Незнайка на Луне

Категория Носов Н. Н.

Глава десятая. В каталажке

Незнайка в тюрьме каталажкеТакелажным отделением, или попросту каталажкой, как ее окрестили сами арестованные, в полицейском управлении называлась огромная комната, напоминавшая по своему виду корабельную кладовую, где на многочисленных полках хранились различные корабельные снасти, обычно именуемые такелажем. Разница была лишь в том, что на полках здесь лежали не корабельные снасти, а обыкновенные коротышки.

Посреди каталажки стояла чугунная печь, от которой через все помещение тянулись длинные жестяные трубы. Вокруг печки сидели несколько коротышек и пекли в горячей золе картошку. Время от времени кто-нибудь из них открывал чугунную дверцу, вытаскивал из золы испеченную картошку и начинал усиленно дуть на нее, перебрасывая с руки на руку, чтоб поскорей остудить. Другие коротышки сидели на полках или попросту на полу и занимались каждый своим делом: кто, вооружившись иглой, штопал свою ветхую одежонку, кто играл с приятелями в расшибалочку или рассказывал желавшим послушать какую-нибудь грустную историю из своей жизни.

Помещение было без окон и освещалось одной-единственной электрической лампочкой, висевшей высоко под потолком. Лампочка была тусклая и светила, как говорится, только себе под нос. Как только Незнайка попал в каталажку и дверь за ним захлопнулась, он принялся протирать руками глаза, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в полутьме. Толку из этого вышло мало: он лишь размазал по лицу черную краску, которой были испачканы его руки.

Увидев новоприбывшего, несколько самых любопытных коротышек соскочили со своих полок и подбежали к нему. Незнайка в испуге попятился и, прижавшись спиной к двери, приготовился защищаться. Разглядев его измазанную физиономию, коротышки невольно рассмеялись. Незнайка понял, что бояться не надо, и его лицо тоже расплылось в улыбке.

– За что тебя к нам? За что ты попался? – стали спрашивать коротышки.

– Сам не пойму, братцы! – признался Незнайка. – Говорят, украл двадцать миллионов сам не знаю чего: не то фендриков, не то фертиков...

Громкий смех заглушил его слова.

– Наверно, фертингов, – подсказал кто-то.

– Во-во, братцы, фертингов. А я, честное слово, даже не знаю, какие это такие эти самые фертиги... фентриги...

Все хорошо знали, что фертинги – это не что иное, как деньги, поэтому Незнайкины слова были сочтены за остроумную шутку.

– Ты, я вижу, шутник! – сказал Незнайке коротышка, который стоял впереди всех.

Он был без рубашки. Как раз в тот момент, когда Незнайка вошел, он зашивал на рубашке дырку, и теперь так и стоял с иголкой в руке.

– Ну, допустим, что ты действительно ничего не стащил, – сказал коротышка с круглой стриженой головой, – но за какую-то вину тебя все-таки сцапали?

– Честное слово, братцы, никакой вины не было. Я просто пообедал к столовой, а этот тип говорит: "Давай деньги". А я-то ведь никаких денег у него не брал!

Все опять громко захохотали.

– Значит, ты пообедают и не заплатил деньги?

– Какие деньги? Объясните хоть вы мне, братцы, что у вас за деньги такие?

– Ну ладно, заладил! – сказал наконец кто-то. – Пошутил, да и хватит!

– Да я не шучу, братцы! Я на самом деле не знаю, какие такие деньги.

– Хватит, хватит! Ты еще скажешь, что с Луны к нам свалился.

– Нет, братцы, зачем же с Луны! Я прилетел к вам с Земли.

– Ну, это ты не очень удачно придумал, – сказал тот, который был стриженый. – А мы-то с тобой тогда где? Мы-то ведь и есть на Земле.

– Да нет, братцы, вы на Луне.

– Эка хватил! – рассмеялся тот, который был без рубашки. – Лунато по-твоему, где? Луна-то вокруг Земли. Эвона она где: сверху! – Он показал вверх иголкой, которую держал в руке. – Луна – это твердь небесная, а Земля – твердь земная. Про это в каждой книжке написано. Земля наша, словно юла, вертится внутри Луны. Понял?

– Это я знаю, – ответил Незнайка. – Я только не знал, что эта ваша Земля тоже называется Землей. Я говорю вам о другой Земле, о планете, которая находится там, далеко, за этой вашей наружной Луной.

– Так ты, значит, и прилетел к нам оттуда? – с деланным удивлением спросил стриженый.

– Оттуда, – подтвердил Незнайка.

