Чебурашка уходит в люди

Категория Эдуард Успенский

Вступление

Много разных историй рассказано про крокодила Гену и Чебурашку. Много раз их показывали в кино. Много раз о них писалось в газетах. Но один случай из жизни наших друзей знают далеко не все. Потому что и Чебурашка, и крокодил Гена не очень-то любят о нём рассказывать.

Глава первая ЧЕБУРАШКА-ТУРИСТ

Произошло это неожиданное событие в один прекрасный солнечный день, когда крокодил Гена и Чебурашка проводили в городе свободное воскресенье.

Москва была в красивом весеннем наряде. То есть никакого наряда ещё не было. Листочки не распустились, цветы ещё не взошли, трава ещё не появилась. Это, собственно, и есть красивый весенний наряд.

Настроение у них было превосходное. Гена был одет в белый лёгкий костюм, а Чебурашка – в красно-зелёную летнюю кепочку. На боку у Чебурашки висел новенький фотоаппарат, называемый «Полароид».

Работать с таким фотоаппаратом было одно удовольствие: навёл на человека, чик – и фотография готова. Надо только нажать на кнопочку, и фото тут же выползает из щёлочки.

– Ой! – закричал Чебурашка. – Гена, смотри какой дядя красивый на коне сидит. Давай я тебя сниму с ним вместе.

Это был памятник знаменитому князю – основателю Москвы Юрию Долгорукому. Юрий Долгорукий сидел на коне, а конь стоял на очень высоком постаменте из гранита.

Гена с большим трудом взобрался на памятник, сел на коня позади князя и крепко обнял его.

Чебурашка настроил аппарат, щёлкнул одной кнопочкой, потом нажал на другую, и из «Полароида» выползла прекрасная фотография: бронзовый металлический князь Юрий и живой Гена вместе смотрят в далёкое светлое будущее.

Тут к ним подошёл местный дворник дядя Шакир Шарипов с метлой и строго сказал:

– Что это вы делаете? Кто это вам разрешил на памятники залезать?

– Нам никто не разрешал, – сказал Чебурашка. – Но никто и не запрещал. Зато смотрите, какой красивый снимок получился.

Дворник посмотрел на снимок и сказал:

– Я тоже такой хочу!

– Мы и вам такой же сделаем.

Крокодил Гена подсадил дворника на постамент, а дальше он сам с метлой взобрался на коня и сел позади князя. Вышла такая красивая скульптурная группа, что все прохожие, особенно интуристы, стали останавливаться и примерять будущий снимок на себя.

– Внимание, – сказал Чебурашка, – снимаю!

Через минуту вторая фотография была готова. Дядю Шакира долго снимали с постамента и ставили на асфальт. Когда он взял фотографию в руки, он просто расцвёл от счастья.

Со своей новой, почти неношенной метлой он смотрелся на фотографии как настоящий раненый воин, которого светлый князь вывозит с поля битвы.

Дядя Шакир долго благодарил Чебурашку и тряс руку Гене.

Тут к ним подошёл милиционер, очень невысокий, но очень широкоплечий, с большой милицейской бляхой на большой милицейской груди.

Он взял под козырёк и представился:

– Милиционер 119-го отделения милиции города Москвы Дмитрий Валенков.

Потом он вежливо добавил:

– Я вынужден вас арестовать. Потому что гражданам на памятники залезать нельзя. Это нарушение общественного порядка и мелкое хулиганство.

– Никакое это не хулиганство, – сказал Гена. – Это художественное творчество. Посмотрите, какие красивые фотографии получаются.

Милиционер посмотрел и сказал:

– Я тоже такую хочу.

– Пожалуйста, – сказал Гена. – Давайте я вас подсажу. Мы вас тоже сфотографируем.

– Хорошо, – согласился милиционер, – но после этого я вас всё равно арестую.

Гена подсадил милиционера на постамент и на коня, и Чебурашка его сфотографировал.

