Мена

Категория Белорусские сказки

Жили дед и баба. Были у них хатка да клочок земли. И не было у них ни коня, ни вола. А это такое горе, что хоть сам в плуг впрягайся.

Собрали они кое-как денег. Пошел дед на ярмарку, купил буланого конька и ведет домой.

Встречает по дороге пастухов, что пасли волов.

- Здравствуй, дед! Где был? - спрашивают пастухи.

- На ярмарке.

- А что купил?

- Коня.

- Давай, дед, менять коня на вола: у нас волов много, а коня нету.

Подумал дед: вол тоже в хозяйстве пригодится.

Белоснежка и семь гномов

Категория Братья Гримм

Давным-давно жила-была красавица королева. Однажды она шила у окна, нечаянно уколола иголкой палец и капелька крови упала на лежавший на подоконнике снег.

Таким прекрасным показался ей алый цвет крови на белоснежном покрове, что королева вздохнула и сказала:

- Ах, как бы мне хотелось иметь ребёночка с белым, как снег, личиком, с алыми, как кровь, губками и локонами чёрными, как смоль.

И вскоре она родила девочку: белокожую, с алыми, как кровь, губками и волосами чёрными, как смоль. Королева назвала её Белоснежкой.

Девочка, которая наступила на хлеб

Категория Андерсен Г. Х.

 

Вы, конечно, слышали о девочке, которая наступила на хлеб, чтобы не запачкать башмачков, слышали и о том, как плохо ей потом пришлось. Об этом и написано, и напечатано.

Она была бедная, но гордая и спесивая девочка. В ней, как говорится, были дурные задатки. Крошкой она любила ловить мух и обрывать у них крылышки; ей нравилось, что мухи из летающих насекомых превращались в ползающих. Ловила она также майских и навозных жуков, насаживала их на булавки и подставляла им под ножки зеленый листик или клочок бумаги.

Девочка со спичками

Категория Андерсен Г. Х.

 

Морозило, шел снег, на улице становилось все темнее и темнее. Это было как раз в вечер под Новый год. В этот-то холод и тьму по улицам пробиралась бедная девочка с непокрытою головой и босая. Она, правда, вышла из дома в туфлях, но куда они годились! Огромные-преогромные! Последнею их носила мать девочки, и они слетели у малютки с ног, когда она перебегала через улицу, испугавшись двух мчавшихся мимо карет. Одной туфли она так и не нашла, другую же подхватил какой-то мальчишка и убежал с ней, говоря, что из нее выйдет отличная колыбель для его детей, когда они у него будут.

Дева льдов

Категория Андерсен Г. Х.

I. РУДИ

Заглянем-ка в Швейцарию, в эту дивную горную страну, где по отвесным, как стены, скалам растут темные сосновые леса. Взберемся на ослепительные снежные склоны, опять спустимся в зеленые равнины, по которым торопливо протекают шумные речки и ручьи, словно боясь опоздать слиться с морем и исчезнуть. Солнце палит и внизу, в глубокой долине, и в вышине, где нагромождены тяжелые снежные массы; с годами они подтаивают и сплавляются в блестящие ледяные скалы или катящиеся лавины и громоздкие глетчеры.

Женитьба Добрыни

Категория Русские былины


Как ехал он, Добрыня, целы суточки,
Как и выехал на дорожку на почтовую.
Как едет Добрынюшка‑то почтовоей,
Как едет‑то Добрынюшка, посматриват,
Как видит – впереди его проехано,
На коне‑то, видит, ехано на богатырскоем.
Как стал‑то он коня свого подшевеливать,
Как стал‑то он плетью натягивать,
Догнать надь и этого богатыря.
Как ехал‑то Добрынюшка скорёшенько,
Как нагнал‑то богатыря да чужестранного,
Скричал Добрыня тут да во всю голову:
«Как сказывай топерику, какой земли,
Какой же ты земли да какой орды,
Чьего же ты отца да чьей матери?»
Как говорит богатырь нунеку:
«Если хочется узнать тебе‑то топерику,
Дак булатом‑то переведаемся».
Как налетел‑то Добрынюшка скорёшенько,
Как разгорелось его сердце богатырское,
Как хотел‑то еще хлопнуть палицей богатыря,

Бедный работник с мельницы и кошечка

Категория Братья Гримм

Жил-был на мельнице старый мельник; не было у него ни жены, ни детей, и служило у него трое работников. Пробыли они у него несколько лет, вот и говорит он им однажды:

— Я уже стар стал, мне бы теперь сидеть на печи, а вы ступайте по белу свету странствовать; и кто приведет мне домой лучшего коня, тому и отдам я мельницу, и будет тот кормить меня до самой смерти.

Третий работник был на мельнице засыпкой, и считали они его все дураком и мельницу ему никак не прочили; да он и сам того вовсе не хотел. И ушли они все трое, и, подходя к деревне, говорят они Гансу-дураку:

Произведения разбиты на страницы