Путешествие Голубой Стрелы

Категория Родари Джанни

Глава XIII. ПОДВИГ СЕРЕБРЯНОГО ПЕРА

Синьора баронесса, это они!

– Тише, Тереза, тише, а то они услышат и убегут!

– Бог мой, только этого еще не хватало после всех лишений, которые мы перенесли, отыскивая их!

– Замолчи, говорят тебе, а то я снижу тебе заработную плату!

Старая служанка замолчала, потому что, когда Фея обещала увеличить заработную плату, это можно было не принимать всерьез, но, когда она угрожала ее снизить, можно было держать пари, что она сдержит свое обещание. Из всех арифметических действий сложение нравилось ей тогда, когда она подсчитывала свои доходы, а вычитание – когда ей приходилось платить другим. Она считала, что сложение и умножение были действиями синьоров, а вычитание и деление – удел бедняков.

Всю ночь Фея и ее служанка мчались как сумасшедшие, рискуя сломать метлу, на которой летели. Когда они уже выбились из сил и собирались повернуть назад, острые глазки Феи заметили сквозь снегопад Голубую Стрелу, которая с потушенными фарами мчалась вдоль трамвайной линии в сторону городской окраины.

– Вот они, – сказала Фея.

Наши друзья еще ничего не заметили: они так радовались, что наконец отыскали следы своего Франческо.

– Следы совсем свежие, – ликовал Кнопка, – без сомнения, мы уже близки к цели.

Внезапно Серебряное Перо вынул трубку изо рта, как будто хотел что-то сказать. Однако не сказал ничего, но его уши стали двигаться во всех направлениях, как у волка; все краснокожие тоже стали прислушиваться.

Один из ковбоев, который был хорошо знаком с краснокожими, помчался предупредить Начальника Станции.

– Краснокожие что-то услышали.

– Ну и что же? На то у них и уши, чтобы слышать.

– Серебряное Перо чем-то озабочен. Может быть, он почуял какую-нибудь опасность?

– Он что, тоже нюхает? Ну и поезд: вместо того чтобы двигаться по рельсам, двигается по запаху! Кнопка нюхает уже несколько часов подряд, а теперь за это же принялся этот старый дурак. Оставьте меня в покое. Голубая Стрела больше не остановится ни на секунду.

Должен вам признаться, что иногда на нашего Начальника Станции находит необъяснимое упрямство. Но ему все же пришлось остановить поезд, потому что Серебряное Перо и все его люди выпрыгнули на ходу из вагона, рискуя сломать себе шею, и расположились вокруг Голубой Стрелы, держа наготове свои боевые топоры.

– Что все это значит, в конце концов? – яростно воскликнул Начальник Станции. – Не кажется ли вам, что вы выбрали неподходящее время для шуток?

Серебряное Перо невозмутимо посмотрел на него.

– Мы слышать шум. Кто-то ходит по деревьям.

– Вы слышали шум? – воскликнул Начальник Станции.

И вдруг на дереве хрустнул сучок. Это старая служанка, боясь упасть, уцепилась за ветку, которая не выдержала ее тяжести и треснула.

– Шш! – прошипела Фея. – Тихо! Не шевелись! Останься на месте нас услышали!

– Не могу остаться на месте, я вот-вот упаду.

– Я говорю тебе: останься на месте.

 – Скажите это ветке, синьора баронесса. Она трещит, я слышу. Ради бога, синьора хозяйка, помогите!

Услышав, что служанка назвала ее «синьора хозяйка» вместо «синьора баронесса». Фея ужасно рассердилась. Служанка подумала, что Фея хочет поколотить ее, и отпрянула назад. Но от слишком быстрого движения она потеряла равновесие и с криком рухнула вниз. Правда, она упала на снег и не ушиблась, но в тот же миг краснокожие окружили ее и своими топорами, как кольями пригвоздили к земле ее юбку.

– Вернись назад! – закричала испуганная Фея. – Лезь скорее на дерево!