– А теперь уходим, – сказал Чебурашка.

– Как – уходим? – спросил Гена.

– А так, – ответил Чебурашка, – бегом. Пока нас не арестовали.

Милиционер Валенков закричал:

– Как так вы уходите? Почему это вы уходите? Я же вас ещё не арестовал!

– Именно поэтому и уходим, – сказал Чебурашка.

Он схватил Гену за руку, и они скрылись в ближайшем переулке.

Милиционера Валенкова потом снимали с постамента целым 119-м отделением милиции. Ему очень влетело от начальника отделения за покидание поста и за панибратство с Юрием Долгоруким. И он очень сильно разозлился на Гену и Чебурашку.

 

Глава вторая КРОКОДИЛ ГЕНА – МОТОЦИКЛИСТ

Крокодил Гена и Чебурашка продолжали воскресное гуляние по Москве.

Они подошли к ларьку с разными вкусностями во главе с очень вку…, то есть с очень очаровательной продавщицей, и Гена купил две огромные пачки мороженого.

Бедный крокодил истратил половину своей зарплаты, потому что каждая пачка была размером с кирпич.

Тут к ларьку с мороженым подъехал лихой мотоциклист в кожаном чёрном костюме, в золотом шлеме и в чёрных очках. Он тоже хотел купить мороженое.

– Ой, – сказал Гена, – какой красивый мотоцикл! Можно я на нём сфотографируюсь?

– Гони доллар, – сказал добрый мотоциклист, – и снимайся сколько хочешь.

Гена дал ему доллар, и они вместе с Чебурашкой вручили мотоциклисту своё мороженое. Потому что Гене надо было держать руль, а Чебурашке – «Полароид».

– Только не ешьте, – сказал Чебурашка. – Мы быстро.

– Ладно уж, – пообещал мотоциклист. – Я себе своё куплю.

Гена гордо сел на сиденье и взялся за ручки мотоцикла. Чебурашка навёл на него фотоаппарат.

– Ты, Гена, сидишь на мотоцикле, как старый дедушка в деревне на скамейке. Больше движения! Смотри вперёд!

Гена картинно привстал на стременах мотоцикла и крутанул какую-то ручку. Мотоцикл завёлся, как бешеный встал на дыбы и выпустил струю чёрного дыма.

Он провернулся на одном колесе вокруг своей оси – и так, на одном колесе, понёс крокодила Гену в края далёкие.

– Караул! – взвыл Гена. – Спасите!

– Караул! – взвыл мотоциклист. – Ограбили!

Потом он посмотрел на Чебурашку с фотокамерой и закричал ещё громче:

– Держите сообщника! Держите этого ушастого в кепке!

Сам он держать Чебурашку не мог. Руки у него были заняты мороженым.

Несколько добровольцев схватили Чебурашку и повели в 119-е отделение милиции. Позади этой процессии шёл обиженный мотоциклист Вася Чемпионов с одним долларом в кармане и двумя морожеными в руках.

– Да ешьте вы это мороженое, – сказали ему добровольцы, – вам же легче станет.

– Не могу, – отвечал мотоциклист. – Это вещественное доказательство.

В милиции уже знакомый Чебурашке строгий милиционер Дмитрий Валенков стал допрашивать мотоциклиста:

– Какого цвета был мотоцикл?

– Блестящего.

– Какой марки?

– «Иж-Хонда-Харлей».

– Как это понимать? – удивился милиционер. – Совместное производство?

– Нет, – ответил мотоциклист. – Просто у него часть деталей от «Хонды», часть от «Харлея», а часть от «Ижевска».

– Какие детали от «Ижевска»? Какие от «Хонды»?

– Все детали от «Ижевска», все наклейки от «Хонды».

– А от «Харлея»?

– От «Харлея» шум.

– Какой шум? – поразился милиционер.

– Такой шум – рокот. Он рокочет громче всех в Москве.

