Незнайка на Луне

Категория Носов Н. Н.

Глава девятая. Как Незнайка встретился с Фиглем и Миглем

домикиИзбавившись от преследования, Незнайка во весь дух помчался по улице, огороженной с обеих сторон высокими заборами. Из-за заборов раздавался непрерывный собачий лай, и Незнайке казалось, что свирепые псы все еще гонятся за ним. От страха он даже не замечал, где бежал, и начал приходить понемножку в себя, когда очутился на улице с оживленным движением. Тут только он оглянулся и увидел, что позади уже нет напугавших его собак. Вокруг по тротуарам шагали лунные коротышки: никто никуда не бежал, никто никого не преследовал, никто никаких враждебных действий по отношению к Незнайке не предпринимал. Здесь уже не было глухих дощатых заборов. По обеим сторонам улицы стояли высокие дома, в нижних этажах которых помещались различные магазины.

Незаметно наступил вечер. Повсюду зажглись фонари. Мягким, льющимся изнутри светом осветились витрины магазинов. На стенах домов засверкали, замигали разноцветными огнями световые рекламы. Чем дальше шел Незнайка, тем шире становились улицы, выше дома, наряднее магазины и ярче огни реклам. Поперек улиц протянулись ажурные металлические арки и виадуки, на которых были устроены разные аттракционы: качели, карусели, спиральные спуски, "прыгающие лошадки", "летающие велосипеды", а также чертовы колеса различных систем и размеров. Все это крутилось, качалось, шаталось, прыгало и брыкалось и сияло тысячами светящихся электрических лампочек.

Особенно среди всего этого великолепия выделялось одно огромнейшее чертово колесо, которое мало того что вертелось, как обычное чертово колесо, но еще в то же время вихлялось в разные стороны, словно собиралось свалиться на головы прохожим.

Тысячи коротышек карабкались вверх по лестницам, чтобы покачаться на качелях, потрястись на заводных деревянных лошадках, прокатиться над улицей по канату на специальном велосипеде, покружиться на карусели, или хотя бы на чертовом колесе.

Внизу, вдоль тротуаров, были выставлены кривые зеркала, и каждый мог вдосталь нахохотаться, глядя на отражение своей вытянутой, сплюснутой или перекошенной самым неестественным образом физиономии.

Тут же перед многочисленными столовыми и кафе, прямо на тротуаре, стояли столики. Многие коротышки сидели за столиками и ужинали, пили чай, кофе или газированную воду с сиропом, ели мороженое или просто закусывали. Некоторые танцевали тут же под музыку, которая гремела со всех сторон. Официанты и официантки бегали с подносами между столиками и приносили желающим разные кушанья. Незнайка кушает за столиком кафе

Увидев ужинавших коротышек, Незнайка вспомнил, что давно уже хочет есть. Недолго думая он сел за свободный столик. Сейчас же к нему подскочил официант в аккуратненьком черном костюме и спросил, что бы ему желалось покушать. Незнайка пожелал съесть тарелочку супа, после чего попросил принести порцию макарон с сыром, потом съел еще две порции голубцов, выпил чашечку кофе и закусил клубничным мороженым. Все это оказалось чрезвычайно вкусным.

Насытившись, Незнайка почувствовал себя счастливым и добрым. От радости ему хотелось запеть или сделать кому-нибудь что-нибудь очень приятное. Он сидел за столом, слушал музыку, смотрел на танцующих, разглядывал сидевших за соседними столами лунатиков. Все они оживленно беседовали между собой и весело смеялись. У всех были добрые, приветливые лица. И этот черненький коротышка, который приносил Незнайке еду, тоже очень приветливо поглядывал на него.

"Что ж, здесь вполне хорошо! – благодушно подумал Незнайка. – Видно, и на Луне живут добрые коротышки!"

Все, что произошло с ним до этого, стало казаться ему каким-то недоразумением или нелепым сном, о котором не стоит и вспоминать.

Поднявшись из-за стола и помахав официанту издали на прощание ручкой. Незнайка отправился дальше, но официант быстро догнал его и, вежливо улыбнувшись, сказал:

– Вы забыли, дорогой друг, о деньгах.

– О чем? – с приятной улыбкой переспросил Незнайка.

– О деньгах, дорогой друг, о деньгах!

– О каких, дорогой друг, деньгах?

– Ну, вы же должны, дорогой друг, заплатить деньги.

– Деньги? – растерянно произнес Незнайка. – А что это, дорогой друг? Я, как бы это сказать, впервые слышу такое слово.

Улыбка моментально соскочила у официанта с лица. Он даже как-то неестественно побледнел от злости.