– Помогите, синьора хозяйка, помогите! Я попала в плен к индейцам! Они вырвут мне волосы!

Но Фея боялась ввязываться в сражение. Долгие годы игрушки повиновались ей беспрекословно. А сейчас хозяйка не была уверена в своей власти над ними. Они сами захотели убежать, теперь она это поняла. И, если судить по тому, как они обошлись с бедной служанкой, вряд ли захотят вернуться.

– Хорошо! – крикнула она. – Я полечу одна! Но не приходи потом жаловаться, если я снижу тебе заработную плату. Я не могу позволить себе роскошь платить тебе деньги за то, что ты в рабочее время спокойно развалилась посреди улицы.

– Какое тут спокойствие, синьора хозяйка! Разве вы не видите, что они пригвоздили мою юбку к земле своими топорами?

Но Фея не стала ее слушать. Бормоча проклятия, она улетела.

Серебряное Перо стоял в двух сантиметрах от носа служанки и с любопытством наблюдал за ней.

– Синьор индеец, – стала спрашивать бедная старушка, – вы вырвете мне волосы, не так ли? Ведь такой у вас обычай?

– Мы не вырывать ни один волос, – строго произнес Серебряное Перо. – Мы есть храбрый индеец, никого не убиваем, а только играть с детьми.

– Ах, спасибо, синьор индеец! А что вы будете делать со мной? Если вы отпустите меня, то я обещаю вам…

– Что вы обещаете?

– Вот видите, я сделала список всех детей, которые не получат подарков от Феи. Что ж вы думаете, мне ведь тоже их жаль… Я не могу видеть их грустные лица, когда они приходят к моей хозяйке. Я записала их имена, видите? Вот он, список… Может быть, вы захотите отправиться к кому-нибудь из них?

Если бы ей позволили продолжать, она болтала бы еще до сих пор, а ведь все это случилось десять лет, шесть месяцев и пять дней тому назад.

Но Серебряное Перо молниеносно принимал решения.

Он выхватил список, который протягивала ему служанка, приказал освободить ее, вскочил в вагон вместе со своими людьми и снова взял в рот трубку.

– Что же теперь делать? – спросил Начальник Станции.

– Нас ждет Франческо, – робко промолвил Кнопка. – Мы, наверно, находимся в десяти шагах от его дома.

– Сначала ходить в дом к Франческо, и кто хочет – остаться с ним. Потом ходить к другим мальчишкам, – сказал Серебряное Перо.

– Тысяча бродячих китов! Если вы думаете, что я хочу путешествовать всю мою жизнь, как Летучий Голландец, то вы жестоко ошибаетесь. Как только мы приедем к Франческо, я поставлю мой корабль в таз, подниму паруса, выберу якорь и попрощаюсь с вами тремя гудками сирены.

Последние слова Полубородого потонули в грохоте колес. Голубая Стрела снова тронулась в путь. Никто даже не взглянул в сторону бедной старой служанки, которая отряхивала снег с юбки и печально вытирала глаза.

– Я не обижаюсь, – шептала старуха. – Они ничего мне плохого не сделали. Но неужели они думают, что моя хозяйка на самом деле такая скупая, какой она кажется? Нет, нет, я всем скажу, даже если вы не захотите выслушать меня: хозяйка, конечно, скуповата, но она ведь бедная. Она ничего не может дарить даром, потому что ей самой приходится покупать эти игрушки. Если бы она была так богата, как сказочная Фея, она всем раздавала бы подарки бесплатно. Но ведь она не Фея из сказки, а самая обыкновенная женщина. Поэтому она и дает игрушки только тем, кто платит.

И старушка, прихрамывая, направилась к магазину Феи, чтобы дождаться там своей хозяйки, которая в полночь обычно возвращалась домой, чтобы подкрепиться чашечкой кофе.

«Я волью ей в кофе три ложечки рома, – подумала старая служанка, – она будет довольна и не станет особенно ругать меня».

