Сиротка

Категория Скребицкий Г. А.

Сиротка

Принесли нам ребята небольшого сорочонка… Летать он ещё не мог, только прыгал. Кормили мы его творогом, кашей, мочёным хлебом, давали маленькие кусочки варёного мяса; он всё ел, ни от чего не отказывался.

Скоро у сорочонка отрос длинный хвост и крылья обросли жёсткими чёрными перьями. Он быстро научился летать и переселился на житьё из комнаты на балкон.

Только вот какая с ним была беда: никак наш сорочонок не мог выучиться самостоятельно есть. Совсем уж взрослая птица, красивая такая, летает хорошо, а еду всё, как маленький птенчик, просит. Выйдешь на балкон, сядешь за стол, сорока уж тут как тут, вертится перед тобой, приседает, топорщит крылышки, рот раскрывает. И смешно и жалко её. Мама даже прозвала её Сироткой. Сунет ей, бывало, в рот творогу или мочёного хлеба, проглотит сорока — и опять начинает просить, а сама из тарелки никак не клюёт. Учили-учили мы её — ничего не вышло, так и приходилось ей в рот корм запихивать. Наестся, бывало, Сиротка, встряхнётся, посмотрит хитрым чёрным глазком на тарелку, нет ли там ещё чего-нибудь вкусного, да и взлетит на перекладину под самый потолок или полетит в сад, на двор…

Лесное эхо

Категория Скребицкий Г. А.

Лесное эхо

Мне было тогда лет пять или шесть. Мы жили в деревне.

Однажды мама пошла в лес за земляникой и взяла меня с собой. Земляники в тот год уродилось очень много. Она росла прямо за деревней, на старой лесной вырубке.

Как сейчас, помню я этот день, хотя с тех пор прошло более пятидесяти лет. День был по-летнему солнечный, жаркий. Но только мы подошли к лесу, вдруг набежала синяя тучка, и из неё посыпался частый крупный дождь. А солнце всё продолжало светить. Дождевые капли падали на землю, тяжело шлёпались о листья. Они повисали на траве, на ветвях кустов и деревьев, и в каждой капле отражалось, играло солнце.

Не успели мы с мамой стать под дерево, как солнечный дождик уже кончился.

Пушок

Категория Скребицкий Г. А.

Пушок

В доме у нас жил ёжик, он был ручной.Когда его гладили, он прижимал к спине колючки и делался совсем мягким. За это мы его прозвали Пушком.

Если Пушок бывал голоден, он гонялся за мной, как собака. При этом еж пыхтел, фыркал и кусал меня за ноги, требуя еды.

Летом я брал Пушка с собой гулять в сад. Он бегал по дорожкам, ловил лягушат, жуков, улиток и с аппетитом их съедал.

Когда наступила зима, я Перестал брать Пушка на прогулки, держал его дома. Кормили мы теперь Пушка молоком, супом, мочёным хлебом. Наестся, бывало, ежик, заберётся за печку, свернётся клубочком и спит. А вечером вылезет и начнёт по комнатам бегать. Всю ночь бегает, лапками топает, всем спать мешает. Так он у нас в доме больше половины зимы прожил и ни разу на улице не побывал.

Жена и муж-пьяница

Категория Басни Эзопа

Жена и муж-пьяница

У одной женщины муж был пьяница. Чтобы отвадить его от этого пристрастия, придумала она такую хитрость.

Она дождалась, чтобы муж ее напился и заснул, и когда он стал бесчувственным, как мертвец, она взвалила его на плечи, отнесла на кладбище, положила там и ушла. А когда, по ее расчету, он уже должен был протрезвиться, она подошла к воротам кладбища и постучала.

Крикнул муж:

«Кто там стучится у ворот?»

— «Это я, — отвечала она, — несу покойникам поесть!»

А он: «Не поесть, а попить принеси мне лучше, милейшая! Для меня мука слышать, как ты говоришь о еде, а не о вине!»

