Почему рыбы молчат

Категория Борис Заходер

Почему рыбы молчат

В старину рыбы любили поговорить, а Судак — так тот уж даже слишком. Добро бы он дело говорил, а то все пустяки: то лясы точит, то ерунду мелет, то чепуху несет, а бывало и того хуже: лишнее болтает.

И до того он как-то всем рыбам надоел, что ни одна с ним и разговаривать не  желает:  только разлетится он к  какой-нибудь рыбе побеседовать, а она вильнет хвостом — и поминай как звали!

Вот плавал он, плавал, молчал-молчал — до того намолчался, хоть топись!

А язык чешется смерть как!

Подплыл Судак с горя к берегу. Думает: нет ли хоть там кого, с кем бы посудачить.

Высунул нос из воды,  смотрит — верно, сидит на берегу кто-то мохнатенький, четыре лапки, пятый — хвост.

— Эй ты, Мохнатенький, — говорит Судак. — Ты кто будешь? Рыба?

— Да что ты, — говорит Мохнатенький, — какая же я рыба! Я зверь — Выдра.

— Вот и я думаю, что не рыба, — говорит Судак. — Что рыбе на сухом месте делать? Дура она, что ли?

Сказал — и тут же язык прикусил.

История Гусеницы

Категория Борис Заходер

История Гусеницы

Вдоль садовой ограды малина и смородина росли так тесно, что казалось, там больше не поместиться и травинке, но крапива, видно, так не считала: ух, сколько ее там было!

Там-то и жила Гусеница.

Жила она на самом большом кусте крапивы и с утра до ночи жевала крапиву — это было все, что она умела делать, бедняжка!

Но не подумайте, что она жаловалась на свою судьбу. Ничего подобного!

— Ах, как хорошо жить на свете, когда крапивы вдоволь! — приговаривала она в те редкие минуты, когда переставала жевать. — Да, это и называется — жить в свое удовольствие! Как хорошо!

А кругом и правда было так хорошо!

Солнце с каждым днем поднималось все выше, сияло все ярче, грело все сильнее — и на земле все старались ему подражать: деревья, кусты и травы тянулись в вышину; речка сверкала так, что больно было смотреть; все теплее становился ветер, а луг покрылся тысячами маленьких желтых солнышек — это расцвели одуванчики.

Серая Звездочка

Категория Борис Заходер

Серая Звездочка

— Ну так вот, — сказал папа Пжик, — сказка эта называется «Серая Звездочка», по по названию тебе ни за что не догадаться, про кого эта сказка. Поэтому слушай внимательно и не перебивай. Все вопросы потом.

— А разве бывают серые звездочки? — спросил Ежонок.

— Если ты меня еще раз перебьешь, не буду рассказывать, — ответил Пжик, но, заметив, что сынишка собирается заплакать, смягчился: — Вообще-то их не бывает, хотя, по-моему, это странно: ведь серый цвет самый красивый. Но одна Серая Звездочка была.

Так вот, жила-была жаба — неуклюжая, некрасивая, вдобавок от нее пахло чесноком, а вместо колючек у нее были — можешь себе представить! — бородавки. Брр!

К счастью, она не знала ни о том, что она такая некрасивая, ни о том, что она — жаба. Во-первых, потому, что была она совсем маленькая и вообще мало что знала, а во-вторых, потому, что ее никто так не называл. Она жила в саду, где росли Деревья, Кусты и Цветы, а ты должен знать, что Деревья, Кусты и Цветы разговаривают только с теми, кого они очень-очень любят. А ведь не станешь ты называть того, кого ты очень-очень любишь, жабой?

Русачок

Категория Борис Заходер

Русачок 

Жил-был маленький зайчик, по имени Русачок, и был у него знакомый Головастик. Зайчик жил на лесной опушке, а Головастик — в пруду.

Бывало,  встретятся — Головастик хвостом виляет, Русачок лапками барабанит. Русачок ему — про морковку, а Головастик — про водоросли. Весело!

Вот как-то приходит Русачок к пруду — глядь-поглядь, а Головастика нет. Как в воду канул!

А на берегу какой-то Лягушонок сидит.

— Эй, Лягушонок, — говорит Русачок, — не видал моего знакомого Головастика?

— Нет, не видал, — отвечает Лягушонок, а сам хохочет: — Хва-хва-хва!

— Чего же ты смеешься, — обиделся Русачок, — у меня приятель пропал, а ты хохочешь! Эх, ты!

— Да не я «эх», — говорит Лягушонок, — а ты «эх»! Своих не узнаешь! Это ж я и есть!

— Что значит — я? — удивился Русачок.

— Я и есть твой знакомый Головастик!

Предисловие

Категория Борис Заходер

Предисловие

Тот, кто внимательно прочитает эти сказки, наверно, заметит, что они очень разные. Как будто их рассказывают разные люди.

Так оно и есть. Только рассказывают их не разные люди, а разные звери. И птицы. И даже рыбы. Ну и, понятное дело, рассказывают они по-разному.

Сказку про Серую Звездочку, например, рассказывает Пжик. Сказку про Отшельника и Розу — старая Камбала. А сказку «Ма-Тари-Кари» — сам Ученый Скворец.

Я назвал их «Сказки для людей».

Странное название, скажете. Разве не все сказки — для людей?

Песенка о человеке

Категория Борис Заходер

Песенка о человеке

У всех зверей — названия.

У человека — звание,

И звание такое

Обидно уступать!

Свинье не обязательно

Вести себя по-свински,

А ты — по-человечески

Обязан поступать!

Хотя в известной мере

Мы все — немножко звери,

Внучата Крокодила,

Кузены Гамадрила,

Но как-никак — мы люди,

Песня бездомных собак

Категория Борис Заходер

Песня бездомных собак

Ах, плохо бездомным,

Плохо голодным,

Таким беззащитным,

Таким беспородным!

Никто нас не любит,

Никто не ласкает,

Никто на порог

Нас к себе не пускает…

О, как мы страдаем

От мук одиночества!

И нам

Человеческой радости

Хочется!

Пять новых песенок Винни-Пуха

Категория Борис Заходер

Пять новых песенок Винни-Пуха

Этих песенок в  книжке о  Винни-Пухе не  найти —  Винни-Пух сочинил их, когда его снимали в кино, так что они совсем новые!

Песенка первая

Если я чешу в затылке —

Не беда!

В голове моей опилки,

Да-да-да!

Но хотя там и опилки,

Но Шумелки и Вопилки

(А также Кричалки, Пыхтелки и даже

Сопелки и так далее)

Сочиняю я неплохо

И-

  ног-

      да!

Песенка про лапчатых гусей

Категория Борис Заходер

Песенка про лапчатых гусей

Прилетали гуси лапчатые,

Приносили гусли звончатые.

У них крылья были крапчатые,

Лапки были перепончатые.

Отворялись двери створчатые,

Люди вышли к ним улыбчатые:

— У нас скатерти узорчатые,

У нас каши все рассыпчатые —

Милости просим к столу!..

Букина жалоба

Категория Борис Заходер

Букина жалоба

Ах, многие считают,

Что Бука — это Бяка,

А это совершенно

Неправильно, однако!

Да, нас нетрудно спутать,

Но в том-то вся и штука,

Что Бяка — это Бяка,

А Бука — это Бука.

Хотя не спорю, всякий

Порою смотрит букой,

Хотя не скрою, всякий

Порой бывает бякой,

Произведения разбиты на страницы