Харчевня в Шпессарте

Категория Харчевня в Шпессарте

Много лет назад, когда в Шпессарте дороги были еще плохи и не так людны, как теперь, через Шпессартский лес шли два молодых парня. Одному было лет восемнадцать; он был механиком. Другой, золотых дел мастер, по виду едва мог сойти за шестнадцатилетнего. На этот раз он совершал первое свое путешествие по свету.

Уже надвинулся вечер, и тени исполинских сосен и буков затемняли узкую дорогу, по которой они брели. Механик смело шагал вперед, насвистывая песенку, по временам оживленно болтал со своей собакой и казался не очень огорченным, что ночь была уже близко, хотя до ближайшей харчевни было еще далеко. Но Феликс, золотых дел мастер, часто боязливо озирался. Если по деревьям шумел ветер, ему казалось, что сзади себя он слышит шаги. Если колыхался и раздвигался придорожный кустарник, ему чудилось, что позади кустов выглядывают какие-то лица.

Впрочем, золотых дел мастер не был суеверен или малодушен. В Вюрцбурге, где он обучался, он слыл среди товарищей за неустрашимого малого, у которого сердце как раз на месте.

Ворон и лисица

Категория Басни Толстого Л. Н.

voron-i-lisitsaДостал ворон кусок мяса и сел на дерево. Увидела это лисица, захоте­лось и ей мяса. Подошла она и говорит:

- Эх, ворон, как посмотрю на тебя - такой ты красивый, что тебе только царём и быть. И верно, был бы царём, если б ещё и петь умел.

Ворон разинул рот и закричал изо всех сил. Мясо упало, лисица его подхватила и говорит:

- Ах, ворон! Если б тебе ещё ума побольше, быть бы тебе царём.

 

 

Воробей и ласточка

Категория Толстой Л. Н.

vorobej-i-lastochkaРаз я стоял на дворе и смотрел на гнездо ласточек под крышей. Обе ласточки при мне улетели, и гнездо осталось пустое.

В то время, когда они были в отлучке, с крыши слетел воробей, прыгнул на гнездо, оглянулся, взмахнул крылышками и юркнул в гнездо; потом высунул оттуда свою головку и зачирикал.

Скоро после того прилетела к гнезду ласточка. Она сунулась в гнездо, но, как только увидала гостя, запищала, побилась крыльями на месте и улетела.

Воробей сидел и чирикал.

Вдруг прилетел табунок ласточек: все ласточки подлетали к гнезду — как будто для того, чтоб посмотреть на воробья, и опять улетали.

Воробей не робел, поворачивал голову и чирикал.

Воробей

Категория Толстой Л. Н.

Увидал воробей, что человек идёт лён сеять. Воробей полетел к птицам и сказал:

- Птицы, летите скорее льняное семя клевать. Вырастет лён, станет человек нитки делать, из ниток сети вязать, нас ловить будет.

Птицы не послушались воробья, и он не мог выклевать всего семени. Зацвёл лён, воробей опять стал звать птиц склевать лён, чтобы после от льна птицам беды не было. Птицы не послушались.

Волк и старуха

Категория Басни Толстого Л. Н.

Голодный волк разыскивал добычу. На краю деревни он услыхал - в избе плачет мальчик, и старуха говорит:

- Не перестанешь плакать, я тебя волку отдам.

Волк не пошел дальше и стал дожидаться, когда ему отдадут мальчика.

Вот пришла ночь; он все ждет и слышит - старуха опять приговаривает:

- Не плачь, дитятко, не отдам тебя волку. Только приди волк, убьем его.

Волк подумал: "Видимо, тут говорят одно, а делают другое", - и пошел прочь от деревни.

Как муж дома хозяйничал

Категория Русские сказки

Каждый день муж работал в поле, а жена дома хозяйничала.

Муж часто говорил ей:

- Я целый день в поле работаю, а ты что делаешь? Ты ничего не делаешь! Целый день дома сидишь!

- Хорошо, - сказала она однажды. - Ты оставайся дома, а я пойду в поле.

Так и сделали. Жена в поле работать пошла, а муж дома остался хозяйничать.

Пришла жена домой на обед и видит: коза капусту ест, все куры в огороде, корова мычит голодная, кошка молоко разлила, печка холодная и обеда нет.

Пошла жена мужа искать. А он около колодца стоит, ведро уронил в колодец и достать не может...

Садко

Категория Русские сказки

Жил в богатом Новгороде добрый молодец, по имени Садко, а по-уличному прозывался Садко-гусляр. Жил бобылём, с хлеба на квас перебивался – ни двора, ни кола, только гусли, звонкие, яровчатые, да талант гусляра-певца и достались ему в наследство от родителей.

А слава о нём рекой катилась по всему Великому Новгороду. Недаром звали Садка и в боярские терема златоверхие, и в купеческие хоромы белокаменные на пирах играть, гостей потешать.

Заиграет он, заведёт напев – все бояре знатные, все купцы первостатейные слушают гусляра, не наслушаются. Тем молодец и жил, что по пирам ходил. Но вот вышло так: день и два Садка на пир не зовут и на третий день не зовут, не кличут. Горько и обидно ему показалось.

Произведения разбиты на страницы