Лебедь

Категория Басни Эзопа

Лебедь

Один богач выкармливал гуся и лебедя, но с разной целью: гуся — для стола, лебедя — ради пения. А когда пришло время принять гусю ту участь, для которой его растили, была ночь, и нельзя было распознать, который кто: и вместо гуся схватили лебедя.

Но запел лебедь, почуяв смерть, и пение это обнаружило его природу и спасло от гибели.

Басня показывает, что часто дары Муз помогают избегнуть гибели.

Пастух и волк

Категория Басни Эзопа

Пастух и волк

Пастух нашел новорожденного волчонка, забрал его и выкормил вместе с собаками. Волчонок вырос; но когда случалось волку унести из стада овцу, он гнался за волком вместе с собаками, а когда собаки, не догнав волка, поворачивали, он бежал дальше, выхватывал овцу и делил с волком его добычу, а потом возвращался. Если же волки ниоткуда на стадо не нападали, он убивал овец сам и пожирал их вместе с собаками.

Наконец, пастух дознался, в чем дело, понял все и казнил волка, повесив его на дереве.

Эфиоп

Категория Басни Эзопа

Эфиоп

Один человек купил эфиопа. Он подумал, что цвет его кожи стал таким от нерадивости прежнего хозяина, и потому, как только привел его домой, стал его отмывать всеми водами и всеми щелоками. Но кожа, какой была, такой и осталась, а от его усилий эфиоп только заболел.

Басня показывает, что, каков человек от природы, таким он и останется.

Щенок и лягушки

Категория Басни Эзопа

Щенок и лягушки

Щенок бежал за одним прохожим; от долгого пути и от летней жары он устал и под вечер улегся поспать на росистой траве возле пруда.

Заснул он, а лягушки по соседству подняли громкий крик, как у них водится. Щенок проснулся, рассердился и решил подойти к воде поближе и гавкнуть на лягушек, чтобы они перестали квакать и он мог бы спать спокойно.

Но сколько он на них ни лаял, ничто не помогало; обозлился он и, уходя прочь, сказал:

«Я был бы глупее вашего, если бы вздумал вас, крикливых и несносных, научить уму и вежливости».

Басня о том, что заносчивые люди, как бы они ни старались, не могут вразумить даже своих близких.

Лев, волк и лиса

Категория Басни Эзопа

Лев, волк и лиса

Лев, состарившись, заболел и залег в пещере. Навестить своего царя явились все звери, кроме одной только лисицы.

Воспользовался этим случаем волк и стал наговаривать льву на лисицу: она, мол, звериного владыку ни во что не ставит и потому не пришла навестить его.

А лисица тут и появилась и расслышала последние слова волка.

Рявкнул на нее лев; а она тотчас попросила дать ей оправдаться.

«Кто из всех здесь собравшихся, — воскликнула она, — поможет тебе так, как помогла я, которая бегала повсюду, искала тебе лекарства у всех врачей и нашла его?»

Зима и весна

Категория Басни Эзопа

Зима и весна

Зима насмехалась над весною и попрекала ее: только она появится, как никто не знает покоя, одни идут в луга и рощи, где любо им рвать цветы, любоваться лилиями и розами и вплетать их себе в кудри; другие садятся на корабли и плывут за море, посмотреть, кто там живет; и никто уже не думает ни о ветрах, ни о ливнях.

«А я, — говорила зима, — правлю как самовластный царь и вождь: я заставляю людей смотреть не в небо, а под ноги, в землю, заставляю их дрожать и трепетать, и они стараются по целым дням не выходить из домов». 

— «Вот потому люди и рады всегда проститься с тобой, — отвечала весна, — а мое им даже имя кажется прекрасным, клянусь Зевсом, прекраснее даже всех имен. И когда меня нет, они меня помнят, а когда я прихожу, они мне рады».

Произведения разбиты на страницы