 Тем временем Кнопка бежал все быстрее. Следы привели его в очень узенькую улочку, в которой было столько снегу, что пришлось пустить в ход снегоочиститель. Перед одной дверью следы кончились. Кнопка остановился так внезапно, что Машинист едва успел затормозить, чтобы не задавить щенка.

– Мы приехали? – спрашивали пассажиры.

– Да, приехали, – подтвердил Кнопка, сердце которого стучало, как молоток: тук, тук, тук…

– Тогда войдемте, – предложил Начальник Станции, с любопытством глядя на дверь.

Это была такая же дверь, как и все остальные, только все двери были закрыты, а эта открыта.

– Что за люди? – воскликнул Начальник Станции. – Спят в январе с открытой дверью, да еще в такую метель! Может быть, они не чувствуют холода?

 

Глава XIV. СЕРДЦА ТРЕХ МАРИОНЕТОК

Пассажиры Голубой Стрелы огорченно посмотрели друг на Друга. – Бедный мальчик! – вздохнул Машинист. – Что же с ним случилось?

– Сколько мы проехали, и все без толку! – добавил Начальник Станции.

– Тысячи бродячих китов! – послышалось ворчание Полубородого Капитана. – Мы думали, что прибыли в порт, а на самом деле снова находимся в открытом море.

Куклы выглянули из окошек и вышли из поезда, но тут же вскочили обратно в вагоны, чтобы не промочить ноги в снегу.

Лошади ковбоев топтались на месте.

– Нам ничего не остается, как вернуться в лавку Феи, – грустно прошептал Начальник Станции.

– Никогда! – решительно воскликнул Полубородый. – Скорее я буду плавать в луже или сделаюсь пиратом!

– Что же вы предлагаете?

– Я уже сказал: что касается меня, то к хозяйке я не вернусь.

Серебряное Перо вспомнил о списке, который он взял у служанки Феи. Он вытащил список из кармана и принялся изучать его.

– Здесь есть много Франческо, – сказал он.

Перед пассажирами Голубой Стрелы сверкнул луч надежды.

– А наш здесь есть?

– Нет. Здесь много других Франческо и много Пьеро, Анн, Марий, Джузеппе.

– Все эти дети не получат подарков от Феи, – прошептал Полубородый. – Кто знает! Может быть… Правильно я говорю?

– Да, – неохотно согласился Начальник Станции, – я понял, что вы хотели сказать. Если мы не найдем нашего Франческо, то можем осчастливить других детей. Что скажет на это Серебряное Перо?

Старый вождь еще никак не мог понять, что в мире есть много мальчиков по имени Франческо и большинство из них остались без подарков. Может быть, он думал, что в мире существует только один Франческо или, по крайней мере, два: богатый и бедный. А тут в одном списке бедняков оказалось так много Франческо, что, только, чтобы перечислить их всех, нужно кончить хотя бы третий класс начальной школы.

– Как много Франческо! – продолжал повторять он. Казалось, лишь сейчас он обнаружил, что мир такой большой. А ведь они всю ночь кружили по городу, видели тысячи домов с тысячами окон.

 – Мы ходить искать все Франческо, – сказал наконец Серебряное Перо.

– Все по вагонам! – закричал Начальник Станции.

Но в этой команде уже не было необходимости: все пассажиры и без того сидели в вагонах, тесно прижавшись друг к другу, чтобы согреться.

Три Марионетки мерзли за троих и так сильно стучали зубами, что в их купе никто не мог уснуть.

– Нельзя ли потише? – ворчали пассажиры. – Разве вы не видите, что мы устали и нуждаемся в отдыхе? Сердца у вас нет!

– Да, у нас нет сердца, – грустно ответили Марионетки.

– Ах, оставьте ваши шутки!

– Это не шутки, у нас действительно нет сердца. Мы сделаны из дерева и из папье-маше. Если бы у нас было сердце, нам не было бы так холодно.

