Чему научила сказка

Категория Скребицкий Г. А.

Чему научила сказка

Одно из первых стихотворений, которое в детстве я знал наизусть, была «Песнь о вещем Олеге».

С этим стихотворением связано много воспоминаний. Прежде всего, мы с братом Серёжей его обычно читали вслух, когда приходили гости. А иногда вечером, если папа не уходил к больным и был в хорошем настроении, он подсаживался к роялю, храбро, хотя и не очень умело брал первый аккорд и начинал вполголоса напевать эту же песнь. Серёжа и я являлись на помощь и дружно подхватывали.

В исполнение любимой вещи мы все трое старались вложить как можно больше души и страсти. Наши голоса звучали всё громче и всё грознее, совсем заглушая аккомпанемент.

Частенько в самый трагический момент, когда Олег упрекает кудесника: «Ты лживый, безумный старик! Презреть бы твоё предсказанье!» — в комнату торопливо входила мама. Она указывала на открытое окно и с испугом говорила: «Алексей Михайлович, Алексей Михайлович, ради бога потише, ведь подумают, что у нас пьяные дерутся!..»

Но мы не сдавались. Пусть думают, что хотят.

«Песнь о вещем Олеге» продолжала звучать так же громко и так же воинственно.

Подарок

Категория Скребицкий Г. А.

Подарок

Бывало, кто к нам ни придет, все говорили, что наш дом – настоящий зверинец: у нас в комнате жили птицы, белка и ручной ёжик.

А однажды зимой я папе принёс замечательный подарок.

Нашел я его с Костей, моим товарищем.

Мы гуляли в лесу за селом.

Увидели старый пень, трухлявый весь, и стали его разламывать.

Вдруг Костя нагнулся:

— Смотри, Юра, что это?

Я тоже нагнулся. Вижу — в середине пня, в самой трухе, что-то блестит, как золото. Колечко какое-то. Только большое, вроде браслета.

На разливе

Категория Скребицкий Г. А.

На разливе

Весеннее половодье было в самом разгаре. Кругом разлилась река, затопила луга, болота и даже прибрежный лес.

Среди этого моря воды, будто острова, темнели холмы, поросшие кустами и низкорослым корявым дубняком.

Ярко светило солнце. Над водою кружились чайки, изредка проносились утки. Вытянув длинные шеи и быстро махая крыльями, они летели к берегам в тихие, спокойные заводи.

Ни одна из них не подлетала на выстрел, и я только напрасно держал наготове ружьё.

Мой приятель Иван Кузьмич, старый охотник, сидел на корме и, ловко подгребая одним веслом, направлял лодку к небольшому островку. Там мы хотели устроить шалаши и на заре покараулить селезней.

Курочка камышница

Категория Скребицкий Г. А.

Курочка камышница

Поехали мы как-то с сыном Володей на лодке за утками. Долго плавали среди камышей, а уток всё нет и нет. Но вот наша лодка выплыла в широкий залив. По краям у берегов камыши топорщатся густой зелёной щетиной, а середина залива чистая, ни травинки, одна вода.

Только, видим, вдали на воде что-то чернеет, а что — разглядеть не можем. Стали подъезжать ближе, смотрим — плывёт какая-то птица. Плывёт от нас, торопится, а почему-то не улетает,

Володя поднял ружьё, но в тот же миг птица исчезла под водой. Через несколько секунд она вынырнула в другом месте. Володя снова прицелился и выстрелил. Дробь так и брызнула по воде, а птицы уже нет. Значит, нырнула и ушла из-под выстрела.

Мы подплыли поближе, ждём, пока она снова вынырнет. Вдруг я вижу — невдалеке от нас из-под воды показалась какая-то тёмная точка. Показалась и скрылась. Потом опять появилась и опять исчезла.

Будь здоров!

Категория Скребицкий Г. А.

Будь здоров

Я очень люблю поехать на охоту не один, а с кем-нибудь из приятелей, но при одном условии: мой спутник должен тоже понимать и любить охоту, а не просто бродить со мной в качестве постороннего наблюдателя.

Поэтому я решительно запротестовал, когда мой друг Георгий Николин, отличный товарищ, но вовсе не охотник, решил вместе со мной поехать на глухариный ток.

— Но проводить тебя, надеюсь, можно? — спросил Георгий.

— Конечно, можно. Я тебя всегда рад видеть, только не на охоте.

Мы дружески попрощались, и Георгий ушёл домой. А я, закончив приготовления, лёг спать.

На следующее утро ровно в девять часов я был уже на вокзале, взял билет и пошёл садиться в вагон.

Товарищ поджидал меня на перроне. Его наряд несколько удивил меня. Георгий был одет в короткую куртку и высокие сапоги.

Дворняжка

Категория Скребицкий Г. А.

