Грач

Категория Скребицкий Г. А.

Грач

Ещё кругом лежит снег, а на потемневших, подтаявших дорогах уже разгуливают чёрные белоносые грачи. Весной они первыми возвращаются к нам с юга. Целые дни грачи копаются в навозе, отыскивая еду, а по вечерам с громкими криками: «Гра-гра-гра!» осматривают в роще свои старые гнёзда.

Грачам вовсе нетрудно раньше других птиц вернуться на родину. Ведь они не улетают далеко за море, а зимуют тут же рядом: в Крыму, на Украине. Возврата холодов грачи не боятся, им холод не страшен — была бы еда. Едят они всё, что попадётся, так же, как галки и вороны. С теми и с другими грачи находятся в родстве — все они принадлежат к одному семейству вороньих птиц.

Из этого семейства грачи самые общительные птицы. Чёрные вороны и серые вороны устраивают гнёзда вдалеке друг от друга; галки, хотя и не боятся соседства, но всё же гнездятся каждая пара сама по себе. А вот грачи селятся всегда целой компанией.

Белочка-хлопотунья

Категория Скребицкий Г. А.

Белочка-хлопотунья

Хлопотунья белка проснулась в ветвях старой ели в своём гнёздышке. Собственно, это гнездо построила она не сама, его свила сорока в виде плотного шара, только в одном боку оставив круглую дырочку-лазейку.

Внутри гнезда сорока устроила лоточек из мягких стеблей травы. Получилась уютная квартирка с плетёными стенками и такой же плетёной крышей. В ней сорока спокойно вырастила птенцов.

Летом малыши подросли, и всё сорочье семейство покинуло родное гнездо, разлетелось в разные стороны.

Но лесная квартирка пустовала недолго. Осенью её разыскала белка. Она сразу же принялась по-своему оборудовать будущее жилище, утеплять его, готовить к зиме.

Бобки

Категория Скребицкий Г. А.

bobki-rasskaz

Заповедник — это такое место, где воспрещается всякая охота и животные спокойно разводятся, как в огромном зоопарке, только не в клетках, а на полной свободе. Такие заповедники необходимы, чтобы сохранить в природе ценных животных — соболей, бобров, котиков, лосей… В одном из таких заповедников я служил научным сотрудником.

Наш заповедник находился среди лесов и болот, в которых водились самые различные звери и птицы. На берегу небольшой лесной речки стоял домик, где жили мы, сотрудники заповедника.

Каждое утро с восходом солнца мы брали с собой полевые сумки, записные книжки, еду и уходили на целый день в лес наблюдать и изучать жизнь его крылатых и четвероногих обитателей. На десятки километров в окружности мы знали каждую норку, каждое гнездо, сколько где детенышей, когда они появились на свет, чем их кормят родители, знали все их радости и невзгоды и всячески старались помочь нашим лесным друзьям.

Так мы и жили в, лесу вместе со зверями и птицами, учились понимать их голоса и читать записи лап и хвостов на свежей грязи и песке возле болот и речек.

Один раз утром, когда мы уже собирались в обычный поход, слышим — под окнами застучали колеса телеги. Это было редкое событие: не часто кто-нибудь заглядывал в нашу глушь. Мы все выскочили на крыльцо.

Лебеди

Категория Скребицкий Г. А.

Лебеди

В начале мая приехал я из Москвы на Белое море. За одни сутки скорый поезд пронёсся более тысячи километров, и мы обогнали весну, которая не спеша, по старинке, со всеми своими гусями, лебедями и бесчисленной птичьей мелочью тоже двигалась с юга на север.

Так и посчастливилось мне в тот год два раза встретить весну: один раз в Москве, а другой раз – у Белого моря.

И до чего же хорошо в эту пору в суровом лесном краю! Вот где природа действительно ликует после долгого зимнего сна. День прибывает не так, как у нас – «на воробьиный шаг». Весной на севере ночь словно тает, как остатки льда по рекам и озёрам. Да, природе есть куда и торопиться. От сплошной темноты зимой нужно перейти к летнему круглосуточному дню. Солнцу надо успеть растопить глубокие зимние снега и хорошенько прогреть землю, чтобы всё кругом зацвело, зазеленело. Ведь недолго гостят на севере весна и лето. Вот солнце и спешит в этот короткий срок отдать земле побольше тепла и света.

Наседка

Категория Скребицкий Г. А.

Наседка

Весна. В ложбинке у дорожки

Журчит невидимый ручей.

Осины длинные серёжки

Купают в золоте лучей.

В бору пестреет бугорок,

Покрыт травою буроватой,

Из-под неё глядит сморчок,

Как гномик в шапочке помятой.

С бугра беззвучно речь ведёт:

– Встречай весну, лесной народ! —

И зяблик, сидя на сосне,

Уже поёт привет весне.

Такая картинка ранней весны, конечно, знакома каждому, кто в эту пору может заглянуть в ближайший лес и побродить по влажной, едва только освободившейся от снега земле.