Из коробки карандашей наружу выскочил Красный.

– Я позабочусь об этом, – сказал он.

И тремя штрихами он нарисовал сердца на платьях трех Марионеток. Получилось три чудесных красных сердца. Они были немножко кривые с одной стороны и такие большие, что занимали всю грудь.

– Готово, – удовлетворенно объявил Красный Карандаш.

– Спасибо, – поблагодарили три Марионетки.

– Лучше вам теперь?

– О, гораздо лучше! Теперь мы чувствуем тепло на груди, под сердцем.

А через несколько минут они почувствовали тепло в ушах, в руках и в ногах – словом, в самых отдаленных от сердца местах, где холод особенно мучает бедных людей.

– Теперь мы совсем согрелись, – сказали три Марионетки. – Как хорошо иметь сердце!

И, довольно поглядывая на грудь, где три больших красных сердца сверкали, как медали за отвагу, они спокойно заснули.

Тем временем Голубая Стрела медленно двинулась вперед. Дорогу паровозу указывал… «Кнопка!» – скажете вы. Нет, друзья, вы ошиблись. Кнопка не поехал. Кнопка остался на пороге дома Франческо, своего Франческо.

 – Я не пойду с вами, – робко сказал он, – я хочу найти Франческо.

– Но ведь их так много! – сказали ему.

– Я знаю, но я хочу отыскать нашего.

Верный маленький песик печально смотрел на удалявшуюся Голубую Стрелу.

Перед паровозом ехал Мотоциклист, который держал на руле, как на пюпитре, список с адресами детей.

– Счастливого пути! – чуть слышно крикнул Кнопка.

Но никто его уже не слышал.

 

Глава XV. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ФРАНЧЕСКО

Бедный Кнопка! Конечно, он не мог знать, где Франческо. Разве только я сказал бы ему это на ухо. Я единственный человек, который это знает, потому что я выдумал эту историю.

Я могу отправить Франческо куда захочу. Могу заставить его спать или бодрствовать, могу посадить его на верхушку самой высокой башни или заставить ехать в автомобиле.

Так где же Франческо?

Лучше сказать вам об этом, и прежде всего я должен признаться, что обманул вас. Это неправда, что я выдумал Франческо. Франческо существует на самом деле; сейчас он уже вырос и, может быть, даже не помнит о своих приключениях в ту новогоднюю ночь. Но я помню, что Франческо было десять лет, он учился в четвертом классе, а после уроков продавал газеты.

Свой маленький заработок Франческо должен был приносить домой. Его отец болел, а мать работала прислугой у богатых синьоров.

За несколько дней до Нового года отец умер. Франческо и его матери пришлось переехать, потому что их комната стоила слишком дорого. Они погрузили свои скудные пожитки на тележку и отправились на окраину города, туда, где стояли деревянные бараки с окнами без стекол, заклеенными старыми плакатами.

А знаете, почему Кнопка не мог найти следов Франческо? Потому что мальчику пришлось выбросить свои старые башмаки и надеть башмаки отца. Они тоже были старые, но пока еще не совсем развалились. Ноги Франческо так свободно болтались в них, что туда могли поместиться вдобавок ноги обоих его братьев.

Впрочем, даже если бы Кнопка каким-нибудь чудом отыскал в этот вечер новый дом Франческо, этот старый, полуразвалившийся деревянный барак, наши друзья и там не застали бы мальчика. Дело в том, что Франческо нашел себе новую работу. Он поступил в маленький кинотеатр, где в перерывах между сеансами продавал зрителям конфеты. Кинотеатр закрывался довольно поздно, после полуночи, но Франческо оставался там еще на целый час, чтобы подмести пол, заваленный окурками и конфетными обертками. После этого он пешком возвращался через весь город домой.

Понимаете теперь, почему Франческо приходил утром в школу рассеянный и сонный?