– Во как! – покрутил головой стриженый. – Так ты пойди поскорей, братец, умойся, а то ты очень запачкался, пока летел.

Незнайка подошел к раковине и стал умываться под краном. А коротышки заспорили между собой. Одни утверждали, что Незнайка нарочно придумывает разные небылицы, чтоб сбить с толку полицию; другие говорили, что он попросту дурачок и болтает, что придет в голову; третьи решили, что он сумасшедший. Тот, который был без рубахи, уверял всех, что Незнайка, должно быть, свихнулся с ума, начитавшись книжек, а в книжках на самом деле сказано, что за наружной Луной есть какие-то огромные планеты и звезды, на которых тоже якобы живут коротышки. Вот он и вообразил, наверно, что прилетел к нам с такой планеты. Сумасшедшие всегда воображают себя какими-нибудь великими личностями, знаменитостями или отважными путешественниками.

В это время Незнайка кончил умываться и спросил:

– А где тут у вас полотенце?

– Еще чего захотел! – фыркнул стриженый. – Здесь тебе каталажка, а не гостиница. Понял? Таких роскошей, как полотенце, здесь не полагается.

– Как же вытереться?

– Просохнешь и так. Вот если хочешь, посиди возле печки, и высохнешь.

Незнайка подсел к коротышкам, которые грелись у печки. Стриженый тоже сел рядом.

– Так ты на самом деле не знаешь, какие бывают деньги? – спросил он Незнайку.

– На самом деле, – ответил Незнайка.

– Тогда надо показать тебе.

Стриженый достал из кармана несколько медных монеток.

– Вот смотри, – сказал он. – Эта самая маленькая монетка называется сантик, а вот эта, побольше, – два сантика; вот еще такая же монетка тоже два сантика, вот еще две монеты по пять сантиков, видишь? Всего, значит, у меня пятнадцать сантиков. А сто сантиков составляют один фертинг.

– А зачем они, эти сантики? – спросил Незнайка.

– Как – зачем? – удивился стриженый. – На них можно купить что хочешь.

– Как это – купить? – не понял Незнайка.

– Эка дурак! Купить – это купить, – объяснил стриженый. – Вот, к примеру сказать, у тебя есть шляпа, а у меня, видишь, пятнадцать сантиков. Я тебе даю пятнадцать сантиков, а ты мне даешь свою шляпу. Хочешь?

– Зачем же мне отдавать шляпу? – ответил Незнайка. – Шляпу можно на голове носить, а с сантиками что делать? Они медные и какие-то круглые.

– Вот и видно, что ты круглый осел! У кого есть сантики, тот все может купить. Вот ты, например, есть хочешь?

– Не хочу пока.

– Ну, скоро захочешь. А захочешь, что станешь делать? Будут у тебя денежки – купишь еды. А нет денег – сиди голодный.

– Соглашайся, – шепнул Незнайке сидевший рядом коротышка с длинным вихром на лбу. – Стрига говорит верно. А мы с тобой на пятнадцать сантиков купим картошки и будем печь в золе. Знаешь, как вкусно!

– Правильно! – подхватил Стрига. – Бери деньги, пока даю. Пятнадцать сантиков хорошая цена за такую шляпу. Тебе все равно никто больше не даст.

С этими словами он стащил с Незнайки его голубую шляпу и сунул в руку монетки.

– Бери, бери, не сомневайся! – заулыбался вихрастый. – Сейчас мы с тобой картошечки купим и подзакусим на славу!

– А где брать картошку? – спросил Незнайка.

– Ты давай сюда денежки, а я все устрою. Здесь, знаешь, все же тюрьма, а не гастрономический магазин.

Вихрастый взял у Незнайки монетки. Десять сантиков он незаметно сунул себе в карман, а пять сантиков зажал в кулаке и, подойдя к двери, негромко стукнул три раза. Звякнул замок. Дверь приоткрылась, и в нее заглянул уже знакомый нам полицейский Дригль.

– Слушай, Дригль, – зашептал вихрастый, – отпусти, братец, картошечки на пять сантиков. Мы хотим маленький пир устроить, новичка картошечкой угостить.

– Ладно, давай монету, – проворчал Дригль.

Вихрастый отдал ему монетку. Дверь затворилась. Через некоторое время она снова открылась, и Дригль сунул вихрастому бумажный пакет с картошкой.

– Видал, как надо? С деньгами, братец, нигде не пропадешь! – хвастливо сказал вихрастый и высыпал из пакета картошку на пол перед печью.

– Что это? – с удивлением спросил Незнайка.

– Как что? Сам видишь – картошка.