– Ах вот что! – пробормотал он. – Впервые слышишь такое слово? Ну это тебе не пройдет так!

Схватив Незнайку за руку, он оттащил его в сторону и, достав из кармана свисток, пронзительно засвистел. Сейчас же откуда-то из темноты вынырнул рослый коротышка в синем мундире с блестящими металлическими пуговицами и в медной каске на голове. В руках у него была увесистая резиновая дубинка, а у пояса пистолет в кобуре.

– Господин полицейский, вот этот не отдает деньги! – пожаловался на Незнайку официант.

– Ты как смеешь не отдавать деньги, скотина? – заорал полицейский, упершись руками в бока и выставив вперед свой толстый живот.

– Во-первых, я не скотина, – с достоинством ответил Незнайка, – а во-вторых, у меня нет никаких денег. Я никаких денег у него не брал и даже не видел.

– А вот это ты видел? – спросил полицейский и сунул Незнайке под нос резиновую дубинку.

Незнайка невольно откинул голову назад.

– Что это, по-твоему? – спросил полицейский. – Ну-ка понюхай.

Незнайка осторожно понюхал кончик дубинки.

– Резиновая палка, должно быть, – пробормотал он.

– "Резиновая палка"! – передразнил полицейский. – Вот и видно, что ты осел! Это усовершенствованная резиновая дубинка с электрическим контактом. Сокращенно – УРДЭК. А ну-ка, стой смирно! – скомандовал он. Р-р-руки по швам! И никаких р-разговоров!

Незнайка машинально поднял голову и вытянул руки по швам. Полицейский ткнул его кончиком дубинки в лоб. Раздался треск. Незнайку ударило электрическим током, да так сильно, что искры полетели из глаз, в голове загудело, и он зашатался, не в силах устоять на ногах. Схватив Незнайку за шиворот, полицейский принялся шарить у него в карманах и, ничего в них не обнаружив, потащил его сквозь толпу, которая начала собираться вокруг.

– Р-р-разойдись! И никаких р-разговоров! – кричал он, угрожающе размахивая дубинкой.

Толпа моментально рассеялась. Полицейский протащил Незнайку по улице, свернул в узенький переулок и остановился возле черной полицейской машины, напоминавшей автофургон с небольшим зарешеченным окном в кузове. Открыв настежь дверцу, которая была с задней стороны кузова, он повелительно кивнул Незнайке пальцем и, нахмурив брови, сказал:

– Фить! Фить!

– А что это значит – "фить-фить"? – не понял Незнайка.

– А то значит, что быстрей полезай в кузов, пока я не разозлился! – заорал полицейский.

Увидев, что Незнайка медлит, он с такой силой ткнул его в спину дубинкой, что тот кувырком полетел в кузов.

Не успел Незнайка сообразить, что произошло, как дверца за ним захлопнулась. Поднявшись с грязного, заплеванного пола, Незнайка приналег на дверцу плечом, но она не открывалась. Тогда он изо всех сил забарабанил в дверь кулаком и закричал:

– Эй, что здесь у вас творится?

Полицейский, однако, не удостоил его ответом, а сел в кабину рядом с шофером и скомандовал:

– Живо в полицейское управление!

Мотор загудел. Автомобиль запрыгал по камням мостовой, и через четверть часа Незнайка уже был в полицейском управлении. Полицейский, которого, кстати сказать, звали Фиглем, сдал Незнайку с рук на руки другому полицейскому, которого звали Миглем. Полицейский Мигль был одет в такой же мундир, как и Фигль, только пуговицы на его мундире не отличались таким ярким блеском, как пуговицы на мундире Фигля. Это, по всей вероятности, объяснялось тем, что служба полицейского Мигля протекала не на открытом воздухе, а в закрытом, плохо проветриваемом помещении, отчего металл, из которого были сделаны пуговицы, постепенно покрывался окислами и тускнел.

Все стены этого помещения были заставлены высокими шкафами, в которых хранились сведения о различных преступниках. Посреди комнаты стоял крепкий дубовый стол с тяжелыми прямыми четырехугольными ножками. Позади стола с одной стороны стоял фотографический автомат для изготовления фотокарточек, с другой стороны находился рентгеновский аппарат, с помощью которого просвечивали арестованных насквозь, чтоб узнать, не утаили ли они похищенных ценностей у себя в желудке, предварительно проглотив их. У дверей находилась так называемая штафирка, то есть прибор для измерения роста преступников, состоявший из длинной, установленной на подставке вертикальной рейки с делениями и подвижной планки.

На столе стояли телефонный аппарат, ящик с чистыми бланками для регистрации арестованных, плоская коробочка с черной типографской краской для изготовления отпечатков пальцев и медная каска Мигля.

