Четыре художника

Категория Скребицкий Г. А.

Четыре художника

Сошлись как-то вместе четыре волшебника-живописца: Зима, Весна, Лето и Осень; сошлись, да и заспорили: кто из них лучше рисует? Спорили-спорили и порешили в судьи выбрать Красное Солнышко: «Оно высоко в небе живёт, много чудесного на своём веку повидало, пусть и рассудит нас».

Согласилось Солнышко быть судьёй. Принялись живописцы за дело. Первой вызвалась написать картину Зимушка-Зима.

«Только Солнышко не должно глядеть на мою работу, — решила она. — Не должно видеть её, пока не закончу».

Растянула Зима по небу серые тучи и ну давай покрывать землю свежим пушистым снегом! В один день всё кругом разукрасила.

Побелели поля и пригорки. Тонким льдом покрылась река, притихла, уснула, как в сказке.

Ходит зима по горам, по долинам, ходит в больших мягких валенках, ступает тихо, неслышно. А сама поглядывает по сторонам — то тут, то там свою волшебную картину исправит.

Соловьиная дудочка

Категория Скребицкий Г. А.

Соловьиная дудочка

Конец мая – лучшая пора весны. В лугах уже поднялась, загустела трава, и вся земля как будто оделась в зелёное платье с золотистым горошком из цветков одуванчика.

Разве усидишь в такую пору дома в воскресный день? Вот я и не усидел. Уже под вечер взял удочку… и через час очутился далеко за Москвой, среди цветущих лугов, среди таинственного шороха молодой листвы.

Пройдя немного, я выбрался к небольшой речке с забавным названием – Незнайка, уселся на бережок и закинул удочку. Просидел с полчаса. Не клюёт. Зато кругом так хорошо! Солнце спускается к горизонту всё ниже и ниже, уже за верхушками деревьев спряталось. Над берёзами закружились майские жуки. У берега квакнула лягушка. И вот где-то невдалеке, в черёмуховых кустах, раздался протяжный певучий посвист, следом за ним – громкая трель и снова посвист: запел соловей.

Сорока

Категория Скребицкий Г. А.

Сорока

Наступила осень, опустели поля и рощи, улетели грачи, зато вороны и галки перебрались с полей и лугов поближе к нашему жилью. Их крикливые стаи нарушают тишину хмурых осенних вечеров.

Но не только эти пришельцы заявились к нам зимовать; прилетела из леса в деревню ещё одна птица из того же вороньего семейства.

Её можно считать самой дальней родственницей ворон, грачей и галок. Она мало похожа на своих серых и чёрных сородичей. Наоборот, эта птица наряжена очень пёстро. Головка, спина, крылья и хвост у неё тёмные, перья хвоста отливают синеватыми и зеленоватыми оттенками, а брюшко и бока белые, как снег. Зато и зовут эту птицу «сорока-белобока».

Сорока очень живая, подвижная птица. Правда, нередко можно видеть её и сидящей спокойно где-нибудь на самой вершине дерева, но чаще всего она с громким стрекотанием перелетает с дерева на дерево или, приподняв свой длинный хвост, скачет по двору, разыскивая корм.

На гумне

Категория Скребицкий Г. А.

На гумне

Весь день мы с товарищем бродили на лыжах по лесам и овражкам, разыскивая зайцев. Цель охоты у каждого из нас была своя: мне хотелось выследить и застрелить русака, а Александр Петрович, мой приятель — художник, но вовсе не охотник,— желал просто побродить со мной по зимнему лесу и сделать интересные зарисовки в свой, альбом.

Наша охота удалась вполне. День выдался на редкость хороший. Ясный, тихий и не холодный. Солнце то скрывалось за лёгкими облачками, то вновь показывалось и даже слегка пригревало, так что начинало казаться, будто наступает весна.

В ветвях старых елей звонко перекликались синицы, и уже совсем по-весеннему возле старых пней бегали по снегу какие-то тонконогие комарики. Значит,, и их пригрело неяркое зимнее солнце, разбудило и выманило на часок-другой из уютных зимних квартир под древесной корой.

Мы брели не спеша, разглядывая на снегу различные следы зверьков и птиц. Потом присаживались на пенёк.

Замечательный снимок

Категория Скребицкий Г. А.

Замечательный снимок

Когда Серёжа перешёл круглым отличником В шестой класс, отец подарил ему давно обещанный фотоаппарат «фотокор». Счастливее Серёжи не было человека на свете. Свой драгоценный подарок он увёз с собой на лето к тётке в деревню. Там Серёжа переснимал всех своих приятелей ребятишек, да, кажется, и всех жителей своего и соседнего колхоза, кто только изъявлял желание терпеливо посидеть перед аппаратом, пока юный фотограф устанавливал диафрагму, высчитывал выдержку и наводил на фокус.

Помимо портретов, Серёжа усиленно снимал разные виды, растения, животных. Из этих снимков он решил сделать альбом для школьного кружка юных натуралистов.

Самым деятельным помощником у Серёжи был его приятель-одноклассник, Митя Котов. Они жили рядом и целые дни проводили вместе.

На дворе у Мити находился глубокий подвал, и там приятели устроили отличную фотолабораторию.

В подвале даже в самый жаркий солнечный день было темно, прохладно и так приятно попахивало свежей сыростью и солёными огурцами.

Красный свет фонарика таинственно освещал бочонки с квашеной капустой, огурцами и ворох картофеля, от которого серебристыми змейками расползались в разные стороны длинные тонкие ростки. А над головой ребят дымчатыми причудливыми кружевами свисала паутина.