– Чего же она такая крошечная?

Картошка на самом деле была очень мелкая. Каждая картофелина размером с фасолевое зерно. Незнайка глядел на нее, глядел, и его даже начал разбирать смех. Стрига переглянулся с коротышками и украдкой повертел пальцем возле своего лба, как бы желая этим сказать, что Незнайка свихнулся с ума.

А вихрастый сказал:

– И нечего тут смеяться. Картошка вполне хорошая. Лучше и не бывает.

– Ну, у нас не такая картошка! – сказал Незнайка. – У нас картошка во! – Незнайка растопырил руки в стороны, словно собирался обхватить слона. – У нас картошка вырастает такая, что ее из земли вытащить невозможно. Мы выкапываем какая помельче, а с крупной никто и связываться не хочет. Так и остается в земле.

– Ну ладно, – сказал вихрастый, – мы положим картошку в печь, пусть печется, а ты тем временем будешь сказки рассказывать.

– Да я вовсе не сказки. Я говорю правду, – ответил Незнайка. – Это у вас тут все какое-то крошечное: яблоки – с кулачок, груши – смотреть не на что, малина – раз лизнул, и ее нет, клубника – с ноготок, огурцы – с пальчик...

– А у вас, что ли, крупней клубника? – спросил Стрига.

– У нас клубника – во! Одному коротышке и не поднять. И малина у нас – во! Огурцы величиной с коротышку, помидоры тоже. А арбузы величиной с двухэтажный дом.

– Врет и даже не покраснеет! – сказал кто-то.

– Врет – что водой хлещет! – подхватил Стрига.

– Да я же не вру, братцы! Вот вы сами увидите. Мы привезли вам семена наших растений. Там и огурцы есть, и помидоры, и арбузы, и свекла, и морковка, и репа...

– Где же они, семена эти?

– В ракете.

– А ракета где?

– А ракета там. – Незнайка показал пальцем кверху. – На этой самой вашей Луне.

– Ха-ха-ха! – раздалось со всех сторон.

Громче всех хохотал тот, который зашивал рубашку.

– Ну, это ты, брат, ловко придумал! – сказал он. – Попробуй-ка заберись туда.

– А разве туда трудно забраться? – спросил Незнайка.

– Да пока, видать, кроме тебя, там никто еще не побывал.

– Так надо придумать что-нибудь, – сказал Незнайка.

– Ну так ты думай, братец. Думать у нас тут никому не запрещается.

– Почему же ракета там, а ты здесь? – спросил Незнайку коротышка с черными, беспокойно бегающими по сторонам глазками.

– Ну, мы прилунились, то есть сели на поверхность Луны, а потом я пошел с Пончиком в пещеру, провалился в дырку и очутился здесь.

– Значит, ты и впрямь к нам с Луны свалился?

– Впрямь, – подтвердил Незнайка.

– А может быть, тебе все это во сне приснилось?

– Честное, говорю, слово, что не во сне.

– Ну, ежели не во сне, то такой случай надо отпраздновать, – подхватил Стрига. – Кстати, и картошка поспела. Ты ведь угостишь своих новых друзей картошкой, не правда ли? Тебя как звать?

– Незнайка.

– Слушайте, братцы! – торжественно объявил Стрига. – По случаю своего прибытия на нашу планету Незнайка всех угощает картошкой!

Лунные коротышки одобрительно загудели. Со всех сторон потянулись руки и стали выхватывать из золы картошку. У печки моментально возникла свалка. Несколько лунатиков даже подрались между собой. В минуту вся картошка была расхватана, и когда Незнайка потянулся к печке, в ней ничего не было.

– Что же это, неужели тебе ни одной картошечки не досталось? – сочувственно спросил вихрастый. – Ты поищи, братец, получше. Там должно быть еще.

Однако сколько ни рылся Незнайка в печке, он только золой измазался.

– Ну, сам виноват. Так тебе и надо! – сказал Стрига. – Не будешь зевать в другой раз. Здесь знаешь какой народ? На ходу подметки отрежут. Нос оторвут, так что и не заметишь, дурачина ты, простофиля!

– А ты меня дурачиной не обзывай! – обиделся Незнайка. – Отдавай шляпу обратно! Я с тобой не вожусь больше!

– Это как – отдавай шляпу? Ведь ты мне ее продал. Возвращай тогда деньги.

– Нет у меня никаких денег!

– Братцы, смотрите на него! – закричал Стрига. – Сам продал мне шляпу, а теперь отбирает обратно!