Для точности необходимо сказать, что медная каска Мигля блестела менее ярко, нежели каска Фигля. Это обстоятельство особенно хорошо стало заметно, когда вошедший в комнату Фигль снял с головы каску и поставил ее на столе рядышком с каской Мигля. При этом обнаружилось еще и то, что между Миглем и Фиглем было большое сходство: оба были скуластые, широколицые, у обоих были низкие лбы и темные, жесткие, подстриженные ежиком волосы, начинавшиеся чуть ли не от самых бровей.

Несмотря на большое внешнее сходство, в характерах Фигля и Мигля было большое различие. Если Фигль был коротышка сердитый, не терпевший, как он сам утверждал, никаких разговоров, то Мигль, наоборот, был большой любитель поговорить и даже пошутить. Как только дверь затворилась за Фиглем, Мигль сказал Незнайке:

– Осмелюсь вам доложить, милейший, что во всем полицейском управлении первое лицо – это я, так как первое, что вы видите, попадая сюда, это не что иное, как мое лицо. Хы-хы-хы-ы! Не правда ли, остроумная шутка?

Не дав Незнайке ответить на заданный вопрос, он продолжал:

– Моей первой обязанностью является выяснить личность каждого пойманного преступника, то есть в данном случае вашу личность.

– Но я же ведь не преступник! – возразил Незнайка.

– Все так говорят, милейший, – перебил его Мигль, – потому что цель каждого преступника – это запутать полицию, заморочить ей, так сказать, голову и, воспользовавшись этим, удрать. Должен, однако, предупредить вас, милейший, что вам это не удастся, так как у нас имеются исключительно точные методы расследования преступлений, и вы сейчас сами удостоверитесь в этом. Прошу вас назвать свое имя.

– Незнайка.

– Вот видите, – сказал Мигль, – вы говорите, что вас зовут Незнайка, но откуда я могу знать, что Незнайка – это настоящее ваше имя? Может быть, под именем Незнайки скрывается какой-нибудь опасный преступник. Ведь преступники любят менять свои имена. Вот и вы, например. Сегодня вы, к примеру сказать, Незнайка, завтра – Всезнайка, послезавтра – еще какая-нибудь Чертяйка (хы-хы! Не правда ли, остроумно?). Попробуй тут разберись! Мы, однако ж, во всем прекраснейшим образом разберемся. Смею обратить ваше внимание на эти три шкафа. В них хранятся у нас описания всех преступников, с которыми нам когда-либо приходилось иметь дело. Но если мы начнем искать описание вашей личности во всех трех шкафах, то не справимся с этим и за три года. Для ускорения розыска мы делим всех преступников на три категории. В первом шкафу у нас хранятся описания преступников высокого роста, во втором – среднего роста, а в третьем низеньких. Для того чтоб найти ваше описание, мы должны измерить ваш рост.

– Но у вас не может быть моего описания, так как я только сегодня прибыл на вашу планету, – сказал Незнайка.

– Все так говорят, милейший, абсолютно все! – воскликнул Мигль, даже не слушая, что говорил Незнайка. – Вот попрошу вас встать на минутку к штафирочке. Вот так... Стойте смирненько! Пяточки вместе! Руки по швам!

Говоря это, Мигль поставил Незнайку затылком к вертикальной рейке и, опустив ему на голову подвижную планку, заметил деление, на которое указывала стрелка прибора.

– Так, – сказал он. – Ваш рост, выраженный в стандартных измерительных единицах, равняется семидесяти двум. Значит, вы коротышка среднего роста, и искать ваше описание нужно во втором шкафу. Это, однако, еще не все. Как вы сами можете убедиться, в каждом шкафу у нас три отделения. В верхних отделениях каждого шкафа у нас хранятся коротышки с большими головами, в средних отделениях – коротышки со средними головами и, наконец, в нижних – коротышки с маленькими головами. Измеряем окружность вашей головы... Вот так... Тридцать единиц. Видим, таким образом, что у вас голова большая: вас, следовательно, надо искать в верхнем отделении. Но и это еще не все: в каждом отделении, как видите, имеется по три полки. На первых полках у нас везде коротышки с длинными носами, на вторых – со средними, на третьих – с коротенькими. Измеряем ваш нос и видим, что он длиной лишь в две с половиной единицы, то есть коротенький. Ваше описание, следовательно, надо искать на третьей полке верхнего отделения второго шкафа. Это уже сущий пустяк, так как все бланки с описаниями расположены по росту. Нас не интересуют преступники ростом семьдесят и семьдесят один – отбрасываем их; нас не интересуют головы двадцать восемь и двадцать девять – отбрасываем; нас не интересуют носы два и полтора – отбрасываем. А вот и ваш бланк, все точно: рост – семьдесят два, окружность головы – тридцать, нос – два с половиной... Знаете, кто вы?