На Чебурашку милиционер Валенков не обращал внимания. А Чебурашка, как только увидел милиционера Валенкова, сразу испугался и надвинул свою кепку на глаза и уши, чтобы его было трудно узнать.

Милиционер дальше допрашивал мотоциклиста:

– Как выглядел похититель? Во что он был одет? Сколько ему было лет на вид?

– Не знаю, – отвечал мотоциклист Вася Чемпионов. – Я плохо вижу, потому что я в очках.

– Странно, – удивился милиционер Валенков. – Ведь очки улучшают зрение. В очках положено видеть хорошо.

– У меня тёмные очки, – объяснил Вася Чемпионов. – Я их не для видения ношу, а для красоты.

Милиционер Валенков и все добровольцы были потрясены таким легкомысленным пижонством.

– В чёрных очках надо не на мотоцикле ездить, а собачку на поводке водить, – тихо пробурчал милиционер Валенков. – Или на пляже сидеть с некрасивыми тётеньками.

– Почему с некрасивыми? – удивились добровольцы.

– Чтобы их хуже было видно.

Тут милиционер обратил внимание на Чебурашку:

– А вы можете рассказать, как выглядел похититель? Это ваш друг?

Но Чебурашка отказался от Гены. Он был очень испуган.

– Какой такой друг? Я его в первый раз видел.

– Ну и как же он выглядел… в первый раз?

– Он… он… – заговорил Чебурашка. – Он такой…

Сначала Чебурашка стал обрисовывать внешность поросёнка Хрюши, которого он часто видел в детской передаче «Спокойной ночи, малыши!»

– Он такой… красновато-лысоватый. Кругловатый такой. Румяный такой всегда… Нос у него такой, как пуговица с двумя дырочками…

А потом перешёл на портрет жуликоватого завхоза Золотова из чебурашкинского детского сада.

– Он всегда с тремя пакетами по банкетам бегает.

– А пакеты-то зачем?

– Чтобы остатки собирать. В один – всё кислое, в другой – сладкое, а в третий – солёное.

– И ещё он был зелёный, с вытянутым лицом! – вспомнил мотоциклист Чемпионов.

Тогда милиционер Валенков стал составлять словесный портрет преступника. И получался у него не портрет, а какая-то ерунда зелёная.

 

Глава третья КРОКОДИЛ ГЕНА, МЧАЩИЙСЯ ВДАЛЬ

Бешеный мотоцикл тем временем мотал бедного Гену по городу. Он никак не хотел останавливаться, слушаться и признавать красный свет.

Сначала Гена проехал по подземному переходу. Зубы его барабанили дробь.

Потом пристроился к почётному эскорту президента Тарзании и заслужил очаровательную улыбку тарзанийской принцессы.

Потом три раза объехал вокруг большой синей машины типа бензовоз. Только это был не бензовоз, а черниловоз, он вёз жидкую чернильную пасту для шариковых авторучек.

Водитель черниловоза резко затормозил – и половина чернильной пасты, выбив крышку, вылилась на Краснобогатырскую площадь. Машины быстро растащили её по всей площади длинными двойными линиями.

Дальше Гена мчался к центру города, оставляя за собой синие чернильные следы.

– Задержите меня! – кричал Гена. – Зажмите двумя машинами!

Но из-за мощного «харлеевского» рокота никто Гену не слышал. Потом его вынесло на загородное шоссе. Он ехал и ехал по нему без конца.

– Ещё пара километров, и будет Африка! – в ужасе думал он. – Или, наоборот, будет север, какой-нибудь полуостров Ямал.

Светило солнце. Впереди на асфальте появлялись и исчезали миражные лужицы. Гена понял, что он долго не выдержит этого грохота и тряски. Скоро наступит конец. И как всегда бывает перед кончиной, Гена вспоминал всю свою жизнь.