Луговой петушок

Категория Скребицкий Г. А.

Луговой петушок

Всю жизнь Сергей Иванович проработал учителем в школе. Какой чудесный живой уголок он там устроил! По всему уголку свободно разгуливали ручные ежи, зайцы, белки… А на стенах висели просторные клетки. В них жили чижи, щеглы, снегири, пеночки, соловьи… С утра до вечера слышалось громкое пение, чириканье, щебет, свист.

«Достать бы перепела! — мечтал Сергей Иванович. — Как бы он ловко на зорьке кричал: «Пить-пер-фить, пить-перфить!» Только как поймать его? Сетью ловить запрещено. Придётся просить разрешения в управлении охотой. Для школы, наверное, не откажут».

Желание поймать перепела вполне разделял верный помощник Сергея Ивановича — второклассник Володя. Он был тоже страстный любитель птиц.

Наконец настал долгожданный июнь. У Володи кончились в школе занятия. Значит, можно считать себя на всё лето свободным.

Скрипун-невидимка

Категория Скребицкий Г. А.

Скрипун-невидимка

Хорошо летом в деревне встать пораньше, ещё до восхода солнышка. Небо прозрачное, с лёгкой прозеленью, будто морская вода. Воздух влажный, прохладный. Из-за плетней так славно попахивает отсыревшими лопухами, крапивой и горьковатой полынью! А потом набежит ветерок, дохнёт прямо в лицо свежим печёным хлебом. Значит, хозяйки уже не спят, хлопочут возле печей.

Вот и дымок синей ленточкой потянулся из труб. Настало утро, раннее утро в деревне.

Петя и Вася с удочками и ведёрком для будущей рыбы вышли на крыльцо. Мешкать нечего, нужно бежать на речку. Дедушка вчера говорил: «На заре хорошо клюёт». Он и место показал ребятам, где нужно ловить. В бочаге под крутояром — там самая рыба: головли, язи… а то и лещ попадает.

Петя с Васей только на днях приехали погостить к деду на лето.

В деревне куда привольней, чем в городе. Можно и в лес за ягодами сходить, и на речку — искупаться и порыбачить. Ребята рыбачили каждый день. А к обеду уха, да ещё какая! Из свежей рыбы, пойманной собственными руками. Только рыба-то больно мелка: одни пескари, окуньки да ерши.

«Нужно пораньше встать, на утренней зорьке, крупная попадётся», — сказал дедушка. Вот мальчики и решили попробовать.

Первый трофей

Категория Скребицкий Г. А.

Первый трофей

Ранней весной мы с папой поехали на охоту за селезнями на ближайшую речку.

Летом эта речка совсем не широкая и вся заросла по берегам старыми ветлами, кустами ивняка. Один берег у неё гористый, а другой — открытый, луговой. Посмотришь, бывало, с горки на заречные луга — далеко-далеко видно кругом. Местами среди лугов холмики возвышаются — узкие, длинные, как гряды, все они кустарником поросли. А между холмами поблёскивают небольшие озёра. Летом и луга, и кустарники, и береговые ветлы — всё зелёное, и среди этой зелени узкой голубой змейкой извивается сама речка. А теперь, весной, в разлив, всё кругом так изменилось, что и не узнать.

Как вышли мы с папой из деревни на пригорок, я смотрю и глазам не верю: ни речки, ни лугов — ничего нет. Перед нами сплошная вода, сверкает, переливается на солнце. Настоящее море! Это наша речка так широко разлилась, другого берега почти не видать, только вдалеке заречные леса синеют. А по всему разливу, как острова, виднеются поросшие кустарником холмы.

Догадливая пичужка

Категория Скребицкий Г. А.

Догадливая пичужка

В детстве у нас было так заведено: как наступит осень, мы и начинаем ловить птиц для своего живого уголка. Много наловим и рассадим по клеткам.

А весной, только пригреет солнце, побегут по дорогам весёлые ручьи, — тут мы вынесем все клетки во двор, раскроем дверцы и выпустим птичек на свободу: летите в рощи, в леса, вейте гнёзда, выводите птенцов, а осенью опять возвращайтесь к нам на зимнюю квартиру.

Разные птички у нас в клетках зимовали: синицы, щеглы, снегири. Ловили мы их западнёй. Это небольшая клеточка, только дверца у неё устроена, как у мышеловки.

Вот мы, бывало, откроем западню, а к входу палочку-сторожок приставим, чтобы он не давал дверце захлопываться. Внутрь конопляных семян насыплем и повесим западню в саду, на сучке дерева.

Синичка

Категория Скребицкий Г. А.

Синичка

На дворе стояли трескучие морозы.

Каждое утро после чая Я надевал шубу, валенки и выбегал ненадолго погулять. Прежде всего я бежал в сад к яблоне, где мы с папой устроили птичью столовую.

Ещё месяц назад папа пристроил там дощечку, а я сыпал на неё разные крошки и зёрнышки.

Положив свежего корма для птиц, я отправлялся кататься с горы на санках. Но мороз обычно бывал так крепок, что лицо и руки начинали мёрзнуть, и приходилось возвращаться домой.

Играя дома, я часто подбегал к окну и смотрел, что делается на дворе. Деревья сада стояли седые от инея, а солнце светило тускло, будто сквозь туман.

Ах, как холодно было на воле! Птицы почти не показывались, они забились куда-то под застрехи от пронизывающего ледяного ветра.

Произведения разбиты на страницы