– Ты брось дурить, Стрига! Отдай ему шляпу. Это вы с Вихром нарочно подстроили, чтоб облапошить его, – сказал худенький, остроносенький коротышка, которого звали Козлик.

– Что? – закричал Стрига, наступая на Козлика. – Слышишь, Вихор, что он сказал? А ну-ка дай ему перцу!

Вихор бросился с кулаками на Козлика, но получил от него такой удар, что полетел в сторону. Стрига поспешил на помощь своему другу, и они вдвоем принялись тузить противника. Несколько коротышек бросились защищать Козлика, несколько других бросились помогать Вихру и Стриге. Мгновенно вспыхнула общая драка. Через минуту вся каталажка выла, визжала, стонала и крякала от ударов. Многие дрались, даже не зная, из-за чего все началось. Двое коротышек забрались на верхнюю полку. Один из них, свесившись вниз, колотил палкой всех, кто пробегал мимо, другой плевал им на головы. Какой-то толстенький коротышка набрал из печки горячей золы и старался запорошить ею глаза противникам. В воздухе во всех направлениях летали разные тяжелые предметы: кружки, ложки, миски и даже ботинки. Чугунная печь была опрокинута, и дым из нее валил прямо в помещение.

Во всей этой сутолоке никто не слыхал, как загремел ключ в замке. Дверь неожиданно отворилась, и в каталажку, как вихрь, ворвались четверо полицейских: Дригль, Сигль, Жмигль и Пхигль. Все четверо были одеты в прорезиненные электрозащитные плащи с капюшонами и вооружены сверхтолстыми усовершенствованными высоковольтными электрическими дубинками. Бросившись в самую гущу драки, они принялись тыкать дерущихся электрическими дубинками – кого в лоб, кого в нос, кого просто в шею или затылок. Электрические искры с треском сыпались направо и налево. Сраженные электрическими ударами, коротышки падали как подкошенные. Незнайка тоже полетел кувырком, испытав сильный электрический удар в ухо. Упавший рядом с ним черноглазенький коротышка толкнул его рукой в бок и зашептал:

– Ползи скорей в сторону. Надо под полкой спрятаться. Живей!

Они оба отползли по-пластунски в сторону и спрятались под полкой – ни дать ни взять, два таракана в щелке.

Не прошло и пяти минут, как все коротышки валялись на полу словно поленья. Как только кто-нибудь из них делал попытку встать или хотя бы начинал шевелиться, все четверо полицейских подбегали к нему и принимались жалить со всех сторон электрическими дубинками. Кончилось дело тем, что никто уже не пытался подняться на ноги и даже не шевелился.

Окинув взглядом победителя поле боя и убедившись, что все коротышки лежат неподвижно, полицейский Дригль набрал из-под крана воды и залил все еще пылавший огонь в опрокинутой печке. Вмиг каталажка наполнилась густым паром.

– Вот вам! – проворчал Дригль, бросая пустое ведро на пол. – Теперь и в баню ходить не понадобится!

Это замечание Дригля вызвало громкий смех Сигля, Жмигля и Пхигля. Нахохотавшись досыта, все четверо полицейских построились в одну шеренгу и отступили на исходные позиции. Хлопнула дверь. Зазвенел ключ в замке. Стало тихо. Вокруг все словно вымерло. Потом из-под полок один за другим начали вылезать коротышки, спрятавшиеся там в самом начале боя. Это были наиболее рассудительные обитатели каталажки, знавшие, что из-за чего бы ни началась драка, она неизбежно кончалась появлением полицейских, от которых доставалось всем без разбора: и правому и виноватому. Спустя некоторое время сраженные ударами электрических дубин также начали приходить в себя и расползаться по своим местам.

Отлежавшись на полках и отдохнув после драки, все принялись разыскивать свои вещи и приводить в порядок помещение. Несколько коротышек поставили на место лежавшую на боку печку и снова затопили ее. Постепенно порядок был наведен, все вещи были разысканы. Только Стрига нигде не мог отыскать Незнайкину шляпу.

– Вот видишь, что ты наделал! – кричал он на Незнайку. – Я тебе денежки отдал, а шляпа где? Теперь у меня ни денег, ни шляпы.

– Ну ничего, – утешал его Вихор. – Мы ему этого не простим. Он нам заплатит за шляпу. Завтра мы за него возьмемся, а сейчас пора спать.

Они оба полезли на свои полки. К Незнайке подошел Козлик:

– Ты, Незнайка, видать, и впрямь дурачок. Зачем свою шляпу отдал? Или тебе, может быть, на остров Дураков захотелось?

– А какой это остров? – спросил Незнайка.

