарит! Все так и рассыпались в разные стороны.

— Прекрасно, — сказала Ирина Вениаминовна. — Если мы этот номер на концерте покажем, всесоюзный успех нам обеспечен. Нас сразу же закроют.

— Почему? — спросил Емеля.

— Потому что педагоги скажут: «Чему вы учите наших детей? После вашего концерта все дети начнут угли глотать».

— Да что же наши дети такие уж дураки? — удивился дядя Коля. — Эти же герои сказочные, им все можно. Плохо вы знаете наших детей.

— Плохо вы знаете наших педагогов! — сказала Ирина Вениаминовна. — Им покажут что-нибудь непривычное, они сразу на стенку полезут.

А Емеля подошел к Кощейчику и сказал:

— Послушай. У меня есть идея. Что если тебе после глотания углей не водички глотнуть, а керосинчика?

РЕКОМЕНДАЦИИ

Хорошо бы, чтобы у детей находились разлинованные страницы, чтобы ребята писали палочки и крючочки, необходимые при обучении грамоте. Наверное, нужна таблица «Ахренита».

Будет неплохо, если приложится схема отопления дома. Котельная, дядя Коля и трубы, по которым тепло расходится по этажам.

УВАЖАЕМЫЕ ВОСПИТАТЕЛИ!

Надо, чтобы к концерту готовились не только наши герои, но и ваши воспитанники. Неплохо будет, если мы совместим наши концерты.

Наверное, для концерта ваших детей понадобятся маски мышек-норушек и прочих зверюшек. Так мы попросим художника нарисовать их здесь или дать необходимые макеты.

«Грамота» предложит вам ноты популярных детсадовских песен. Я уж молчу о песне «Теперь я Чебурашка» или о «Голубом вагоне».

Итак, цели намечены, задачи определены. За работу, товарищи! Со страшной силой!



Комментарии:

Читать сказку Грамота Эдуард Успенский онлайн текст