– Франческо, – строго говорил иногда учитель, – ты сегодня не умывался, вот почему тебя клонит ко сну. Ступай немедленно приведи себя в порядок.

Франческо вставал и выходил из класса, не глядя на товарищей, которые посмеивались за его спиной.

Он скорее умер бы, чем рассказал им о своих несчастьях. Он был горд! И никто даже не подозревал, что этот худенький и бледный мальчуган содержит на свой заработок всю семью. Ведь сейчас, когда умер отец, мама не могла оставить двух младших братьев на целый день одних и зарабатывала гораздо меньше.

Теперь вы знаете, кто такой Франческо. Но вы еще не знаете, что случилось с ним в новогоднюю ночь.

 Окончив работу, Франческо возвращался домой. Вдруг он почувствовал, как чья-то рука зажала ему рот, а другая обхватила шею. В тот же миг его втащили в подъезд.

Чей-то голос произнес:

– Он маленький, сможет пролезть.

– Сейчас увидим, – шепнул второй голос.

Голоса звучали как-то приглушенно. Когда глаза Франческо немного привыкли к темноте, он увидел, что на незнакомцах были надеты черные маски, закрывавшие нижнюю часть лица. Франческо сразу понял, что это бандиты. Как раз сегодня он видел таких же на экране кино.

Но что от него хотят эти типы?

Один из них все еще зажимал ему рот. Франческо не пытался даже укусить его. Все равно ему одному не справиться с двумя мужчинами.

Один из воров показал Франческо узенькое окошко.

– Видишь?

Франческо кивнул.

– Мы никак не можем открыть дверь магазина. Полезешь в это окошко и отопрешь нам изнутри. Понял? И смотри, не устрой с нами какую-нибудь хитрую штуку, а не то поплатишься за это!

– Лезь, нечего терять время! – прервал второй вор.

Франческо попытался вырваться, но сильный удар кулака посоветовал ему успокоиться. Ничего не оставалось делать, как повиноваться. Один из воров подхватил его и поднял на высоту окошка.

– Оно слишком узкое, – попытался возражать Франческо, – я не пролезу.

– Сначала просунь голову. А где пройдет голова, там пролезет и туловище. Быстрее!

Приказание сопровождалось новым ударом, на этот раз по ногам.

Франческо просунул голову в окошко. Внутри было темно. Они сказали, что это магазин. Интересно, какой магазин?

Франческо скользнул вдоль стены и добрался до пола.

Несколько секунд он стоял неподвижно, пока свистящий шепот одного из воров не сдвинул его с места.

– Что ты там делаешь? Шевелись! Дверь направо. Там должен быть засов. Если он не открывается, подойди к шторе и приоткрой ее. Шевелись, ты, улитка!

Франческо шагнул вперед и провел рукой по стене. Вот дверь. Он почувствовал пальцами холодный металл засова, нашел рукоятку и уже хотел было открыть дверь, как вдруг его осенила мысль.

«Здесь я в безопасности, – подумал он, – здесь они не поймают меня. Не буду я открывать дверь. Ворам поневоле придется уйти, чтобы на них не наткнулся ночной патруль». Из окошка до него донесся приглушенный голос одного из воров, приказывающий ему поторопиться. Но Франческо не шевельнулся. Он даже улыбался.

«Хоть лопните от злости! – говорил он про себя. – Вы не сможете проникнуть сюда. Вы же сами сказали, что не пролезете в окошко».

Но тут другая мысль пришла ему в голову: «Воры-то уйдут, а как я выйду отсюда? Если я захочу вылезти, меня поймают. Подумают, что я вор. Кто поверит, что воры насильно протолкнули меня в окошко?»

Выход подсказали ему сами воры. Внезапно он услышал, что они осторожно постучали в дверь.

– Открой, – прошептал прерывающийся от злости голос, – открой немедленно, а то хуже будет.

«Стучите, стучите, вас услышат и поймают», – подумал Франческо.