Синица и соловей

Категория Скребицкий Г. А.

Синица и соловей

На самом краю деревни находился глубокий овраг. Он весь зарос деревьями и кустами, а внизу, на дне его, бежал ручеёк.

Здесь даже в жаркие летние дни было свежо и прохладно; так и тянуло прилечь на мягкий, пушистый мох и слушать неторопливо журчащую песню воды.

В зелёных зарослях по склонам оврага ютилось множество птиц. Они вили там свои гнёзда и выводили птенцов.

Привольно жилось малышам среди густых ветвей; было где полетать, попрыгать, поискать разных жучков, червячков…

И молодая синичка, которая только в этом году вывелась из яйца, чувствовала себя там превосходно.

Самый упрямый

Категория Скребицкий Г. А.

Самый упрямый

Это случилось в середине апреля. Рано утром проснулось солнышко, отдёрнуло лёгкую кисею облаков и взглянуло на землю. А там за ночь зима да мороз свои порядки понавели: свежим снегом равнины, холмы укрыли, а в лесу на сучьях деревьев развесили гирляндами ледяные сосульки.

Ребятишки последнему снегу радуются, смеются, шалят, в снежки играют.

Поглядело солнышко на эти проказы зимы и говорит: «Ну, погоди, теперь-то с тобой я живо управлюсь!» Да как начало землю пригревать, сразу и снег и лёд растопило.

Вот в лесу по ложбинке побежал весёлый говорливый ручеёк, побежал и запел свою звонкую песенку:

Я лежал в лесу и в поле

Белоснежной пеленой.

Не сидится детям в школе,

Прибегут играть со мной.

Я в мороз висел сосулькой.

Был колючий, как кинжал,

А теперь запел, забулькал,

По ложбинкам побежал.

Домик на берёзе

Категория Скребицкий Г. А.

Домик на берёзе

Зима подходит к концу. В полдень солнце сильнее пригревает, и с крыш начинает падать частая прозрачная капель.

Воробьи уже почуяли приближение весны. С самого утра они поднимают в палисадниках невообразимый шум и гвалт. С воинственным чириканьем наскакивают друг на друга, устраивают потасовки, а потом слетают на снег купаться в первых лужицах талой воды.

Но не одни воробьи так весело провожают зиму. В садах и рощах распевают синицы. Они хлопотливо перелетают с сучка на сучок, заглядывают в каждую щёлку, разыскивают там жучков, паучков. Синицы охотятся за добычей, а сами выкрикивают «чи-чи-ку, чи-чи-ку…» — будто куют подковки стеклянными молоточками.

В парках, там, где растут огромные старые деревья с морщинистой, потрескавшейся корой, тоже слышится звонкая трель птичьей песенки. Так весело распевает пищуха, забавная коричневатая птичка, вся в светлых крапинках. Пищуха не перелетает с сучка на сучок, а ловко ползает по стволам деревьев, ползёт, опираясь на свой жёсткий растопыренный хвост, и вытаскивает длинным клювом из складок коры мелких насекомых.

Любитель песни

Категория Скребицкий Г. А.

Любитель песни

Отправляясь на север, художник Никитин очень торопился. Он задумал написать картину «Весна у Белого моря». Ему хотелось, чтобы в этой картине прозвучала тема обновлённой природы, которая проснулась после долгого зимнего сна. Поэтому он и боялся пропустить самое начало весны.

Конец марта – апрель; на севере в эту пору земля и вода ещё в крепком плену у зимы, но с неба уже полились огненные потоки света и будто зажгли снега. Всё кругом – вековые леса и безбрежный простор Белого моря – сверкает, плавится в нестерпимом блеске весеннего солнца.

Свет и тепло тревожат, будят всё живое. В залитых солнцем вершинах деревьев уже зазвенела первая песня синицы, затрещал лесной барабанщик – дятел; а пройдёт неделя, другая, и по зорям на открытых полянах забормочут краснобровые петухи-тетерева.

Резвый

Категория Скребицкий Г. А.

Резвый

За мной зашел мой сосед и наставник по охоте — дедушка Пахомыч, и мы отправились с ним в лес.

Было еще очень рано. Лес только что просыпался, по-утреннему росистый и звонкий. Трещали дрозды, где-то куковала кукушка и, будто перекликаясь с ними, в ближайшей деревне на разные голоса горланили петухи.

На траве и кустах лежала сильная роса.

— В самый раз ястребят ловить, — сказал Пахомыч. — По росе крылья у них обмокнут — подходи и бери, а как подсохнут, тогда еще погоняешься.

— Далеко итти? — спросил я.

— Нет, тут рядом.

Мы вышли в мелколесье. Кое-где поднимались старые, уцелевшие после вырубки деревья. На вершине одного из них чернели наваленные сучья — очевидно, гнездо какой-то большой птицы.

Произведения разбиты на страницы