Незнайка в Солнечном городе

Категория Носов Н. Н.

Глава двенадцатая. КАК НЕЗНАЙКА РАЗГОВАРИВАЛ СО СВОЕЙ СОВЕСТЬЮ

осликГлаза Незнайки постепенно привыкли к темноте комнаты. Вокруг появились смутные очертания предметов. На стене уже можно было разглядеть картину в черной широкой раме. Она висела как раз напротив кровати, в которой лежал Незнайка. У изголовья кровати стоял маленький шкафчик, который Незнайка сначала принял за обыкновенную тумбочку. Теперь он заметил, что тумбочка была вовсе не обыкновенная. Вместо дверцы у нее была ровная стенка, сплошь усеянная маленькими белыми кнопками. Возле каждой кнопки имелась надпись с названием какой-нибудь сказки. Тут были и "Красная Шапочка", и "Мальчик с пальчик", и "Золотой петушок", и "Котофей Котофеевич". Сверху на тумбочке стояло зеркало.

"Что же это за штука такая? — спросил сам себя Незнайка. — Может быть, если нажать кнопку, то из шкафчика выскочит книжка со сказкой? Что ж, было бы неплохо почитать на ночь сказочку".

Недолго думая Незнайка нажал первую попавшуюся кнопку. Однако никакой книжки из шкафчика не выскочило, а вместо этого послышалась тихая, красивая музыка и чей-то добрый, ласковый голос начал не спеша рассказывать сказку:

"Жили-были сестрица Аленушка и братец Иванушка. Раз пошли они путешествовать..."

"А! — догадался Незнайка. — Значит, это просто машина для рассказывания сказок. Что ж, это даже лучше, чем самому читать. Лежи и слушай, пока не заснешь".

В это время зеркало, которое стояло на тумбочке, засветилось, на нем появился зеленый лужок. По лужку вилась дорожка, а по дорожке, взявшись за руки, шагали сестрица Аленушка и братец Иванушка.

Незнайка улегся на бок, чтоб удобнее было смотреть, а голос между тем продолжал:

"Вот шли-шли братец Иванушка и сестрица Аленушка — видят пруд, а около пруда пасется стадо коров. "Я хочу пить", — говорит Иванушка. "Не пей, братец, а то станешь теленочком", — отвечает Аленушка..."

Незнайка слушал, слушал, пока не прослушал всю сказку. Она ему очень понравилась, только очень было жалко бедного Иванушку, который превратился в козленочка. Это напомнило ему про малыша, которого он встретил сегодня на улице и превратил в осла. Незнайка совсем было забыл об этом коротышке, а теперь все думал о нем и думал. Он вспомнил, как превратившийся в осла малыш ушел, постукивая по тротуару копытцами, как, уходя, повернул длинноухую голову и, словно с укором, посмотрел на Незнайку своими добрыми печальными глазами.

Сказочка давно окончилась, а Незнайка лежал в темноте, ворочался с боку на бок и грустно вздыхал. Он мысленно разговаривал сам с собой, и от этого ему казалось, что с ним разговаривает какой-то находящийся внутри него голос.

"Он ведь сам виноват, — оправдывался Незнайка. — Он ведь толкнул меня! Что же, я молчать должен?"

"Подумаешь, какой важный! Уж и не толкни его! — отвечал голос. — Ну, толкнули тебя, и ты толкнул бы!"

"Толкнул бы"! — проворчал Незнайка. — Значит, я драться должен? Драться нехорошо!"

"Ишь ты! "Нехорошо"! — передразнил голос. — А то, что ты сделал, хорошо разве? А если бы тебя кто-нибудь превратил в осла?"

"А чего же он толкается?" — упрямо твердил Незнайка.

"Ну что ты заладил: "толкается, толкается"! Ты ведь знаешь, что он нечаянно".

"Ничего я не знаю!"

"Знаешь, знаешь! От меня, братец, не скроешь!"

"А кто ты, что от тебя даже ничего не скроешь?" — насторожился Незнайка.

"Кто? — с усмешкой переспросил голос. — Будто не знаешь? Ведь я твоя совесть".

"А! — вскричал Незнайка. — Так это ты? Ну, тогда сиди себе и молчи! Ведь никто ничего не видел и никто ничего мне не скажет".

"А ты боишься, как бы тебя не побранил кто-нибудь за твое мерзкое поведение? А меня ты совсем не боишься?

И напрасно. Я вот начну тебя мучить так, что ты жизни не будешь рад. Ты еще увидишь, что тебе стало бы легче, если бы кто-нибудь узнал о твоем поступке и наказал за него. Вот встань сейчас же и расскажи обо всем Пестренькому!"

"Послушай, — сказал Незнайка, — а где ты была до этого? Почему раньше молчала? У других коротышек совесть как совесть, а у меня какая-то змея подколодная! Притаится там где-то, сидит и молчит... Дождется, когда я сделаю что-нибудь не так, как надо, а потом мучит".

"Я не так виновата, как ты думаешь, — начала оправдываться совесть. — Вся беда в том, что я у тебя еще слишком маленькая, неокрепшая и голос у меня еще очень слабый. К тому же вокруг часто бывает шумно. В особенности днем. Шумят автомобили, автобусы, отовсюду доносятся разговоры или играет музыка. Поэтому я люблю разговаривать с тобой ночью, когда вокруг тихо и ничто не заглушает мой голос".

