Бизнес крокодила Гены

Категория Эдуард Успенский

Глава седьмая БИРЖА

На бирже было великое оживление. Впервые за много лет было выброшенно на продажу сразу большое количество акций.

Вокруг сновали люди. На экранах телевизоров появлялись разные надписи:

«Предлагаю акции Башкирской Электронной Компании. 50 акций по цене 150 башкирок (0,5 прсткв.) за шт.»

 

«Куплю акции фирмы „Удмурт-Крайцлер“ в любом количестве».

 

«Имеется пакет акций колбасной украинской фабрики „Национальный поросенок“».

 «Беру акции Простоквашинской фабрики кинопленки».

Это объявление дал брокер Вова — племянник старухи Шапокляк. Как только он всебиржево объявил об этом, он был буквально завален предложениями:

— Продаю!

— Продаем!

— Предлагаем!

Брокер Вова немедленно позвонил крокодилу Гене в пейзажно приречную зону. Радиотрубка старухи Шапокляк запела соловьиной трелью полевого телефона.

— О'кей, мистер Гена. Дело сделано. Я купил для вас акции военного завода. Поздравляю. В первую же войну с Якутией вы становитесь богачом.

— Как мне с вами рассчитаться? — спросил Гена.

— Очень просто, выпишите мне чек на тысячу долларов и мой гонорар 2 % и пошлите почтой. Или дайте распоряжение своему банку перевести свои деньги на мой счет в Простоквашинск Нейшел Бэнк. Он есть на моей визитной карточке. А моя визитная карточка всегда есть у моей тети.

И верно, старуха Шапокляк протянула Гене визитную карточку:

И тогда Чебурашка и Гена, и художники вспомнили о том, что у них тоже есть визитные карточки, и стали ими обмениваться.

Очень удобная вещь — визитная карточка. Сразу все узнаешь о человеке и не тратишь время на запись телефона и адреса.

У старухи Шапокляк был такой странный адрес, потому что ее площадь называлась площадью Победы над капитализмом. А когда в Простоквашинске ввели настоящий капитализм, это название сочли неудобным. Слово капитализм убрали, а над кем будет эта победа, еще не решили.

— Скажите, — спросил Чебурашка Шапокляк, — а что такое товарно-сырьевая биржа?

— Что я тебе — Дом Советов, — ответила старуха Шапокляк. — Ишь, привязался!

— Я просто подумал, что вы умная и доброжелательная женщина, — сказал Чебурашка.

— Еще чего! — сказала Шапокляк. Но сама была очень польщена. Она отошла в сторону и позвонила своему племяннику-брокеру.

— Вовчик, — сказала она, — а что такое товарно-сырьевая биржа?

— Бабуля, ты что, сбрендила? Некогда мне тебе объяснять. Ты же в обед звонишь. О чем ты только думала, когда мой номер набирала?

— Я думала, что ты мягкий, образованный человек, — заметила старуха.

Теперь уже Вова был польщен и застеснялся. Он сказал:

— Это такая биржа, куда вместо информации об акциях стекается информация о товарах.

Шапокляк сделала громкость на своей трубке максимум и подошла к Чебурашке.

— Допустим, фермер Кравчук вырастил богатый урожай свеклы. Урожай еще в поле, а фермер хочет продать его, чтобы купить свеклоуборочный комбайн. Он звонит на биржу или посылает им факс: «У меня есть 100 тонн свеклы в поле. Хочу продать их по цене прошлого года, то есть по 10 квашек за килограмм». Эта информация появляется на табло.

Чебурашка и Гена слушали все это, затаив дыхание.

— А бизнесмен Елизавета Бонч-Бруевич знает, что в этом году урожай свеклы меньше, чем в прошлом, и свекла будет стоить дороже. Уже не 10 квашек за килограмм, а 15, — продолжал приостановивший обед Вова, — и она кричит: «Покупаю!». Таким образом, что получается?

— Что? — спросили Гена, Чебурашка и Шапокляк.

— Хорошо получается. Фермер получает свои деньги и покупает комбайн. А Елизавета Бонч-Бруевич получает право распоряжаться свеклой.

— И продает ее на рынке по простоквашке штука, — сказала Шапокляк.

— Совсем не обязательно. Она может придержать свеклу до зимы. Может перепродать право владения другому бизнесмену. Может пустить свеклу на спирт и т. д.

Телефонная трубка лежала на пеньке, и не только старуха Шапокляк, Гена и Чебурашка интересовались ею. А еще и собака Пальма потому, что она (трубка) напоминала косточку.

Пальма подбежала, схватила эту косточку, отбежала в сторону и стала грызть.

— Караул! — закричала Шапокляк. — Отдай! Цыц! На место!

Пальма была бестолковая собака. Она команду «сидеть» и то с трудом понимала, а уж команду «цыц» и вообще не знала, как выполнять.

Художник Шуйский побежал за ней с криком:

— Накажу!

Но и у него ничего не получилось.

Наверное, собака так бы и сгрызла телефон.

Только брокер Вова все понял. Брокеры очень смышленые люди, они думают с бешеной скоростью. И он грозно сказал в трубку:

— Фу!

Эту сердитую команду все собаки знают, даже самые дуры. И собака Пальма встала, как вкопанная. Она не понимала, кто это ей скомандовал: «Фу!». Она стала думать и оглядываться.

В это время подскочила Шапокляк, схватила трубку и как треснет Пальму по макушке. От удара блохи так и полетели в разные стороны.

У Пальмы сначала все затуманилось, а потом прояснилось. Она поняла, что это не косточка.

А брокер Вова продолжал кричать:

— Сидеть! Место!

— Спасибо, Вовчик, — сказала Шапокляк. — Теперь у нас все в порядке.

И рисовательный сеанс продолжался.



Комментарии:

Читать сказку Бизнес крокодила Гены Эдуард Успенский онлайн текст