И сразу же его осенила новая мысль: нужно поднять шум, разбудить кого-нибудь, поднять тревогу. Тогда все поймут, что он не был заодно с ворами.

Он пересек комнату, натыкаясь в темноте на мебель. Почувствовал пальцами скользкую поверхность витрины, отыскал ручку и открыл окно. Через опущенную штору в комнату ворвался свежий ночной воздух. Франческо закричал и изо всех сил заколотил кулаком по железному листу шторы:

– На помощь! На помощь! Воры! Воры!

 Кто-то торопливо побежал по улице. Франческо удвоил силу ударов и продолжал кричать во весь голос.

Раздался свисток, ему ответил другой. Ночные патрули спешили к месту происшествия.

Франческо продолжал стучать по шторе до тех пор, пока не услышал шаги и грозные голоса:

– Эй, там! Стой, стрелять буду! Ни шагу, или умрете!

– К счастью, их заорали, – прошептал Франческо, опускаясь на землю.

Через некоторое время кто-то постучал по шторе.

– Есть кто внутри? Открывайте и выходите наружу, все равно никуда не денетесь.

Франческо поднял штору на несколько сантиметров, и сразу же чья-то сильная рука подняла ее до самого верха.

На пороге появился полицейский с пистолетом в руке. Посреди улицы другие полицейские надевали наручники на воров.

– Да это же ребенок! – воскликнул полицейский, схватив Франческо за плечо.

– Я тут ни при чем! – пробормотал Франческо прерывающимся от волнения голосом. – Это они!..

– Ни при чем? А как ты очутился здесь в такое время? Может быть, ты хотел захватить здесь себе подарочек к Новому году?

Франческо оглядел магазин, освещенный карманным фонариком полицейского, и кровь остановилась у него в жилах. Он узнал магазин игрушек, магазин Голубой Стрелы! Но воры, конечно, лезли сюда не за игрушками, их больше интересовал несгораемый шкаф, который стоял в соседней комнате.

– Я ничего не понимаю…

– Ах, не понимаешь! Может быть, ты пришел сюда во сне? Пойдем живее с нами, нечего ломаться! Объяснишь все в полиции.

Прибыла полицейская машина. Франческо посадили вместе с ворами, которые не замедлили отомстить мальчику: несколько раз они больно стукнули его в грудь.

– Ты тоже не отвертишься! – прошипел один из бандитов. – Мы скажем в полиции, что ты был вместе с нами. Даже скажем, что это ты указал нам дорогу.

– Эй, вы, потише, – крикнул полицейский, – а то я прикажу зашить вам рот!

– Синьор, – взмолился Франческо, – я не виноват! Я совсем не знаю этих людей, клянусь вам!..

– Ладно, ладно. Помолчи. Подумать только, даже в новогоднюю ночь не дают нам покоя!

– Для нас нет праздников, – ухмыльнулся один из воров. – У нас все дни рабочие.

– Ты, видно, хотел сказать «ночи», – возразил полицейский. – А сейчас помолчи и оставь свои шутки при себе.

 Через полчаса печальный Франческо сидел на скамейке в коридоре полицейского участка.

Он хотел рассказать свою историю, объяснить, как было дело, но никто даже не слушал его. Полицейские были убеждены, что Франческо – вор. Один из них даже стал читать ему нравоучения:

Постыдился бы заниматься этим в твои годы! Спал бы спокойно и видел бы во сне Фею, а ты грабишь магазины в компании с самыми закоренелыми преступниками города. Если бы мой сын сделал то же самое, я оторвал бы ему уши и надавал бы таких пощечин, что он забыл бы и думать о таких вещах.

Франческо молча глотал слезы: они были горькие и соленые.

– Плачешь теперь, как крокодил!..

Другой полицейский был повежливее. Он даже предложил мальчику остатки своего кофе.

Вконец измученный, Франческо прислонил голову к стене и заснул.



Комментарии:

Читать сказку Путешествие Голубой Стрелы Родари Джанни онлайн текст