Дворняжка

Я проводил лето в Мещорских лесах, на берегу небольшой речки Пры. В глухие заводи этой реки несколько лет назад звероводы выпустили бобров. Теперь их развелось там уже много. Было решено часть бобров отловить и переселить в другие места, чтобы они как можно шире расселились по болотистым лесным речкам.

Два года тому назад я присутствовал при таком отлове. Это было в Воронежском заповеднике. Для того чтобы добыть осторожных зверей, ловцы раскапывали их норы и выгоняли оттуда бобров или же ловили их в водоёме среди подводных зарослей и коряг. Ловля была очень трудная, всё время приходилось работать по пояс и выше в воде, а результат оказался весьма невелик: при мне за целый день поймали всего одного бобра.

Но приехавшие теперь на реку Пру ловцы-бобрятники только посмеивались, слушая мои рассказы о трудностях ловли.

Приворотное зелье

Категория Скребицкий Г. А.

Приворотное зелье

В начале зимы часто так бывает: выпадет снег, укроет землю; всё кругом — и поля и луга — станет белым, пушистым, и ветви деревьев в лесу тоже покроются снегом, отяжелеют, даже пригнутся к земле. А потом, обычно с вечера, вдруг потеплеет, небо заволокут тучи и польётся дождик; да такой дружный, спорый, прямо как летом. К утру весь снег сгонит, и зимы опять как не бывало. И вновь почернеют поля и леса, и в воздухе крепко запахнет опавшей прелой листвой.

Хмурая, невесёлая эта пора, но для охотника с гончими лучшего времени не сыскать. В такую пору позднего чернотропа я не могу усидеть в городе, с нетерпением жду первого выходного дня, чтобы укатить на охоту. Так было и в прошлом году. Мне посчастливилось выкроить на неделе два свободных дня, и я уехал в деревню к приятелю, охотнику Ивану Лукичу.

Прибыл на место в ночь и не спавши, прямо по тёмной заре вместе с товарищем отправился в лес. Решили пойти километра за три от деревни. Там очень удобные места для охоты с гончими: небольшие отъёмистые перелески, а вокруг них поля, овражки, зеленя — самое русачиное местечко.

Тетеревиная косточка

Категория Скребицкий Г. А.

Тетеревиная косточка

Мне посоветовали съездить за зайцами к старому леснику Егору Ивановичу, и я, не теряя времени, после работы отправился на охоту.

Под утро я уже был в лесной сторожке, среди векового леса, за много километров от людского жилья.

Егор Иванович принял меня очень радушно.

— Вот только старухи моей дома нет, — огорчился он, — в деревню к сестре ушла. Ну, да мы и без неё управимся.

Он быстро согрел самовар, и мы уселись пить чай.

Я расспрашивал старика об охоте, о том, много ли зверя и птицы водится в этих лесах.

— Много, всего много, — приветливо отвечал хозяин.— А ты что, только дичью интересуешься или вообще до нашего лесного житья-бытья охотник?

Речной волк

Категория Скребицкий Г. А.

Речной волк

Есть один интересный способ ловли хищной рыбы: щуки, окуня, судака… Это — ловля на кружки.

Кружок делается из сухого дерева или из пробки. Сверху он окрашен в красный цвет, а снизу — в белый. Посредине кружка вставлена палочка. Через неё перекидывается намотанная на кружок прочная леска, а на конце привязывают грузило и тройной крючок на тонкой проволоке, чтобы попавшаяся хищная рыба не могла перекусить леску.

Ловля на кружки очень увлекательна, особенно там, где много крупной рыбы. Поэтому я, отправляясь в свою летнюю поездку в Карелию, ‘захватил с собой в числе прочих рыболовных принадлежностей и десяток кружков.

Я много наслышался о рыбных богатствах карельских озёр, мне не терпелось поскорее самому половить там рыбу. И вот, наконец, я на месте.

Пороша

Категория Скребицкий Г. А.

Пороша

Зима — это лучшее время для охотника-следопыта. Но особенно хорошо самое начало зимы — первые пороши.

Нам, охотникам, нужно, чтобы снегу нападало побольше. Однако очень плохо, если он будет сыпать всю ночь до утра. Тогда в лес хоть не ходи: ведь большинство зверей днём спит, а ночью бродит в поисках пищи. Значит, если снег шёл всю ночь, он засыпал не только старые, но и свежие следы, и поутру их не найдёшь. Самое лучшее для охоты, когда снег перестанет идти ещё с вечера. Утром охотнику будет над чем потрудиться, разгадывая, что делали ночью четвероногие обитатели леса и куда они укрылись на дневной отдых.

С каким нетерпением ждёшь всегда первой пороши, а она, как нарочно, никак не выпадает. Так было и в этом году. Осень стояла холодная. Голая земля промёрзла и была твёрдая как камень, а зима всё ещё не наступала.

Произведения разбиты на страницы