– Кто? – с испугом спросил Незнайка.

– Знаменитый бандит и налетчик, по имени Красавчик, совершивший шестнадцать ограблений поездов, десять вооруженных налетов на банки, семь побегов из тюрем (последний раз бежал в прошлом году, подкупив стражу) и укравший в общей сложности ценностей на сумму двадцать миллионов фертингов! – с радостной улыбкой сообщил Мигль.

Незнайка в смущении замахал руками.

– Да что вы! Что вы! Это не я! – сказал он.

– Да нет, вы, господин Красавчик! Чего вы стесняетесь? С этакими деньжищами, как у вас, вам совершенно нечего стесняться. Думаю, что от двадцати миллионов у вас кое-что осталось. Кое-что вы, несомненно, припрятали. Да дайте вы мне из этих ваших миллионов хотя бы сто тысяч, и я отпущу вас. Ведь никто, кроме меня, не знает, что вы знаменитый грабитель Красавчик. А вместо вас я засажу в тюрьму какого-нибудь бродяжку, и все будет в порядке, честное слово!

– Уверяю вас, вы ошибаетесь! – сказал Незнайка.

– Ну вот! Стыдно вам, господин Красавчик! Неужели вам жалко каких-то там ста тысяч? При таких доходах, как ваши, я бы и двухсот не пожалел, лишь бы быть на свободе. Ну дайте хоть пятьдесят тысяч... Ну, двадцать... Меньше не могу, честное слово! Дайте двадцать тысяч и убирайтесь себе на все четыре стороны.

– Просто не понимаю, о чем вы говорите, – развел Незнайка руками. – Я не Красавчик и...

– Знаю, знаю все, что вы скажете, – перебил Мигль. – Вы не Красавчик и никаких денег не брали, но ведь здесь вот, на бланке, все ваше. Рост семьдесят два. Ваш рост это или не ваш? Голова – тридцать. Ваша голова? Нос – два с половиной... И еще вот фотокарточка ваша здесь.

Незнайка взглянул на карточку, которая была приклеена к бланку, и сказал:

– Это не моя фотокарточка. Я совсем не похож на коротышку, который здесь снят.

– Верно! Совсем не похожи! А почему? Потому что вы изменили свою внешность. У нас, милейший, за деньги все можно сделать. И внешность свою изменить, и даже нос другой себе прирастить. Такие случаи уже бывали.

– Я не приращивал себе другого носа! – с возмущением ответил Незнайка.

– Все так говорят, милейший, поверьте мне. Ну да ладно! Не хотите дать двадцать тысяч, дайте хоть десять... Попадете в тюрьму, там с вас дороже возьмут. Там обдерут вас как липку, и из миллионера вы превратитесь в нищего и будете плакать горькими слезами. Ну дайте хоть пять тысяч... хоть тысячу!.. Что же вы хотите, чтоб я даром вас отпустил? Нет, придется поместить вас на пару деньков в такелажное отделение, там вы, быть может, еще одумаетесь, а сейчас мы исполним некоторые формальности.

Достав из ящика чистый бланк, Мигль записал на нем Незнайкино имя, проставил рост, размер головы и носа, снял с него фотокарточку, просветил рентгеном, после чего испачкал ему обе руки черной краской и заставил оставить отпечатки пальцев на бланке.

– Мы пошлем отпечаточки ваших пальчиков на исследование и сравним их с отпечатками пальцев Красавчика, тогда, надеюсь, вы сами убедитесь, что вы – это вы, то есть Красавчик, и перестанете спорить. А теперь я вынужден с вами проститься.

Мигль нажал кнопку электрического звонка, и в дверь вошел полицейский Дригль – такое же широкоскулое, туповатое лицо с низким лбом и подстриженными ежиком волосами.

– В каталажку! – коротко приказал Мигль, махнув рукой в сторону Незнайки.

Дригль хмуро взглянул на Незнайку и распахнул перед ним дверь:

– Фить! Фить!

Видя, что Незнайка хочет что-то сказать, он угрожающе взмахнул резиновой дубинкой и прокаркал, словно ворона:

– Мар-рш, тебе говор-рят! И никаких р-разговор-ров!

Сообразив, что разговоры действительно не принесут пользы. Незнайка махнул рукой и вышел за дверь.


Комментарии:

Читать сказку Незнайка на Луне Носов Н. Н. онлайн текст