– Разве ты ничего не слыхал про Дурацкий остров? – удивился Козлик.

– Ничего, – признался Незнайка.

– Ну так послушай. У нас здесь все можно. Нельзя только не иметь крыши над головой и ходить по улице без рубашки, без шляпы или без башмаков. Каждого, кто нарушит это правило, полицейские ловят и отправляют на Дурацкий остров. Считается, что если ты не в состоянии заработать себе на жилище и на одежду, значит, ты безнадежный дурак и тебе место как раз на острове Дураков. Первое время тебя там будут и кормить, и поить, и угощать чем захочешь, и ничего делать не надо будет. Знай себе ешь да пей, веселись да спи, да гуляй сколько влезет. От такого дурацкого времяпрепровождения коротышка на острове постепенно глупеет, дичает, потом начинает обрастать шерстью и в конце концов превращается в барана или в овцу.

– Не может быть! – воскликнул Незнайка.

– Ну вот! – усмехнулся Козлик. – Я тебе говорю правду.

– Почему же коротышки превращаются там в овец?

– Там, понимаешь, воздух какой-то вредный. Все от этого воздуха. Каждый, кто не работает и живет без забот, рано или поздно становится там овцой. Богачам, живущим на Дурацком острове, это выгодно. Сначала они затрачивают деньги, чтоб кормить коротышек, дают им возможность лодырничать, а когда коротышки превратятся в овец, их можно кормить травой и никаких денег тратить не нужно.

– А какие это – богачи? – спросил Незнайка. – У нас никаких богачей нету.

– Богачи – это те, у которых много денег.

– А для чего богачам, чтоб коротышки превращались в овец?

– Будто не понимаешь! Богачи заставляют рабочих стричь этих овец, а шерсть продают. Большие капиталы наживают!

– А почему богачи сами не превращаются там в овец? Разве на них вредный воздух не действует?

– Воздух, конечно, действует и на них, но у кого есть деньги, тот и на Дурацком острове неплохо устроится. За денежки богатей выстроит себе дом, в котором воздух хорошо очищается, заплатит врачу, а врач пропишет ему пилюли, от которых шерсть отрастает не так быстро. Кроме того, для богачей имеются так называемые салоны красоты. Если какой-нибудь богатей наглотается вредного воздуха, то скорей бежит в такой салон. Там за деньги ему начнут делать разные припарки и притирания, чтоб баранья морда смахивала на обыкновенное коротышечье лицо. Правда, эти припарки не всегда хорошо помогают. Посмотришь на такого богача издали – как будто нормальный коротышка, а приглядишься поближе – самый простой баран. Одно только, что деньги у него есть, а дурак дураком, честное слово! Впрочем, пора нам спать. Пойдем поищем для тебя полку, – закончил Козлик.

Они принялись бродить между полками, стараясь найти свободное место. Неожиданно кто-то тронул Незнайку за плечо. Незнайка поднял голову и увидел на верхней полке черноглазого коротышку, который помог ему спрятаться от полицейских под лавкой.

– Полезай сюда, – зашептал черноглазый. – Здесь рядом полка свободная.

Незнайка быстро залез на полку.

– Ты, Незнайка, держись поближе ко мне, – сказал черноглазый. – Я тебя в обиду не дам, а то ты, видать, на самом деле откуда-то издалека и совсем незнаком со здешними правилами.

– А как тебя звать? – спросил Незнайка.

– Мое имя Миге, но ты можешь звать просто Мига.

Незнайка улегся на полке и уже хотел заснуть, как вдруг вспомнил о Пончике.

– Батюшки! – вскричал он. – А ведь Пончик-то там остался!

– Какой Пончик? – с недоумением спросил Мига.

Незнайка принялся рассказывать Миге, как они летели в ракете с Пончиком. Мига сказал:

– Об этом пока не говори никому ни слова. Тебе все равно не поверят, и ты только дело испортишь. За все надо браться с умом. По-моему, тебя здесь долго держать не станут. А мы вот что предпримем. Я тебе дам письмо к одному надежному коротышке. Как только освободишься, пойдешь прямо к нему. Он тебя приютит на первое время, а потом мы с тобой встретимся и обтяпаем это дельце. Не беспокойся, все сделаем: и Пончика выручим, и сами не будем в обиде. У меня уже созрел в голове план...

Мига хотел еще что-то сказать, но в этот момент глаза у Незнайки закрылись и он заснул так крепко, как уже давно не спал.

Это была его первая ночь на Луне.


Комментарии:

Читать сказку Незнайка на Луне Носов Н. Н. онлайн текст