Он понял, что мало чего в жизни видел хорошего. Один зоопарк, зелёную травку и Чебурашку.

 

Глава четвёртая ЧЕБУРАШКА СИДЯЩИЙ И УБЕГАЮЩИЙ

Милиционер Валенков позвонил меж тем по всем милицейским постам и предложил задерживать и доставлять к нему всех лысоватых, носопуговичных граждан с пластмассовыми пакетами.

И если где-нибудь появлялся подобный гражданин, его немедленно брали под руки и доставляли в участок к милиционеру Валенкову.

Скоро весь участок и весь двор были забиты этими гражданами.

Они возмущались, размахивали документами:

– Отпустите нас!

Но их никто не слушал. В эти дни в Москве шла очередная милицейская операция под кодовым названием «Захват-5» с расшифровкой:

«ВЫЛОВИМ ВСЕХ ЖУЛИКОВ ЗА ДВА ЧАСА!»

Суровые милиционеры говорили задержанным гражданам:

– Сначала вы во всём признайтесь, а потом мы, может быть, вас и выпустим.

Как ни странно, пойманные граждане ни в чём не признавались, а кричали всё сильнее:

– Вы нарушаете права человека!

– Вы ответите за это!

– У нас продукты в тепле пропадут!

– Ничего не пропадут, – говорили им строгие милиционеры. – У нас в отделении холодильник есть. Пока не задержим того, кто мотоцикл угнал, поживёте у нас.

Тут как раз пришёл приказ идти оцеплять Синебогатырскую площадь, пока машины не растащили всю синь по городу. И милиционеры вообще ушли из милиции.

Вдруг старшего милиционера Валенкова осенило. Он сказал Чебурашке:

– А ну-ка, дайте мне сюда твой «Полароид». Вы же снимали этого угонщика на плёнку.

– Верно! – закричал владелец мотоцикла Вася Чемпионов. – Я для этого с мотоцикла и слез.

До этой минуты он упорно молчал, так как ел две пачки мороженого, чтобы они не пропали.

– Они мне ещё доллар дали!

– Так, – сказал милиционер Валенков. – Давайте доллар сюда на экспертизу. Будем отпечатки пальцев снимать.

– Нет там никаких отпечатков, – сказал пострадавший Вася. – Преступники работали в перчатках.

Он подумал про себя: «Сейчас у меня хоть доллар есть. Если я его отдам, не будет ни мотоцикла, ни доллара».

Милиционер Валенков взял у Чебурашки «Полароид», нажал на кнопочку, и из фотоаппарата выползла прекрасная фотография крокодила Гены.

Бедный Валенков пять минут оторопело смотрел на него. Потом он сказал:

– Так ведь именно этот тип запихнул меня на коня Юрия Долгорукого! Из-за него я получил выговор. Вот кого надо ловить.

Пока он рассматривал фотографию и все добровольцы сгрудились около него, Чебурашка шмыгнул мимо добровольческих ног в сторону двери и стремительно, буквально бегом, удалился из арестантской комнаты.

– Минуту! – закричал милиционер Валенков. – С ним был ещё такой маленький, коричневый, с ушами. Где он?

– Только что здесь был, – сказал Вася Чемпионов.

– Упустили! – хлопнул себя по ноге милиционер. – Ну, ничего. Зато главный от меня не уйдёт.

Он, не теряя времени, разослал по всем милицейским постам портрет преступника – угонщика мотоцикла. То есть крокодила Гены. И всем стало ясно, что угонщик – крокодил Гена – скоро будет доставлен в наручниках в 119-е отделение милиции города Москвы.

Всех носопуговичных граждан с пакетами, которых держали в отделении, отпустили домой, хотя они ни в чём не признались.

Они гордо удалились, размахивая пакетами с продуктами и обещая разогнать всю милицию к чёртовой матери.


Комментарии:

Читать сказку Чебурашка уходит в люди Эдуард Успенский онлайн текст