"А, вот ты чего боишься! — обрадовался Незнайка. — Сейчас мы тебя заглушим!"

Он снова нажал кнопку на шкафчике и стал слушать сказку про Ерша Ершовича. Совесть на минуту умолкла, но скоро Незнайка опять услыхал ее голос:

"Ты вот лежишь в мягкой постели под одеялом, тебе тепло, хорошо, уютно. А ты знаешь, что делает коротышка, который превратился в осла? Он, наверно, лежит на полу в конюшне. Ослы ведь не спят в кроватях. А может быть, он валяется где-нибудь на холодной земле под открытым небом... У него ведь нет хозяина, и присмотреть за ним некому".

Незнайка крякнул с досады и беспокойно завертелся на постели.

"А может быть, он голодный, — продолжал голос. — Он ведь не может попросить, чтоб ему дали поесть, так как не умеет говорить. Вот если бы тебе надо было попросить что-нибудь, а ты не мог бы произнести ни слова!"

— Какая-то сказка глупая, — проворчал Незнайка. — Совсем ничего заглушить не может.

Он принялся нажимать другие кнопки и слушать другие сказки, потом обнаружил на боковой стенке шкафчика ряд музыкальных кнопок и стал слушать разные марши, польки и вальсы. Однако голос не умолкал ни на минуту и твердил свое. Тогда Незнайка нажал кнопку, возле которой было написано: "Утренняя зарядка". И вот среди ночи раздался крик:

— Приготовьтесь к утренней зарядке! Откройте форточку, проветрите помещение. Начинаем занятие с ходьбы. Сделайте глубокий вдох. И-и... Раз, два, три, четыре!

Незнайка замаршировал босиком по комнате, потом перешел к подскокам: ноги в стороны, ноги вместе, ноги в стороны, ноги вместе, после чего приступил к наклонам и приседаниям. Гремела музыка, четко раздавалась команда. Незнайка старательно проделывал все упражнения, но совесть не унималась и продолжала жужжать прямо в уши:

"Разбуди Пестренького! Разбуди, разбуди, разбуди!"

Наконец Незнайка не выдержал, подошел к постели Пестренького и принялся трясти его за плечо:

— Вставай, Пестренький, мне надо тебе кое о чем рассказать.

Но где там! Пестренький заснул так крепко, что хоть из пушек пали. Тогда Незнайка вспомнил, что больше всего на свете Пестренький боится холодной воды. Он пошел к рукомойнику, набрал в кружку воды и принялся брызгать Пестренькому в лицо. Пестренький моментально проснулся и подскочил на постели.

— Что это за наказание! — захныкал он, протирая глаза. — Я ведь уже умывался сегодня!

— Послушай, Пестренький, я тебе расскажу одну вещь, только ты обещай мне, что не скажешь об этом Кнопочке.

— Да зачем мне ей говорить?

— Нет, ты обещай сначала.

— Ну, обещаю, только говори скорей. Спать хочется!

— Понимаешь, Пестренький, я сегодня превратил одного коротышку в осла.

— Ну и что тут такого? — ответил плаксиво Пестренький. — Неужели из-за этого надо меня ночью будить? Превратил — ну и превратил.

— Так ему, наверно, вовсе не хочется ослом быть!

— Мало ли чего ему не хочется! Вот еще!

— Нет, это все-таки нехорошо, Пестренький. Ты меня поругай за это.

— А зачем?

— Ну, меня, понимаешь, совесть мучит. Может, мне легче станет.

— Как же тебя ругать?

— Ну, придумай что-нибудь.

— Не знаю, что и придумать... Совсем, понимаешь, не умею ругаться!

— Ну скажи, что я олух бессмысленный.

— Олух бессмысленный, — повторил Пестренький.

— Скажи: скотина безмозглая.

— Скотина безмозглая!

— Глупая рожа.

— Глупая рожа!

— Ну, еще как-нибудь...

— Ослиный дурак!

— Правильно!

— Ну, легче стало?

— Нет, понимаешь, не легче. Ты, видно, на самом деле не умеешь ругаться. Лучше ты вот что... стукни меня кулаком хорошенько.

— А как стукнуть — по спине, что ли, или по шее?

— Давай, что ли, по спине... Вот так, хорошо! А теперь, что ли, по шее... Так! Еще разок... Во! Еще бей, не бойся... Ай!.. Ну, довольно, довольно! Размахался тут кулаками! А то как дам! Обрадовался, что драться можно!

— Сам ведь просил.

— Ну и что ж, что просил! Всему надо знать меру.

Незнайка забрался обратно в постель.

— Погоди, я до тебя еще доберусь! — грозил он, почесывая ушибленный затылок. — Не хочу сейчас связываться.

— Свинья ты неблагодарная, вот что! — ответил Пестренький.

— Ишь ты! — ответил Незнайка. — То говорил — не умею ругаться, а сам свиньей называет.

На этом разговор окончился, и они оба уснули.



Комментарии:

Читать сказку Незнайка в Солнечном городе Носов Н. Н. онлайн текст